Он свое получит - Джеймс Хэдли Чейз - E-Book

Он свое получит E-Book

Джеймс Хэдли Чейз

0,0
2,49 €

Beschreibung

За полвека писательской деятельности британский автор детективов Рене Брабазон Реймонд (1906–1985) опубликовал около девяноста криминальных романов и сменил несколько творческих псевдонимов. Самый прославленный из них — Джеймс Хэдли Чейз. "Я, как ищейка, беру след и чую, чего хочет читатель. И что он купит" — так мэтр объяснял успех своих романов, охотно раскрывая золотоносный секрет: читателей привлекают "действие и ритм". В XX веке не осталось места неспешным старомодным историям, в которых эксцентричный сыщик расследует загадочное убийство аристократа в декорациях уютного загородного особняка; по законам нового времени детектив пускает в ход револьвер едва ли не ча

Das E-Book können Sie in Legimi-Apps oder einer beliebigen App lesen, die das folgende Format unterstützen:

EPUB
MOBI

Seitenzahl: 339

Bewertungen
0,0
0
0
0
0
0



Оглавление

Выходные сведения
Он свое получит
Глава первая
Глава вторая
Глава третья
Глава четвертая
Глава пятая
Глава шестая
Глава седьмая
Глава восьмая

James Hadley Chase

YOU’VE GOT IT COMING

Copyright © Hervey Raymond, 1955

All rights reserved

Перевод с английскогоНаталии Рейн

Серийное оформление Вадима Пожидаева

Оформление обложки Валерия Гореликова

Издание подготовлено при участии издательства «Азбука».

ЧейзДж. Х.

Он свое получит: роман / Джеймс Хэдли Чейз ; пер. с англ. Н. Рейн. — М. : Иностранка, Азбука-Аттикус, 2019.

ISBN 978-5-389-16387-4

16+

За полвека писательской деятельности британский автор детективов Рене Брабазон Реймонд (1906–1985) опубликовал около девяноста криминальных романов и сменил несколько творческих псевдонимов. Самый прославленный из них — Джеймс Хэдли Чейз. «Я, как ищейка, беру след и чую, чего хочет читатель. И что он купит» — так мэтр объяснял успех своих романов, охотно раскрывая золотоносный секрет: читателей привлекают «действие и ритм». В XX веке не осталось места неспешным старомодным историям, в которых эксцентричный сыщик расследует загадочное убийство аристократа в декорациях уютного загородного особняка; по законам нового времени детектив пускает в ход револьвер едва ли не чаще, чем дедукцию.

©Н. В. Рейн (наследник), перевод, 2019

© Издание на русском языке,оформление.ООО «Издательская Группа„Азбука-Аттикус“», 2019Издательство Иностранка®

Он свое получит

Глава первая

I

Лишь только он вошел в комнату, в ту же секунду она поняла: что-то случилось.

Бросив ровным, невыразительным голосом: «Привет, детка», он, даже не взглянув на нее, снял шляпу и плащ, швырнул их на диван, подошел к камину и опустился в кресло. Мертвенно-бледное его лицо словно окаменело, а отсутствующее выражение глаз сделало совсем чужим, не похожим на самого себя.

За все шесть месяцев, что они были вместе, она никогда не видела его в таком состоянии. И в голову пришло единственное объяснение: он собирается ее бросить.

Неделями она задавала себе один и тот же вопрос: сколько это еще продлится? Не то чтобы она замечала, что наскучила ему, совсем нет. Просто это был девятый мужчина в ее жизни, и она не сомневалась, что рано или поздно снова останется одна, потому что давно уже не строила иллюзий относительно своих взаимоотношений с мужчинами. Ей было тридцать два, и жизнь, которую ей довелось прожить, унесла почти весь блеск ее молодости и красоты. Однажды, как ей теперь казалось, невероятно давно, она получила второй приз на конкурсе «Мисс Америка — 1947», обладай она тогда нынешним опытом, то разыграла бы совсем иную партию с теми двумя членами жюри и была бы первой, а не второй. Она прошла неизбежные кинопробы и играла второстепенные рольки во второсортных картинах у режиссера Солли Ловенстейна. Возможно, она повела себя с Солли чересчур уступчиво. Надеялась, что тот будет продвигать ее в кино, стоит ей уступить, однако вышло все наоборот. Через несколько месяцев он потерял к ней всякий интерес, и, словно по его сигналу, кинокомпания тоже. После Голливуда какое-то время работала манекенщицей, потом устроилась барменшей в ночной клуб. Именно здесь, в «Эльдорадо», познакомилась с Беном Делани. Последующие год и два месяца стали пиком ее жизни. Она путешествовала с Беном по Европе, ходила с ним на вечеринки и приемы в Нью-Йорке, плавала в синей морской воде в Майами, каталась на лыжах в Швейцарии. Их связь тянулась так долго, что ей стало казаться: вот оно настоящее. Но в конце концов он остыл и бросил ее.

Она не видела Бена уже два года, но часто вспоминала о нем, узнавала о его успехах из газет и мечтала снова подцепить его на крючок. После Бена в ее жизни были мужчины, но все они казались какими-то бесплотными тенями, не оставлявшими ни малейшего следа в ее памяти. И вот, когда она почти уже дошла до ручки, вконец опустилась, обнищала, продала все меха и драгоценности, подаренные Беном, в ее жизнь ворвался Гарри Гриффин.

Гарри, пилот гражданской авиации, работал в «Калифорниэн эйр транспорт корпорейшн» и летал на линии Лос-Анджелес — Сан-Франциско. Он был на четыре года моложе. Его лихая и бесшабашная манера держаться, его вид, словно говоривший окружающим: «Лично я плевать хотел на все, почему бы и вам не наплевать тоже», казались ей неотразимыми. Высокий и крупный, он был сложен, как тяжелоатлет. Беззаботный и разгульный характер, внешнее обаяние, живой, вспыльчивый, но отходчивый нрав — именно эти качества она ценила в мужчине превыше всего.

Она зашла в ночной клуб узнать, не найдется ли там для нее работы, и столкнулась с ним лицом к лицу сразу после того, как получила краткий и грубый отказ от управляющего. Позднее, вспоминая об этом, она благословляла царивший в коридоре полумрак, потому что выглядела тогда под стать своему состоянию — измученной, старой и никому не нужной.

Гарри стоял, решительно преградив ей путь, красивое и мрачное лицо освещала ухмылка, а в глазах она с удивлением заметила азартный охотничий блеск, который уже не надеялась увидеть во взоре мужчины, обращенном на нее.

— Составьте мне компанию, — произнес он. — Вы именно та девушка, которую я мечтал встретить со дня окончания колледжа!

