Мэри и ведьмин цветок - Мэри Стюарт - E-Book

Мэри и ведьмин цветок E-Book

Мэри Стюарт

0,0
2,99 €

Beschreibung

Непоседе Мэри кажется, что каникулы у бабушки в деревне тянутся целую вечность. Но скуке приходит конец, когда девочка встречает черного кота, и тот приводит ее в лес — на то место, где растет красивый, но очень странный цветок. Старый садовник рассказывает Мэри, что этот цветок с незапамятных времен считается волшебным — он цветет лишь раз в семь лет, и тому, кто найдет его, дарует необыкновенную силу и власть. С помощью чудесного цветка Мэри на маленькой метле взмывает за облака и приземляется в сказочной стране. Девочка оказывается в школе ведьм, где ее принимают за новую ученицу. Она начинает учиться колдовскому искусству, но вскоре понимает, что в сказочной стране творится что-то неладное...

Das E-Book können Sie in Legimi-Apps oder einer beliebigen App lesen, die das folgende Format unterstützen:

EPUB
MOBI

Seitenzahl: 118

Bewertungen
0,0
0
0
0
0
0



Содержание

Мэри и ведьмин цветок
Выходные сведения
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Примечание автора
Несколько слов от переводчика

Mary Stewart

THE LITTLE BROOMSTICK

Text copyright © Mary Stewart, 1971

Illustrations copyright © Hodder and Stoughton, 1971

‘Mary and The Witch’s Flower’ film artwork © 2018 M.F.P.

All rights reserved

First published in Great Britain in 1971 by Hodder and Stoughton.

The moral right of the author has been asserted.

Перевод с английского Марины Клеветенко

Серийное оформление Татьяны Павловой

Оформление обложки Виктории Манацковой

В оформлении книги использованы иллюстрацииШирли Хьюз (Shirley Hughes)

Стюарт М.

Мэри и ведьмин цветок : роман / Мэри Стюарт ; пер. с англ. М. Клеветенко. — СПб. : Азбука, Азбука-Аттикус, 2018.

ISBN 978-5-389-15073-7

12+

Непоседе Мэри кажется, что каникулы у двоюродной бабуш­ки в деревне тянутся целую вечность. Но скуке приходит конец, когда девочка встречает черного кота и он приводит ее в лес — на то место, где растет красивый, но очень странный цветок. Старый садовник рассказывает Мэри, что этот цветок с незапа­мятных времен считается волшебным — он цветет лишь раз в семь лет, и тому, кто найдет его, дарует необыкновенную силу и власть. С помощью чудесного цветка Мэри на маленькой метле взмывает за облака и приземляется в сказочной стране. Девочка оказывается в школе ведьм, где ее принимают за новую ученицу. Она начинает учиться колдовскому искусству, но вскоре понимает, что в сказочной стране творится что-то неладное...

© М. Клеветенко, перевод, 2018

© Издание на русском языке, оформление.ООО «ИздательскаяГруппа„Азбука-Аттикус“», 2018Издательство АЗБУКА®

Посвящается Трою, моему домашнему фамильяру1, и Джонни, коту, пришедшему с холода

1Фамильяр — волшебный дух, который служит ведьмам и колдунам.

Глава 1

Бедная крошка плачет у окошка

Даже имя у нее было самое заурядное — Мэри Смит. «Какая же тоска, — думала Мэри, — когда тебе десять лет, ты сидишь в комнате одна, и глядишь в окошко на серый осенний день, и вдобавок зовешься Мэри Смит».

Ей одной в семье не повезло с внешностью. У Дженни длинные волосы золотистого оттенка, а Джереми все называют красавчиком. Они старше, умнее и гораздо, гораздо симпатичнее Мэри. Кроме того, они близнецы и всегда вмес­те, а Мэри младше их на пять лет и порой ощущает себя единственным ребенком. Нет, она не завидовала близнецам; напротив, ей казалось естественным, что у них есть то, чего нет у нее. А теперь еще и это...

Поначалу, когда выяснилось, что папа уезжает в Америку за месяц до конца каникул и берет маму с собой, все складывалось не так уж плохо.­ Решили, что Дженни и Джереми поедут в Йоркшир на ферму к однокласснику Джереми, а Мэ­ри — к маминой сестре тете Сью, у которой трое детей, одиннадцати, восьми и четырех лет, и живет она в часе езды от моря.

Однако в тот день, когда Дженни и Джереми уехали, пришло письмо от тети Сью. Она сообщала, что дядя Гил и старшие дети слегли с грип­пом и в таких обстоятельствах тетя Сью не считает себя вправе рисковать здоровьем Мэри, не говоря о дополнительных хлопотах, которых требует уход за больными...

Вот так всегда. Опять близнецам все, а ей ничего. Пусть Мэри не будет собирать урожай, не увидит тракторов и не покатается на двух стареньких пони с фермы, но она надеялась, что ей хотя бы разрешат поехать к тете Сью и подхватить грипп. По крайней мере, болела бы в компании.