Он повел ее обедать. Каким-то невероятным образом ей удалось быть веселой, милой и остроумной. Потом он пошел провожать. Она ожидала, что сейчас Гарри напросится в гости, и восприняла его вопрос: «Может, сходим послезавтра еще куда-нибудь пообедать?» — как вежливое «прощай». Ей так не хотелось терять его, что она спросила: «Может, зайдете что-нибудь выпить?» Но он усмехнулся и покачал головой: «Очень хотелось бы, но сегодня я на дежурстве. Не занимайте послезавтрашний вечер. Я за вами заеду».

Она не надеялась увидеть его снова, однако через день он заехал около восьми часов вечера, и они отправились обедать. В ту же ночь они стали любовниками, и с тех пор через день он заезжал за ней и они шли куда-нибудь в город или оставались дома, сидели у камина и болтали, а потом занимались любовью. И так в течение полугода, вплоть до сегодняшнего вечера, когда не успел он войти, как она поняла: что-то случилось.

«Вот оно, — подумала она, когда он поднялся, чтобы повесить плащ. — Так я и знала. Все это было слишком хорошо, чтобы тянуться долго. Что ж, по крайней мере у него хватило приличия, чтобы зайти и сказать мне». Она подошла к столу, вынула сигарету из коробки и, закуривая, заметила, как дрожит рука.

— Ты что-то сегодня рано, Гарри, — произнесла она и искоса взглянула на него.

Лениво развалясь в кресле, он хмуро смотрел в камин. Густые темные брови насуплены, на лбу блестят мелкие капельки пота.

— Угу, — сказал он, не глядя в ее сторону.

Она выждала с минуту, потом спросила тихо:

— Что-то случилось?

— С чего ты взяла? — сердито ответил он. — Дай-ка мне лучше выпить. Хочу надраться как следует.

Она подошла к буфету, где хранилась бутылка виски. Бутылка была на три четверти пуста. «Конечно, должен же он выпить для храбрости, прежде чем выложить эту новость мне».

Она подошла к камину и протянула ему стаканчик.

— Это все, что есть. Кончилась выпивка. — Она присела рядом. — Как назло.

— Ну так устроим вылазку, рейд по барам. — Одним махом он осушил стаканчик и поставил его на стол. — Но только мне придется занять у тебя денег, Глория. Я без гроша. Последний доллар истратил на такси, чтобы добраться сюда. Что-нибудь наскребешь?

Глория взяла сумочку, вынула кошелек. Руки дрожали так сильно, что ей с трудом удалось расстегнуть его. Она достала два доллара и несколько центов и протянула ему:

— Это все. Больше у меня нет.

Он удивленно уставился на нее:

— Но ведь можно получить по чековой книжке. Есть поблизости банк?

— У меня уже давным-давно нет никаких сбережений, — сказала она, с трудом выдавив улыбку. — Не ты один сидишь без гроша, Гарри.

Он скорчил гримасу, потом взял пачку сигарет, выбил одну щелчком и закурил.

— Ладно, это еще не трагедия. — Он усмехнулся. — Мы оба на мели. Ну и что с того?

Она бросила на него беглый взгляд. Если это действительно начало конца, то такого в ее практике еще не было.

— Что случилось, Гарри? Почему ты без денег? У тебя неприятности?

— Неприятности... Мягко сказано! — Улыбка его угасла. —Идем. Я заложу часы. Надраться в лоскуты — это все, что мне остается сегодня.

— Ради бога, скажи! Я хочу знать, что случилось.

Он помолчал с минуту, потом пожал плечами.

— Я потерял работу. Вот что случилось. Попросту говоря, меня вышвырнули... Ладно, признаю, я сам нарвался. Но мне от этого не легче. Худо то, что как раз завтра — день выплат, а мне ничего не светит.

— Ты потерял работу... — произнесла она, и по спине у нее пробежал холодок. — Но, Гарри...

— Я все понимаю. — Он провел рукой по волосам. — Я понимаю, и нечего мне говорить... Такое дело... Откуда мне было знать, что сам старый хрыч полетит этим рейсом? Я его ни разу в глаза не видел. Подумать только — устроить проверочную поездку, шпионить за нами! Это только лишний раз доказывает, какая он мерзкая, вонючая крыса!

— Какой хрыч?

— Босс. Президент «Калифорниэн эйр транспорт корпорейшн», — нетерпеливо воскликнул Гарри. — Откуда мне было знать, что он пролез на борт и затаился там, в хвосте, как раз когда я... — Он замолк и испытующе посмотрел ей в глаза. — Глори, я думаю, ты должна знать все в деталях. Они довольно противные, но ты и я... Мы неплохо ладили все это время. И если не тебе рассказать все как на духу, то кому же еще?..

— Надеюсь, ты и вправду так думаешь, — сказала она, и ей захотелось плакать.

Гарри наклонился и положил свою крупную ладонь ей на запястье.

— Ну, ясное дело... Не знаю, как ты, Глори, но мне думается, нам было совсем неплохо вдвоем. Ты была добра ко мне. Я готов набить себе морду за свою тупость. Уж слишком меня занесло. Думаю, ты знаешь, как чувствует себя мужчина, связанный разными там обязательствами по рукам и ногам. А мне как раз и нравилось в тебе... Ну, что ты просто была рядом. Понимаешь, о чем я говорю?

«Да, я была просто рядом, — с горечью подумала Глория. — И я знаю, как чувствует себя мужчина, связанный чувством долга. Лучше бы не знать...»

— Так что же, Гарри?

— Да, так вот... — Он похлопал ее по руке и нахмурился снова. — Эта стюардесса... Последние три рейса она прямотаки раздавала мне авансы. Прелесть девчонка: светленькая, чистенькая — одно слово, куколка. И мне вдруг подумалось: а почему бы не... Ты прекрасно знаешь весь этот расклад. И у меня еще хватило ума притащить на борт пинту, к которой я пару раз приложился. Потом попросил Тома сесть за штурвал, а сам пошел в хвост. И в самый интересный момент там возник этот лысый ястреб, прямо как дух отца Гамлета! Боже! Я думал, у него башка оторвется, так он вопил. Он насилу дождался, пока мы приземлимся, и тут же вышвырнул меня вон.

«Стюардесса... Прелесть девчонка... Хорошенькая, как куколка», — в ее ушах звучали только эти слова. Все же ей удалось изобразить нечто вроде сочувственной улыбки.

— Не повезло... Жаль. Мне очень жаль... — Она пыталась сдержаться, но не смогла: — А эта девушка? Она и ты...

Гарри замотал головой:

— Да господь с тобой! Она же еще совсем дитя! Понять не могу, о чем я тогда думал! Знаешь, как это бывает: завелся, да еще и выпил лишку... — Он провел рукой по волосам. — Да я придушить ее сейчас готов! Не строй она мне глазки, не был бы я теперь безработным!

Глория глубоко вздохнула. Ей стало немного смешно.

— Ты подыщешь другую работу, Гарри. Это еще не конец света.

Он резко вскочил и нервно заходил по комнате.

— Это именно конец света. Конец всему. Потому что моя жизнь — это авиация. Единственное, на что мне не наплевать, единственное дело, в котором я чего-нибудь стою. А уж старик обязательно позаботится, чтобы меня на пушечный выстрел не подпустили к летному полю. Он крупная шишка в этом мире и сил не пожалеет, чтобы облить меня грязью с головы до ног. Конечно, я могу найти какую-нибудь другую работу, но давай смотреть правде в глаза — настоящей моей карьере конец! Раз и навсегда!

— Нет, Гарри! Ты обязательно найдешь приличную работу. Ведь ты такой энергичный, умный! Быть командиром корабля, конечно, хорошо, но какие тут перспективы? Пройдет не так много времени — и тебя уволят по возрасту.

«Кто бы говорил о возрасте», — мелькнула горестная мысль. Но она продолжала:

— А может, это и к лучшему, как знать. Ты еще молод, ты можешь начать...

Тут она увидела выражение его глаз, и голос ее угас.

— Прекрати, Глори! Много ты в этом понимаешь!

Она тут же поняла, что допустила ошибку, — не стоило вторгаться в те сферы, которые затрагивали самые сокровенные струны его души.

— Ты прав, — сказала она. — Я и своей-то жизнью распорядилась нелучшим образом, а тебя поучаю... Прости.

Он вдавил окурок в пепельницу и тут же взял новую сигарету.

— Ладно, проехали. — Гарри подошел и сел рядом с ней на диван. — Я сам напросился. Даже старую вонючку винить не имею права. Что ему оставалось делать? Надо быть последним идиотом, чтобы клюнуть на эту белую мышь! И от этого страдаешь ты, Глори. Не будет больше ни обедов, ни походов в кино. Наверное, ты должна указать мне на дверь. Что теперь от меня толку!

Сердце ее сжалось. Вероятно, он все же хочет избавиться от нее и выдумал всю эту историю, чтобы легче было расстаться.

— Нисколько я не страдаю, — ответила она. — Мне нужен ты сам, а не твои обеды и кино.

Он усмехнулся, но она видела, что ему приятно слышать все это.

— Когда ты смотришь на меня такими глазами, я почти готов верить тебе...

— Ты должен мне верить! — Она встала, закурила сигарету. «Не стоит выдавать свои чувства, это может отпугнуть его»... И, после паузы, продолжала: — Говорят, что вдвоем жить дешевле, чем поодиночке. Хочешь переехать ко мне, Гарри? — Она ждала ответа, и сердце бешено колотилось. «Он откажется, конечно же откажется...»

— Переехать к тебе? Ты что, серьезно? — спросил он в недоумении. — А я как раз подумывал, что не мешало бы подыскать жилье подешевле. Теперь я не смогу снимать такую дорогую квартиру, как прежде. Ты действительно хочешь, чтобы я к тебе переехал?

— Конечно. Почему бы нет? — Она отвернулась, чтобы он не видел, как слезы застилают ей глаза. Даже теперь, без денег, без работы, без всяких перспектив, он был для нее дороже и нужней всего на свете.

— Ну, не знаю... — протянул Гарри и потер подбородок. — Люди подумают, что я живу за твой счет. И потом: не будем ли мы действовать друг другу на нервы? Я вовсе не ангел, и со мной не так-то просто ладить. Ты уверена, что хочешь этого?

— Да.

Он никак не мог понять, почему так дрожат ее плечи. Потом подошел и посмотрел в глаза:

— Э-э-э, Глори... Да ты никак плачешь? Чего ты плачешь?

— Сама не знаю, — сказала она, высвободилась из его объятий и достала платок. — Наверное, потому, что мне больно, когда у тебя неприятности, Гарри. — Она взяла себя в руки и улыбнулась. — Ну так что, переезжаешь?

— Да. Ты очень добра ко мне, Глори. Я найду работу. Что-нибудь да найду, чтобы нам хватало на жизнь... Слушай, может, мне прямо сейчас поехать к себе и собрать вещи? Ничего, если я перееду прямо сегодня?

— Конечно. — Она обвила руками его шею. — Я так рада, Гарри! Я еду с тобой. Я мастак складывать вещи. А потом мы заложим что-нибудь и отметим это событие, о’кей?

— Будь спокойна! — Он улыбнулся. — Я уже вижу, как мы живем с тобой вдвоем. Нам будет хорошо, детка, увидишь.

II

Неделю спустя в начале девятого утра Глория вышла из ванной в спальню, где спал Гарри. Она старалась двигаться как можно тише, чтобы не разбудить его. Присела на пуфик перед трюмо и стала расчесывать волосы.

«Только когда живешь с человеком вместе, начинаешь узнавать его по-настоящему», — размышляла она, глядя на отражение Гарри в зеркале. Эксперимент с переездом превзошелвсе ожидания, однако сам Гарри беспокоил ее. Он уверял, что подыщет работу, чтобы вдвоем было на что жить, однако, похоже, вовсе не собирался ничего искать. Это ей удалось устроиться маникюршей в отель «Звезда» в двух кварталах от дома. Она получала там не больше пятнадцати-двадцати долларов в неделю, но все лучше, чем ничего.

Ей хотелось, чтобы Гарри занялся поисками работы более серьезно. Он редко поднимался с постели раньше одиннадцати и всю первую половину дня просиживал в кресле с карандашом и газетой в руках, изучая объявления по найму. Отмечал два или три и во второй половине дня выходил посмотреть, что предлагают. Возвращался после шести, сердитый и угрюмый, и говорил, что не собирается вкалывать за какие-то несчастные тридцать долларов в неделю.

— Стоит поступить на какую-нибудь работу, Глори, — говорил он ей, — и ты пропал. У тебя сразу появляется психология тридцатидолларового человечка. Я заслуживаю лучшей участи.

Но она знала, что это просто отговорки. Теперь она понимала, что авиация была для него всем и он никак не может заставить себя поступить на работу, которая лишила бы его последнего шанса вернуться на летное поле.

Но еще больше не нравились ей его отношения с местными лавочниками. «Он поступает почти как жулик, как бесчестный человек», — с тревогой думала она. Он не зарабатывал ни цента, однако каждую пятницу, возвратившись из отеля домой, она обнаруживала на кухонном столе пакет, полный разной снеди, мяса на целую неделю и две непременные бутылки виски.