Сейчас, когда Мэри в одиночестве грустила у окна, грипп казался счастьем. Она совершенно забыла про температуру, ломоту в костях, про то, как скучно лежать в постели. И даже про липучку Тимоти, который в свои четыре года порой — а если честно, то всегда — бывал несносен. Зато как чудесно они проводили бы время с началом выздоровления! Читали бы книжки, играли, болтали и смеялись. Мэри так и видела перед собой эту картину, в пятнадцатый раз сокрушаясь, что не уехала к тете Сью и не заболела до того, как мама, получив письмо, бросилась к телефону. В итоге Мэри виновато спровадили в тихий деревенский дом к двоюродной бабушке Шарлотте.

Где не происходило ровным счетом ничего. Скорее бы каникулы кончились — в школу и то лучше ходить...

И теперь Мэри хмуро взирала на сад, где ветер шелестел палой листвой на лужайке.

Двоюродная бабушка Шарлотта, старенькая, добрая и совершенно глухая, жила в Шропшире, в просторном доме красного кирпича. Чтобы добраться до проезжей дороги, нужно было шагать примерно милю через лес и вишневые сады. Сады когда-то принадлежали усадьбе, но теперь их арендовала компания, которая выра­щивала вишни на продажу. Калитку в сад закры­ли, ходить туда не разрешали. Половину дома тоже сдавали, но жильцы уехали отдыхать, и от вида ставней на окнах и запертой древней боковой двери делалось еще тоскливей.

Деревушка Редмейнор — десяток домов вокруг церкви и почтового отделения — лежала в миле от дома. К деревне вела узкая проселочная дорога; Мэри иногда по ней гуляла и ни разу не встретила ни единой живой души.

Бабушка Шарлотта жила вместе со старинной подругой и компаньонкой мисс Марджорибанкс (произносится Маршбанкс), престарелой шотландской экономкой миссис Маклойд (произносится Маклауд) и стареньким пекинесом по кличке Кун-цзы (произносится Конфуций). Для полного счета еще были миссис Бэнкс и ее дочь Нэнси, которые приходили убираться, и старый­ садовник Зеведей. Не лучшее общество для мисс Мэри Смит, застенчивой особы десяти лет от роду.

Мисс Мэри Смит критически осмотрела в зеркале свой язык. Здоровее не бывает. Да и чувствовала она себя превосходно.

Мэри спрятала язык, снова показала его своему отражению и спустилась на первый этаж, поискать какое-нибудь занятие.

В гостиной у окна мисс Маршбанкс разбирала шелковые нитки для вышивания. В камине до­горало одинокое полешко, а перед огнем, переваривая второй завтрак, восседал недовольный Конфуций. Двоюродная бабушка Шарлотта расположилась в кресле с подголовником, сбоку от камина, и, вероятно, тоже переваривала второй завтрак, но в отличие от пекинеса выглядела вполне умиротворенной. Бабушка Шарлотта спала.

Мэри на цыпочках скользнула к окну, тихонь­ко села рядом с мисс Маршбанкс и стала смот­реть, как та вытаскивает нить абрикосового цве­та из мотка светло-терракотовой пряжи. Вместе цвета смот­релись ужасно. Мисс Маршбанкс тянула, встряхивала, выпутывала и наконец схит­рила — отрезала обе нитки ножницами. Затем стала наматывать их на полоски, сложенные из газет.

Мэри открыла было рот, чтобы предложить помощь, но мисс Маршбанкс сурово глянула на нее старческими голубыми глазами.

— Тсс, Конфуция разбудишь, — прошипела она, отодвигая коробку с нитками подальше. — А Конфуций разбудит твою бабушку.

— Но я... — начала Мэри.

— Тсс, — повторила мисс Маршбанкс.

Так же на цыпочках Мэри вышла из гостиной и целых две с половиной минуты закрывала за собой дверь, чтобы та не скрипнула.

На кухне миссис Маклауд готовила перевернутый пирог. Кухарка стояла перед видавшим виды кухонным столом и что-то размешивала­ в желтой миске. Она едва ли заметила робко во­шедшую Мэри, поскольку разговаривала сама с собой на каком-то очень странном языке. «Или, — внезапно подумала Мэри, переведя взгляд с худого лица и костлявых рук миссис Маклауд на кипящую рядом на плите кастрюльку, — творила заклинание».

— Пару унций муки, — бормотала миссис Маклауд, энергично размешивая ложкой, — щепоть соли, маленько сахарку...

— Что вы готовите? — спросила Мэри.

Миссис Маклауд вздрогнула, так что деревянная ложка стукнула о миску, а на столе задребезжали жестянки с солью, сахаром и содой.

— Боже милосердный! — воскликнула кухарка. — Испужала-то как меня, деточка! Чего тебе?

Миссис Маклауд вновь принялась размешивать тесто, глядя в потрепанную поваренную книгу, прислоненную к миске с яйцами.