— Но, Гарри, нельзя же до бесконечности набирать в долг! — протестовала она. — Кто будет оплачивать счета? Ведь рано или поздно придется платить.

Он смеялся.

— Пусть я неудачник по части поисков работы, зато настоящий гений по части выколачивания товара в кредит! Если эти простаки запросто выдают продукты, нам-то чего беспокоиться? Они пребывают в уверенности, что я единственный наследник богатого дядюшки, который вот-вот отдаст концы. Я сказал им, что дядюшка тянет на сорок тысяч и практически все наследство отойдет ко мне. Если они такие дураки, что верят этой байке, мне что за дело? И потом, я не собираюсь жить за твой счет. Ты платишь за квартиру, я приношу еду. Пока это все, чем я могу помочь.

Ее беспокоило также и то, что он часто бывал угрюмым и молчаливым. Потом сообразила: периоды депрессии совпадали с днями его рейсов. С теми днями, когда он выводил самолет на взлетную полосу и вел его в Сан-Франциско. Она догадывалась, как Гарри скучает и по своей «птичке», и по ребятам, с которыми летал, хотя сам он никогда не говорил ей об этом.

Глория попыталась уговорить его сходить на аэродром и повидаться с ребятами.

— Никогда! — воскликнул он и весь вспыхнул. — Ребята уважали меня. Теперь они наверняка считают меня полным дерьмом. Нет, им неохота со мной встречаться. Уверен.

Она отложила щетку, встала и сняла халат. Потом скользнула в платье и, когда стала застегивать крючки, почувствовала на себе взгляд Гарри. Она улыбнулась:

— Принести тебе кофе? У меня еще есть время.

— Нет, спасибо. Встану и сварю себе сам, попозже. — Он потянулся за сигаретой и медленно сел. — Знаешь, Глори, я все глядел на тебя, пока ты расчесывала волосы. Похоже, жизнь со мной пошла тебе на пользу. — Он усмехнулся. — Ты выглядишь моложе, красивее, счастливее. На тебя и посмотреть сейчас приятно.

Она знала: он говорит правду. Она действительно чувствовала себя счастливее и моложе, но могла быть еще счастливее, если бы в его душе воцарился мир и покой. И она подумала: «Вот сейчас самый подходящий момент поговорить».

— Я бы очень хотела сказать то же самое о тебе, Гарри. Но ты не выглядишь счастливым. И это меня огорчает.

Он отвел глаза:

— Нашла из-за чего огорчаться. Ничего, скоро войду в норму. Все утрясется.

Она присела на край кровати, поближе к нему.

— Думаю, если ты в самом скором времени не устроишься на работу, тебе все опротивеет, и прежде всего мой вид.

— Не болтай ерунды. Уж что-что, а твой вид мне никогда не опротивеет. — Он задумчиво посмотрел на нее, словно решая, стоит говорить дальше или нет, потом спросил: — Скажи, ты не против махнуть со мной в Париж, Лондон и Рим?

— О-о, Гарри, я и мечтать об этом не смею... — растерянно сказала она. — Это было бы чудесно, но какое отношение имеют к нам Париж, Лондон и Рим, скажи на милость?

— А ты не против иметь миллион долларов? — спросил он и сжал ее запястье.

— Конечно не против. А тебе не хотелось бы стать президентом Соединенных Штатов? — парировала Глория и усмехнулась. Усмешка получилась вымученной. Она подметила в его глазах странное выражение и почему-то испугалась.

— Я серьезно, Глори. Это вовсе не шутки. Я знаю, где и как можно раздобыть три миллиона долларов. Найти бы еще помощников, чтобы провернуть это дельце, и считай, что миллион чистыми у меня в кармане, если не больше.

— Но, милый...

— О’кей, все в порядке. Что ты смотришь на меня с таким ужасом? Слушай, Глори, я уже сыт по горло поисками этой проклятой работы. Ты права: командир корабля — это не предел мечтаний. Весь мир делится на дошлых парней, которые умеют обтяпывать делишки и богатеют, и простаков, которым суждено прозябать в бедности. Я слишком долго был таким простаком, настала пора меняться. Я знаю, как заиметь три миллиона долларов, и буду их иметь!

Она почувствовала, что кровь отливает от лица.

— Где, как? Что ты болтаешь?

Он откинулся на подушки и пристально, с прищуром взглянул на нее:

— Давай начистоту, Глори. Ты была добра ко мне. Я многим тебе обязан. Ты единственная, кому я могу довериться и на кого могу положиться. Если удастся провернуть это дельце, можешь рассчитывать на часть прибыли. Я вовсе не собираюсь пускаться в авантюру. Будь уверена, все пойдет как по маслу. И пальцем не шевельну, пока не обмозгую все, до последней детали. Мне неохота вовлекать тебя в эту историю, особенно после всего, что ты для меня сделала. В общих чертах план уже разработан. Остались две проблемы. Если придумаю, как их решить, мы будем с тобой обеспечены на всю оставшуюся жизнь.

— Гарри, милый... — пролепетала она еле слышно, сердце бешено колотилось. — Я не понимаю, о чем ты. Прости за тупость, но не понимаю.

— Конечно не понимаешь. — Он покровительственно похлопал ее по руке. — Сейчас объясню, только ты должна дать слово, что все это останется между нами.

Она вдруг почувствовала легкое головокружение и дурноту.

— Надеюсь, ты не собираешься делать ничего противозаконного, чтобы потом полиция...

Его густые брови сердито сошлись на переносице, а глаза приобрели угрюмое и злое выражение, столь хорошо знакомое ей в последнее время.

— Ладно, забудем все это, — нетерпеливо произнес он. — Да и времени нет заниматься трепотней. Давай одевайся, а тоопоздаешь на службу. — Он вскочил с кровати, сбросив ее руку со своей. — Иду варить кофе. — И исчез на кухне.

Еще долго она неподвижно сидела на кровати, прижав руки к груди. Затем встала, подошла к зеркалу, быстро провела расческой по волосам, застегнула до конца крючки на платье и пошла на кухню. Стоя у плиты, Гарри готовил кофе.

— Умоляю тебя, Гарри, ради бога, скажи, что ты задумал! — Она постаралась унять дрожь в голосе. — Я никому не скажу, честное слово!

— Нет, уж лучше держать язык за зубами, — проворчал он, но она видела, что его так и подмывает рассказать ей все. — Только вот что: больше всего на свете мне не хотелось бы слышать твоего нытья: «не смей, не делай, не надо»! Я решился, и никакая сила в мире меня не остановит, в том числе и ты. Как только деньги будут у меня в кармане, я поеду в Лондон, потом в Париж и Рим. Хочу погулять немного, поразвлечься, повидать мир. А потом заведу свой маленький бизнес — знаешь, нечто вроде частного воздушного такси. Сначала войду в долю, потом, возможно, и отделюсь и буду летать куда и сколько угодно. Именно о такой работе я мечтаю и буду ее иметь!

— Понимаю...

— Получу деньги, — продолжал он, — и махну путешествовать, с тобой или без тебя. Не захочешь ехать со мной — так и скажи. А захочешь — что ж, прекрасно, о лучшей компании для поездки по Европе я и не мечтаю. — Он налил кофе в чашку и поставил на стол. — У тебя есть время прикинуть. Не думай, что я вынуждаю тебя принимать решение под дулом пистолета. Совсем нет. Но план свой я должен осуществить, это единственный шанс вернуться в авиацию. Буду сам себе хозяин, а значит, и денежки у меня заведутся, капитал. Одно место рядом со мной свободно. Я предлагаю его тебе, решай. Если нет, еду один.

Она пыталась сохранить спокойствие, но ею все сильнее овладевал тошнотворный, леденящий душу страх, от которого дрожали и руки, и ноги, и голос.

— Что ты надумал, Гарри? — спросила она и присела на табуретку.

— Двадцать пятого числа на одном из самолетов нашей компании будет перевезена в Сан-Франциско партия алмазов. Потом их кораблем должны отправить в Токио. Мне это известно, потому что именно я должен был вести самолет. Партия алмазов на три миллиона долларов. Я собираюсь их взять.

Ощущение было такое, что в сердце ей вонзился осколок льда.

«Он сошел с ума! Алмазы! На три миллиона долларов! Его поймают и посадят в тюрьму лет на двадцать, если не больше. Ему будет под пятьдесят, когда выйдет оттуда, а мне...» Она вздрогнула при мысли о том, во что она превратится через двадцать лет.

— Нечего на меня так смотреть, — проворчал он. — Я знаю, почему ты скисла. Ты думаешь, меня поймают? Так вот — я и шагу не ступлю, пока не будет пятидесяти шансов против одного, что сумею с ними смыться. Я и сейчас почти уже уверен, что все будет о’кей, а через неделю буду знать наверняка.

— Но, Гарри, стоит ли так рисковать? — прошептала она, изо всех сил стараясь сохранять спокойствие. — Вспомни, часто ли удавались такие крупные ограбления? Не лучше ли...

— Ты ведь не знаешь, что я придумал. Потрясающе! Такого еще никогда не было! — Лицо его утратило мрачное и злое выражение и светилось вдохновением. Таким она его никогда не видела. — Я собираюсь похитить этот самолет!

Она изумленно смотрела на него:

— Что ты такое говоришь...

— Что слышишь! — нетерпеливо перебил он. — Таков план. Алмазы повезут в обычном пассажирском самолете. О них никто не будет знать, кроме хрыча и пилота. Я куплю билет на этот самолет и полечу как пассажир. Со мной должны быть еще двое. Сразу после взлета мы приступаем к делу. Двое ребят возьмут на себя пассажиров и команду. Я сяду за штурвал и посажу самолет в пустыне. Там нас уже будет ждать машина. Загружаемся в нее вместе с алмазами — и ходу! Неподалеку от этого места есть маленький аэродром. Я заранее закажу себе билет и сделаю так, чтобы мы приземлились в Мексике. Главное здесь — быстрота действий. Пока они поднимут тревогу, я буду уже на полпути к Мексике. Там и отсижусь, пока не пристрою камешки. Вот тут, кстати, стоит еще подумать. Надо найти на них покупателя.

Она слушала его и не верила своим ушам: как мог взрослый и, в общем-то, неглупый человек всерьез верить в осуществление столь безумной и опасной идеи?

— Но это первое, о чем надо бы подумать, Гарри. Прежде чем похищать алмазы стоимостью три миллиона долларов, надо четко представлять, кто их купит и сколько заплатит. Не надеешься же ты, Гарри, что на них клюнет первый встречный? Их слишком много — это раз, их будет активно искать полиция — это два. Кому охота рисковать?

— Да уж найдется кто-нибудь, была бы цена подходящей, — раздраженно буркнул Гарри.

— Но ведь ты хочешь миллион, или я ослышалась?

Гарри хмуро взглянул на нее:

— Ты это что — нарочно? Стараешься меня отговорить?

— Мне кажется, ты недооцениваешь всей сложности этой... операции.

— Я только и делаю, что думаю о разных сложностях! — сердито воскликнул он. — Конечно, сложности есть. Такая затея — это тебе не прогулка под луной. Но я все устрою, уж как-нибудь... Может, и в Мексике найдется желающий купить всю эту кучу оптом.

Она почувствовала облегчение. Весь этот «гениальный» план был так скверно продуман, что теперь она была уверена: его можно отговорить. Надо только сделать это как можно деликатнее.

— Ну а как и кого конкретно ты собираешься искать? Не будешь же ты бегать по улицам и приставать к прохожим: «Не желаете ли купить краденых алмазов на три миллиона долларов?»

— Да знаю я, знаю! — взорвался он. — Тут еще надо подумать.

— А кто же будут те двое, твои помощники? Где ты их будешь искать?

— Еще не знаю. Должен найти. Как раз сегодня собирался выйти в город. Пойду потолкаюсь там, посмотрю...

— Но Гарри!!! Люди, готовые пойти на такое дело, в магазине не продаются! А если ты ошибешься: обратишься к кому-нибудь, а этот человек пойдет да заявит в полицию? Гарри, дорогой мой, ну неужели ты не понимаешь, что все это никуда не годится? Ты же умный, ты должен понимать! И потом, ты все-таки не вор, не грабитель, не гангстер. Неужели не понятно, что такую операцию невозможно провернуть, если за спиной у тебя не стоит целая организация? Один ты не справишься.

Гарри взглянул на нее, и на его лице медленно расплылась улыбка.

— Ну ладно, не заводись, Глори. Ты, конечно, права. Организация — это прекрасно. Но я должен блюсти и свой интерес, согласись. И потом: как и где ее искать, эту самую организацию?

У Глории появилось неясное, но неприятное ощущение, что он недоговаривает или намекает на что-то, и она жестко посмотрела прямо ему в глаза:

— Ты забыл, что тебе придется платить этим своим помощникам. К тому же будет еще человек в машине...

— Ну да, ясное дело. О’кей, я все еще раз хорошенько продумаю. Еще раз обмозгую как следует. — Он взглянул на часы, висевшие над плитой. — Эй! А не пора ли тебе на работу? Не можем же мы позволить себе потерять нашу одну-единственную работу, а?

— Да, мне пора. — Глория встала. — Слушай, Гарри, давай обсудим все это еще раз вечером. Только обещай, что сегодня не станешь предпринимать абсолютно ничего. И никому ни слова. Обещаешь, Гарри? Подумаем еще, когда вернусь с работы.

— О’кей, детка. Буду тебя ждать. — Он наклонился и поцеловал ее. — А тебе не кажется, что все равно это замечательная идея, несмотря на все ее недостатки?

Она коснулась его щеки кончиками пальцев.

— Замечательных идей навалом. Проблема только в том, осуществимы они или нет.

— Да, это верно. Теперь мне есть над чем пошевелить мозгами, беби. Беги, иначе опоздаешь! — Он развернул ее и легонько подтолкнул к двери. — До вечера!

Как только она ушла, он допил кофе, налил себе еще чашку и отправился с ней в спальню. Присел на край кровати и, задумчиво приглаживая волосы, долго сидел и разглядывал носки своих комнатных туфель. На губах его блуждала хитрая и одновременно несколько презрительная усмешка. Он размышлял о том, что говорила ему Глория. Пока его план развивался именно так, как он рассчитывал. Первый удар она снесла. И сегодня к вечеру будет готова вникать в дальнейшие детали. И конечно, отыщет в его замысле еще кучу недостатков. Сейчас он был уверен: его план произвел на нее впечатление сырой и весьма приблизительной схемы с массой промашек с его стороны. Именно этого он и добивался. Теперь будет гораздо проще заставить или уговорить Глорию исполнить его просьбу.

Допив кофе, он поднялся и подошел к комоду. Выдвинув нижний ящик, достал пачку писем и фотографий, перевязанных ленточкой.

Два дня назад ему вдруг понадобилось чистое полотенце. Не зная, где его искать, методично обшарил все ящики и тумбочки в спальне. Пачка писем лежала под аккуратно сложенной стопкой нижнего белья. Гарри скучал, делать ему было нечего, и он забрал письма в гостиную, присел к столу и стал их читать.

Он не испытывал ни малейших угрызений совести, читая чужие письма, не видел в этом ничего дурного. Лично ему было бы наплевать, если б она нашла его письма и прочитала.

Оказалось, это любовные письма почти трехлетней давности. Все они были подписаны именем Бен. Страстные и игривые письма, которые постепенно становились все холоднее и холоднее. Последнее подсказало Гарри, что разрыв неминуем, и он сокрушенно покачал головой: ему стало жаль Глорию.

Когда же он взглянул на фотографии, в глазах его засветился неподдельный интерес. Портреты Бена Делани так часто появлялись в газетах, что Гарри узнал его тотчас же.

И вот сейчас он вытащил одну фотографию из пачки, подошел с ней к окну и стал разглядывать.

Вот он, Делани, невысокий, щеголевато одетый мужчина с жесткими холодными глазами, коротко подстриженными усиками и невыразительными чертами лица. Внизу наискосок шла надпись: «Глории, моей чудной девочке, от Бена».

Гарри стоял, разглядывая фотографию, и задумчиво пощелкивал по ней ногтем. «Кто бы мог подумать, что некогда Глори была подружкой самого опасного и могущественного рэкетира в Калифорнии? Невероятно! Однако все это как нельзя более кстати...»

Он улыбнулся и положил фото в бумажник. А всю пачку сунул обратно в комод, на прежнее место. Затем, тихонечко насвистывая, отправился принимать душ.

III

С утра, примерно в течение часа, работы в парикмахерской «Звезды» было немного, и, сидя в своей тесной кабинке в ожидании клиента, Глория размышляла о фантастическом плане Гарри.

Она перебирала в памяти все, что говорила ему. «Пусть даже он не станет воплощать в жизнь эту конкретную идею — все равно это показывает, в каком направлении работают его мысли. Кстати, это объясняет и то, почему он до сих пор никуда не устроился. Никогда бы не подумала, что в нем есть авантюрная жилка... Да, конечно, человек он легкомысленный и пьет слишком много, но это нечто совсем, совсем иное... Такая уж, видно, у меня судьба, — с горечью думала она, — вечно связываться с мужчинами, мягко говоря, непорядочными». В свое время она была просто в шоке, узнав, что Бен — гангстер. А ведь она долго ничего не подозревала. И только когда два детектива, с жесткими, словно окаменевшими лицами, ворвались однажды ночью в квартиру Бена, она поняла все и с тех пор жила в постоянном страхе и ожидании новых визитов полиции. Но шли недели и месяцы, Бен богател, становился все могущественнее и смог наконец подкупить кого-то в полиции. Вторжения становились все реже и реже. Но она до сих пор помнила презрительные взгляды полицейских и то, как жестко и оскорбительно они допрашивали ее. Даже теперь, проходя по улице мимо полисмена, она вся сжималась.

«Если Гарри настолько обезумел, что все же решится на это дело, он не сможет подкупить полицию, чтобы защититься, как Бен. За ним начнется охота, и рано или поздно его поймают и отправят за решетку...»

При мысли о том, что можно потерять его, ей стало дурно. «Что бы ни случилось, что бы он там ни задумал, я буду с ним. Жизнь без него немыслима, невыносима. Надо каким-то образом отговорить его от этой опасной затеи, а если не удастся — я должна быть уверена, что он и шагу не ступит без тщательной подготовки».

«Ну и дура же я, — продолжала размышлять Глория. — Надо было тут же бросить Бена, тут же, как только я узнала, что он гангстер». Но она не смогла. И теперь, когда она знает, что задумал Гарри, следовало бы тут же расстаться с ним. И снова она знала, что не в силах этого сделать...

День показался бесконечным. Когда Глория наконец вышла из отеля, тревога и страх настолько овладели ею, что она почти бежала всю дорогу до дома, не замечая, что прохожие удивленно оборачиваются вслед.

Гарри сидел в кресле и слушал по радио джаз.

— Привет, — благодушно сказал он, когда она, задыхаясь, влетела в комнату. — Чего ты неслась-то? Пожар, что ли?

— Никакого пожара, — ответила она, едва переводя дух. Потом подошла к нему, поцеловала и стала снимать пальто и шляпу.

— Дай, я повешу, — сказал он, и она передала ему пальто.

Потом села в кресло, а он отправился в спальню и вышел оттуда, неся два бокала виски с содовой.

— Сейчас будешь ужинать или позже? — спросил он.

— Я не голодна. — Отпив глоток, взяла сигарету и вопросительно взглянула на него.

Он улыбнулся:

— Ну что, малыш? Струхнула?

Она кивнула:

— А ты как думал? — Она с трудом изобразила улыбку. — У меня были для этого все основания. Эти твои идеи, они кого хочешь с ума сведут.

— Просто я хотел, Глори, чтоб ты знала все как на духу. Я не имею права недоговаривать или скрывать что-то от тебя.

— Допустим даже, Гарри, что план твой удался. Неужели ты не понимаешь, что тут начнется? Это сейчас спокойно проходишь мимо полицейского, просто не замечаешь его. Но как только ты похитишь камешки, любой полисмен будет вселять в тебя ужас и жизнь станет невыносимой.

— Звучит убедительно, — улыбнулся Гарри, — словно ты сама испытала все это на своей шкуре. Но только не пытайся убедить меня, что в своем далеком и темном прошлом ты подвергалась преследованиям со стороны полиции. Все равно в это не поверю.

— Я не шучу! — сердито воскликнула она. — Пожалуйста, Гарри, послушай меня внимательно. Ты не сбудешь алмазы с рук, даже если тебе и удастся их заполучить. Ты чужак, аутсайдер. У тебя нет нужных связей. Да и сама эта твоя идея не сработает.

Гарри скорчил гримасу.

— Может, ты и права, — сказал он. — И все-таки сама по себе идея — просто конфетка для парня, у которого есть организация, есть надежные люди. Для такого человека — это беспроигрышное дело. Когда нет организации — это очень сложно, почти невыполнимо...

Она облегченно вздохнула:

— Ну вот. И я говорю — невыполнимо. Гарри, дорогой, я так рада, что ты наконец понял это! И теперь ты, конечно, откажешься от этой...

Он приподнял густые брови:

— Я и не думал отказываться от нее, совсем нет! Теперь самое главное — найти организацию, достаточно мощную, и продать им эту идею. Буду просить за нее пятьдесят тысяч долларов. Как раз хватит, чтобы завести свое дело.

Терпению ее настал предел, но она сдержалась.

— Но, милый, неужели ты не понимаешь, что сама идея совершенно безрассудна?! Они же не дадут тебе ни гроша, пока ты не выложишь им весь свой план. А как только это произойдет, они откажутся платить. Это же гангстеры, бесчестные люди! Им нельзя доверять.

Гарри усмехнулся:

— Да, ты явно невысокого мнения о моих умственных способностях. Не такой я дурак, не думай. В этом плане есть два момента, и оба без меня неосуществимы. Первое: определить самолет, на котором будут перевозиться ценности, и второе — найти в пустыне подходящее место для посадки. Это могу сделать только я. А без этого вся затея — полный пшик! До тех пор, пока я не получу денежки, заметь, наличными, я им и слова не скажу!

Сердце у Глории сжалось.

— Понимаю, — тихо сказала она. — Но, Гарри, у тебя же нет никаких связей. Думаешь, так просто выйти на какого-нибудь крупного мафиози? А если даже и выйдешь — он и слушать тебя не станет. Подумает, что это ловушка, расставленная полицией. Как ты заставишь их поверить тебе?

Гарри выдержал паузу. Вот и настал решающий момент! Сейчас она произнесла те самые слова, какие требовались. Теперь все зависит от силы ее любви к нему.

— Правильно, Глори, — сказал он, глядя ей прямо в глаза. — Согласен. Мне они не поверят. Другое дело — тебе.

Она посмотрела на него, широко раскрыв глаза:

— Мне?!

— Бен Делани поверит тебе, Глория, даже если не поверит мне.

Такой реакции Гарри не ожидал. Она резко вскочила, лицо превратилось в белую маску, на которой яростно сверкали глаза.

— Что ты знаешь о Бене Делани? — пронзительно закричала она.

— Тише, тише. Чего ощетинилась, как бешеная кошка? Ведь вы с Делани были когда-то друзьями? Или я ошибаюсь?

— Откуда ты знаешь?

Лицо его помрачнело.

— Не смей орать на меня, Глори. Стоит ли делать из этого тайну? Просто я как-то просматривал тут один старый журнал, а из него выпало вот это...

Он вынул из бумажника фотографию Делани и бросил на стол. Глория смотрела на фотографию, глаза ее гневно блеснули.

— Ты лжешь! Не было ее ни в каком журнале! Ты читал мои письма!

Гарри начал терять терпение:

— Ну и что такого? Незачем класть туда, где их можно найти. И нечего так злобно смотреть на меня. А хочешь устроить скандал из-за пустяка — смотри, я тебе устрою!

Она внезапно испугалась. Такие ссоры могут завести далеко. Он сорвется и...

— Ладно, Гарри, — сказала она и, избегая смотреть на него, медленно опустилась в кресло. — Не обращай внимания. Просто я считаю, довольно некрасиво с твоей стороны читать чужие письма. Но не собираюсь ссориться из-за этого.

— Извини, я не нарочно, — сказал Гарри. — Просто наткнулся на них чисто случайно. Ладно, забудем об этом. Главное, что Делани — как раз тот человек, которого можно подключить к делу. У него есть организация, есть надежные ребята. Я хочу, чтобы ты свела меня с ним.

— Нет, никогда! Только не это!

— Но послушай...

— Нет, нет, Гарри, извини...

Он предвидел такую реакцию, хотя был уверен, что добьется своего. Какое-то время пристально смотрел на нее, потом пожал плечами:

— О’кей, не хочешь, не надо.

Встал и направился в спальню.

— Куда ты? — воскликнула она, и сердце ее заныло от страха.

— Я ухожу, — сказал Гарри, остановившись у двери. — Я ведь сказал уже: никто и никогда не отговорит меня от этой затеи. Ни одна сила в мире. Я не строю иллюзий, знаю, что без тебя мне к Делани не подобраться. Что ж, придется действовать самостоятельно. Попытаюсь сам подыскать где-нибудь ребят, которые помогут провернуть дельце. Если заполучу камешки, сам пойду к Делани и предложу ему купить. Когда в руках у тебя чемодан алмазов, разговор идет совсем по-другому... А сейчас я сматываюсь. Раз такой расклад, лучше действовать в одиночку. Дело это трудное, опасное, и я не желаю, чтобы мне понапрасну трепали нервы.

— Но, милый, постой! Как же ты уйдешь... — пролепетала Глория, похолодев от страха. — Куда ты пойдешь, ведь тебе негде жить!

Он рассмеялся:

— Я тебя умоляю! Тоже проблема. Подыщу работенку долларов за тридцать на пару недель. Ты думаешь, я уж совсем неумеха или тряпка?

— Да нет, нет. Совсем я так не думаю! — Некоторое время она нерешительно молчала. — Значит, ты совсем не любишь меня больше, Гарри?

— С чего ты взяла? Конечно люблю. И когда раздобуду деньги, мы вместе поедем в Европу. Обещаю.

— Это правда? Что любишь?

— Ну, доказать это трудновато, но все же попробую. — Он подошел к ней, вытянул ее из кресла, приник губами к ее губам и так крепко сжал в объятиях, что она чуть не задохнулась. Но ей все равно было хорошо. Она гладила его шею, волосы... Наконец он отпустил ее и сказал: — Да я без ума от тебя, детка! Знаю, что расстраиваю тебя, делаю тебе больно, но это временно. В конце концов все будет о’кей. Главное — раздобыть денег. А это самый быстрый и верный способ.

Она впилась пальцами ему в плечо.

— Ты твердо решился, Гарри? — спросила она. — И что бы я ни говорила и ни делала — тебя не остановить?

Он посмотрел на нее сверху вниз, понимая, что одержал победу. И отвернулся, чтобы не выдать своего торжества.

— Никто и ничто меня не остановит. Это мой единственный шанс, и я не собираюсь его упускать. И вот что еще я тебе скажу, Глори. Эта идея вовсе не свалилась мне как снег на голову. Три месяца назад я впервые услышал об алмазах и уже тогда решил их похитить. Три месяца, ночью и днем, я жил этой идеей, ломал себе голову, проворачивал все в уме и так и эдак и с каждым днем все более убеждался, что должен их взять.

Она отошла от него и села в кресло.

— Хорошо, Гарри. Раз ты так твердо настроен, мы сделаем это вместе. Об этих делах мне известно куда больше, чем тебе кажется. Думаешь, я даром прожила с Беном почти полтора года? Дай мне время обдумать все как следует. До завтрашнего утра. — Нерешительно помолчав с минуту, она продолжала: — Конечно, очень глупо с моей стороны ввязываться в эту историю. И я хочу, чтоб ты знал, почему я решила помогать тебе. Я люблю тебя. В этой жизни ты для меня — все, ты — единственный, ради кого я живу. Думаю, у тебя есть шанс провернуть эту операцию, но только в том случае, если ты будешь во всем слушаться меня. Возможно, я смогу уберечьтебя от тюрьмы, если повезет, конечно. Я сведу тебя с Беном. Это непросто, ведь мы не виделись с ним два года. Но я попробую. Поэтому дай мне время подумать. До завтра, ладно?

— Ну конечно, детка... — сказал Гарри. Странно, но он испытывал сейчас некоторую неловкость. Отчаяние, которое читалось в ее глазах, несколько охлаждало торжество по поводу одержанной победы.

— Может, в кино сходишь или еще куда-нибудь? — спросила она. — Я хочу немного побыть одна.

— Конечно. — Гарри потянулся за плащом. — Так и сделаю. Часам к двенадцати вернусь.

Он направился к двери, но вдруг вспомнил, что в кармане у него ни цента. Однако ему не хотелось просить у Глории, и, пожав плечами, он двинулся по коридору.

— Погоди, Гарри.

Он обернулся. Она стояла в дверях.

— Ты забыл деньги. — В руке у нее была пятидолларовая бумажка. — Может, захочешь перекусить? Ты прости, что я выпроваживаю тебя...

Гарри медленно подошел к ней и взял деньги. Он испытывал неведомое прежде чувство стыда и неловкости, и ему это не нравилось.

— Спасибо, — сказал он, — я твой должник. — И, не оглядываясь, быстро зашагал по коридору.

IV

Обычно по воскресеньям они до двенадцати нежились в постели, потом вставали, устраивали легкий завтрак и, если погода была хорошей, шли гулять. Но в этот день поднялись сразу после девяти, сварили кофе и сели перед горящим камином.

— Не стоит понапрасну терять время, — сказала Глория, разлив кофе по чашкам. — Я все обдумала и теперь знаю, как надо действовать. Раз ты так твердо настроен, сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь тебе.

— Да, настроен, — нахмурился Гарри. — Мне очень не хотелось огорчать тебя, Глори. Но...

— Ладно, — оборвала она, — давай ближе к делу. Нет смысла похищать камни, пока мы не будем твердо знать, как и куда ты скроешься с ними, верно? Иначе говоря, главная наша задача — придумать, как уйти от преследования полиции.

Гарри сделал нетерпеливый жест:

— Об этом не беспокойся. Это я беру на себя. Главное — войти в контакт с Делани.

— Ошибаешься. — Бледное лицо Глории приобрело жесткое выражение. — Ну допустим, ты захватил алмазы и Бен согласен их у тебя купить. Но при этом ты ведь еще должен остаться на свободе, чтобы тратить эти деньги, путешествовать, завести свое дело, не так ли?

— Само собой...

— Поэтому самое важное — устроить все так, чтобы полиция не смогла обнаружить тебя.

Гарри пожал плечами:

— Ну, допустим.

— Теперь скажи: могут на этом самолете оказаться люди, которые тебя знают?

Он нахмурился:

— Могут. И на аэродроме тоже. Вот поэтому я и хочу сразу махнуть в Мексику, пока они тут...

— Но тебя могут выслать из Мексики.

— Если найдут. Как-нибудь замаскируюсь, затеряюсь там. Потом что-нибудь сообразим. Самое главное...

— Нет, — отрезала Глория. — Самое главное — скрыться. Неужели ты не понимаешь, какая опасность тебя подстерегает? Ведь тебя могут узнать. Полиция будет знать, кого искать, и это сильно упростит их задачу. Не думаю, чтобы при этом ты долго оставался на свободе. Они получат твою фотографию из архива «Эйр транспорт», напечатают ее в каждой газете, и рано или поздно кто-нибудь тебя опознает. За твою поимку назначат награду. Стоит им узнать, что это был ты, Гарри, и считай, что ты пропал.

— Боже мой! — сердито воскликнул он. — Риск есть риск. Если мы будем беспокоиться из-за всякой ерунды, нам никогда не сделать дела!

— Если они узнают, кто это был, они станут преследовать тебя до конца твоих дней. До конца жизни ты ни на секунду не будешь чувствовать себя в безопасности.

— Ну и что? Они все равно узнают меня, раз я сяду за штурвал. Тут уж ничего не поделаешь.

— Нет, неправда! Тебе надо изменить внешность ДО ТОГО, как ты приступишь к делу. С завтрашнего дня Гарри Гриффин исчезнет. Вместо него появится Гарри Грин. Именно Гарри Грин похитит алмазы. Затем Гарри Грин исчезает, и снова появляется Гарри Гриффин. Полиция будет искать Гарри Грина, а не тебя.

Гарри тупо смотрел на нее: