Остров разбитых сердец - Лори Нельсон Спилман - E-Book

Остров разбитых сердец E-Book

Лори Нельсон Спилман

0,0
4,99 €

Beschreibung

Когда закончились летние каникулы, Эрика Блэр не смогла отменить важную деловую встречу и попросила дочерей самостоятельно добраться до их колледжей на поезде, хотя вначале обещала отвезти на машине. Поехала только одна из девушек, Кристен, и погибла в железнодорожной катастрофе. Исчезла и вторая дочь, Энни, — она отправилась на поиски Кристен, внушив себе, что сестра в тот роковой день не села на поезд, а убежала к возлюбленному и где-то скрывается от родных. Отчаявшаяся Эрика возвращается по следам Энни на свою малую родину, на остров Макито, с которым у нее связаны трагические воспоминания. Она не ждет спасения от горя и одиночества — и не догадывается о том, что случайно ей выпал шанс вернуться к жизни. Впервые на русском!

Das E-Book können Sie in Legimi-Apps oder einer beliebigen App lesen, die das folgende Format unterstützen:

EPUB
MOBI

Seitenzahl: 407

Bewertungen
0,0
0
0
0
0
0



Оглавление

Остров разбитых сердец
Выходные сведения
Глава 1. Эрика
Глава 2. Энни
Глава 3. Эрика
Глава 4. Энни
Глава 5. Эрика
Глава 6. Эрика
Глава 7. Энни
Глава 8. Эрика
Глава 9. Энни
Глава 10. Энни
Глава 11. Эрика
Глава 12. Эрика
Глава 13. Эрика
Глава 14. Энни
Глава 15. Эрика
Глава 16. Эрика
Глава 17. Энни
Глава 18. Эрика
Глава 19. Энни
Глава 20. Эрика
Глава 21. Энни
Глава 22. Эрика
Глава 23. Энни
Глава 24. Эрика
Глава 25. Энни
Глава 26. Энни
Глава 27. Эрика
Глава 28. Эрика
Глава 29. Эрика
Глава 30. Эрика
Глава 31. Энни
Глава 32. Эрика
Глава 33. Эрика
Глава 34. Эрика
Глава 35. Энни
Глава 36. Эрика
Глава 37. Энни
Глава 38. Эрика
Глава 39. Энни
Глава 40. Эрика
Глава 41. Энни
Глава 42. Эрика
Глава 43. Энни
Глава 44. Эрика
Глава 45. Энни
Глава 46. Эрика
Глава 47. Энни
Глава 48. Эрика
Глава 49. Эрика
Глава 50. Энни
Глава 51. Энни
Глава 52. Энни
Глава 53. Эрика
Глава 54. Эрика

Lori Nelson Spielman

QUOTE ME

Copyright © 2016 by Lori Nelson Spielman

All rights reserved

Перевод с английского Марии Николенко

Оформление обложки Виктории Манацковой

Издание подготовлено при участии издательства «Азбука».

Спилман Л. Н.

Остров разбитых сердец : роман / Лори Нельсон Спилман ; пер. с англ. М. Николенко. — М. : Иностранка, Азбука-Аттикус, 2018.

ISBN 978-5-389-15642-5

16+

Когда закончились летние каникулы, Эрика Блэр не смогла отменить важную деловую встречу и попросила дочерей самостоятельно добраться до их колледжей на поезде, хотя вначале обещала отвезти на машине. Поехала только одна из девушек, Кристен, и погибла в железнодорожной катастрофе.

Исчезла и вторая дочь, Энни, — она отправилась на поиски Кристен, внушив себе, что сестра в тот роковой день не села на поезд, а убежала к возлюбленному и где-то скрывается от родных.

Отчаявшаяся Эрика возвращается по следам Энни на свою малую родину, на остров Макито, с которым у нее связаны трагические воспоминания. Она не ждет спасения от горя и одиночества — и не догадывается о том, что случайно ей выпал шанс вернуться к жизни.

Впервые на русском!

© М. Николенко, перевод, 2018

© Издание на русском языке, оформление.ООО «Издательская Группа«Азбука-Аттикус», 2018Издательство Иностранка®

Глава 1

Э р и к а

«Если что-то заставляет тебя задуматься — остановись и пораскинь мозгами» — так говорила мне мама. Будь она жива, я бы сказала ей, что останавливаться сейчас, накануне карьерного взлета, мне никак нельзя. А она бы покачала головой и совершенно справедливо заметила: «Это твой выбор».

Надевая черную юбку и туфли на каблуках, прокручиваю в голове километровый список дел на сегодня: договор по жилому комплексу «Парк 77», сравнительный анализ продаж для оценки трехкомнатной квартиры в «Мейфэре»... Это только на утро. А потом я обещала отвезти девочек в Филадельфию.

Проверяю сообщения: вот черт... Чунг Ванг, маклер из Пекина, ответил по поводу «Плазы». Рейс у него в двенадцать. Перед вылетом хочет увидеть объект. Пишет: «Рассчитываю на вас». О нет! Только его мне сейчас не хватало! Но он из числа моих основных клиентов, и, если я откажусь, он быстро найдет мне замену. «Все будет сделано», — отвечаю ему я, а потом отправляю еще одно сообщение — агенту, представляющему интересы владельца.

Сводит живот. Как я скажу девчонкам, что не смогу отвезти их в кампус? Энни уже слышать не может мою вечную песню: «Работа прежде всего!» Да я и сама, честно говоря, устала, но выиграть конкурс брокеров нужно обязательно. Надо вытерпеть еще восемь месяцев этого безумия, и станет легче.

Выйдя из спальни, сразу слышу звон посуды и чувствую аромат гренков. Смотрю на часы: пять тридцать шесть. Кристен не ложилась. Это уже не в первый раз. Торопливо шагая по коридору, мысленно вношу в свой список еще один пункт: поговорить с Брайаном о нашейдочери. В такие периоды, когда у нее, девятнадцатилетней, настрой меняется быстрее, чем любимый плейлист, я благодарю судьбу за то, что мой бывший — врач.

Срезаю путь через столовую. На столе валяется раскрытая сумочка Кристен. Оттуда выглядывает кошелек, упаковка мятных конфеток и явно фальшивое водительское удостоверение на имя какой-то Эдисон. Эх, Кристен, Кристен... Сейчас мне некогда с тобой разбираться.

Иду дальше и останавливаюсь перед кухней. Обычно здесь образцовый порядок, но сейчас белые мраморные столешницы завалены кастрюльками и сковородками, обертками от масла и яичной скорлупой. Темные доски пола припорошены мукой и сахарной пудрой. Кристен взбивала сливки в медной миске, и даже с порога я вижу клочья белоснежной пены на блестящей плите. Остается только воображать, что прячут белые шкафчики.

Сама Кристен стоит у разделочного стола все в том же желтом платьице, которое было на ней вчера вечером. Ногти на босых ногах накрашены фиолетовым лаком. На голове беспроводные наушники. Фальшиво напевая что-то хип-хоперское, она намазывает толстые куски булки арахисовой пастой. Хочется одновременно приласкать и придушить эту дурочку.

— Доброе утро, дорогая, — говорю я.

Не переставая трясти головой в такт музыке, Кристен тонкой струйкой льет поверх пасты мед и кладетхлеб на шкворчащую сковородку. Дотрагиваюсь до ее костлявенького плеча. Она вздрагивает, но в следующую секунду на ее лице расцветает улыбка:

— Привет, мам!

Кристен сдергивает с головы наушники, из которых доносится буханье ударных. Потом нажимает кнопку на телефоне, и музыка наконец стихает.

— Готова завтракать?

Ее голубые глаза танцуют, но за этим весельем я вижу поволоку переутомления.

— Ты бы лучше прилегла. Совсем не спала сегодня?

Она пожимает плечами, отхлебывая эспрессо из крошечной чашечки:

— Сон — для детей и старушек. Погляди-ка, что я приготовила!

Я вздыхаю:

— Надеюсь, ты планируешь все тут прибрать, перед тем как.. — Я замолкаю на полуслове, увидев красивый плакат, приклеенный скотчем — да, скотчем! — к шкафчикам: «До свидания, мама! Будем скучать! Целуем, обнимаем!»

— Сегодня наше последнее утро перед отъездом, — говорит Кристен, обнимая меня.

Я пячусь:

— Осторожно. А то буду красоваться в блузке с отпечатками твоих липких лапок.

— Упс! Извини. Кстати, хорошо выглядишь. Ну так вот. Я решила, что мы должны по-человечески попрощаться.

«По-человечески попрощаться»... Так говорила моя мама. Она, как любая приличная мать, согласилась бы с Кристен. Только прибавила бы, что это я должна стоять у плиты и готовить дочкам прощальный завтрак, а не наоборот.

Кристен ведет меня к столу, уже накрытому на троих. Рядом с графином апельсинового сока стоит вазочка с ярко-розовыми цветами, подозрительно похожими на пентас, который Энни весной посадила на террасе.

Отодвинув для меня стул, Кристен выскакивает в коридор:

— Энни, хватит дрыхнуть!

— Кристен, — успокаиваю ее я, хотя сама не спокойна, — потише. Хочешь перебудить всех соседей?

— Извини, — отвечает она, хихикнув — Сейчас ты такое попробуешь! Тосты с арахисовой пастой, медом и жареным пеканом! Гастрономический оргазм обеспечен!

Я качаю головой. В этот момент в кухню входит другая моя дочь. Ей тоже девятнадцать. Симпатичноекруглое личико приобрело золотисто-коричневый оттенок благодаря латиноамериканской крови и летнему солнцу. Длинные темные кудри перепутались. Присвоем росте в пять футов десять дюймов она все та же маленькая Энни в полосатой пижаме и мохнатых тапочках-слонятах. Я поднимаюсь и целую ее:

— Доброе утро, милая.

— Что сегодня с Крисси?

— Готовит завтрак.

Увидев срезанные цветы, Энни стонет. Потом подходит к сестре, стоящей у плиты, и снимает с ее светловолосой головы клочок сливочной пены.

— Ты что — бомбу со взбитыми сливками взорвала? — произносит Энни мягко, как будто разговаривает с кем-то очень хрупким.

— Это прощальный завтрак для вас с мамой — Кристен лопаточкой достает со сковородки первую партию гренков.

— А для меня-то зачем? — спрашивает Энни.

Кристен поднимает глаза на нее, потом поворачивается ко мне:

— Ну да. Прощальный завтрак для мамы. Ведь мы с тобой обе уезжаем... вместе.

— В чем дело, леди? Уж не намылился ли кто-нибудь из вас продлить себе каникулы?

— Нет, конечно — Кристен выкладывает на тосты кружочки банана, наваливает сверху горку взбитых сливок и поливает все это сиропом — Вуаля! — Она передает сестре тарелку с таким видом, будто это жертвоприношение богам — Доставь маме, пожалуйста.

Пытаюсь себе напомнить о том, как мне повезло: дочки устраивают для меня прощальный завтрак! Но думать могу только об одном: «Скорее бы поглотить эти две тысячи калорий и бегом на работу!»

Энни смотрит на мой телефон. Я переворачиваю его экраном вниз, предварительно отключив звук. Кристен, вальсируя по кухне, в мельчайших подробностях описывает вчерашнюю вечеринку с друзьями. Рассказ сопровождается смехом и бурной жестикуляци-ей. Не верится, что всего неделю назад эта девочка сидела, запершись в своей комнате, и отказывалась отеды. Видимо, у них с Уэсом все наладилось, но спрашивать я, пожалуй, не буду. Не хочу случайно проколоть воздушный шарик ее восторга.

— Я танцевала, наверное, часа четыре подряд! — Плюхнувшись за стол, Кристен насаживает на вилку кусочек банана и тут же отодвигает свою тарелку: — Что-то меня тошнит.

О господи, только не это! Я трогаю ее лоб:

— Температуры нет. Ты уже что-нибудь съела, пока готовила?

— Ложек пять арахисовой пасты, сироп и... два эспрессо, — смеется она.

Я облегченно вздыхаю.

— Во сколько сегодня выезжаем? — спрашивает Энни.

— Насчет этого.. — начинаю я, но Кристен меня прерывает:

— Как здорово, что не придется ехать на поезде! Где будем обедать? Может, в «Белом псе»? Или в «Позитано»?

Нервно потираю горло. Энни внимательно смотрит на меня и преувеличенно вздыхает:

— Дай угадаю. Ты не можешь нас сегодня отвезти?

Я морщусь. Мне самой противно оттого, что приходится нарушать обещание.

— Извините, девочки. Меня в последний момент вызвали на срочную встречу. Если бы вы могли подождать до завтра...

— Не можем. У Крисси после обеда собрание, — говорит Энни, начиная есть — Но ничего, мама. Мы понимаем. Конкурс — это очень важно.

— Прости, дорогая.

Я протягиваю руку, чтобы погладить ее по плечу, но она отстраняется.

— Мы и на поезде прекрасно доедем, — поддерживает меня Кристен, которая всегда охотнее сестры прощала мне мою занятость на работе — Кстати, какую строчку ты сейчас занимаешь? Еще не попала в пятьдесят лучших брокеров Манхэттена?

Я выдыхаю: хотя бы одна из дочерей мной гордится.

— Пока шестьдесят третья, но на следующей неделе надеюсь заключить две сделки.

— У тебя все получится!

Мой телефон вибрирует. Я накрываю его рукой.

— Мне правда жаль.

— Давай! — говорит Кристен — Пробейся в клуб сильнейших!

— До тридцатого апреля еще долго. Многое может измениться.

— Только к лучшему! Погоди-ка! — Кристен куда-то убегает и возвращается через минуту — Это тебе.

Она протягивает мне бежевую карточку, на которой напечатано:

Агентство Блэр

Элитная недвижимость на Манхэттене

Эрика Блэр(брокер, владелец)

347-555-12-12

[email protected]

— Спасибо! — говорю я, целуя Кристен в макушку.

В отличие от Энни, которая ненавидит мою работу, она понимает, что, если я войду в число пятидесяти лучших, наша жизнь изменится. Это будет прекрасная реклама: обо мне заговорят, я приобрету вес и смогу осуществить свою давнюю мечту — открыть собственную фирму.

— Ты могла бы нарисовать какой-нибудь домик, и я бы добавила его в качестве логотипа.

Я сама уже почти забыла, что когда-то увлекалась живописью и это увлечение даже конкурировало с моими карьерными амбициями. А Кристен помнит. Я тронута.

— Следующей осенью агентство Блэр будет уже вовсю работать! — говорит она и, издав торжествующий клич, поднимает руку: — Дай пять!

Энни молча жует гренок. Показываю ей карточку:

— Посмотри, что Кристен сделала. Первую визитку будущего агентства Блэр.

— Супер, — бурчит она, отворачиваясь — Когда оно откроется, у тебя совсем не останется времени для нас.

Огорченно вздыхаю. Простит ли она меня когда-нибудь за то, что я ращу ее и Кристен без отца, разрываюсь между семьей и работой, пытаюсь угодить одновременно и им, и Картеру Локвуду — моему требовательному боссу, который не меньше моего хочет пропихнуть меня в список сильнейших брокеров?

— Когда я стану сама себе хозяйкой, — объясняю я, дотрагиваясь до руки Энни, — я смогу контролировать свою нагрузку. Но пока я подчиненная Картера, и мне пора ехать на работу в его агентство. Как ни печально.

— Поезжай, — говорит Кристен — Да, мам, положишь мне денег на счет?

— Уже? А куда ты дела то, что я перевела тебе в понедельник?

Она опускает голову и поднимает на меня глаза. Это ее фирменный взгляд, означающий: «Прости, мама, я не смогла удержаться».

— На улице сидел старичок с маленьким щеночком — таким тощим и грустным...

— Ох, Кристен! — говорю я, качая головой.

Пожалуй, лучше сделать вид, будто я не заметила, что вчера вечером на ней были новые босоножки от Тори Берч, открывающие свежий педикюр. Получается, я пашу только ради того, чтобы мои дочери могли позволять себе излишества, которых не имела я сама.

— Днем я переведу тебе денег. Но это только на жизнь, не на кормление щеночков. Ясно?

— Ясно, — улыбается она.

Целую ее в щеку:

— Спасибо за вкусный завтрак. Я люблю тебя, моя сладкая горошинка. Пришли эсэмэску, когда доберешься до кампуса. Кто на свете круче всех?

— Это мы! Нас ждет успех! — произносят девочки одновременно со мной.

Наклоняюсь и обнимаю Кристен:

— Будь доброй и выкладывайся на сто процентов, — это слова, которые моя мама всегда говорила мне на прощание и которыми я всегда провожаю своих дочерей.

Поворачиваюсь к Энни, но она уже встала:

— Мама, я тебя провожу.

Я готовлюсь выслушивать лекцию о вреде чрезмерных нагрузок на работе, но, как только мы выходим из кухни, Энни переключается на другую волну.

— Мам! — шепчет она — Ты заметила, какая Кристен взвинченная?

Я обнимаю свою заботливую дочь за плечи:

— Да, но ведь это хорошо, что ей опять весело, правда?

— Перепады ее настроения совершенно не поддаются контролю. Она ведет себя как весной, во время сессии. По-моему, это похоже на маниакально-депрессивный психоз.

Мне больно видеть печальные и испуганные глаза Энни. Беспокоиться — это дело матери, а не сестры. Убираю прядку волос с ее щеки:

— Никакого психоза у нее нет. У многих подростков часто меняется настроение. Но я понимаю твоебеспокойство и попрошу папу порекомендовать какого-нибудь психотерапевта. На нее просто слишком много всего навалилось: учеба, студенческий союз, ссора с Уэсом...

— Психотерапевт? Ты действительно думаешь, оней поможет? Я боюсь, что ей уже нужны медикаменты.

Тоже мне, доморощенный психиатр!

— Не говори так, — отвечаю я, понижая голос, и лезу в сумочку — У нее поддельные права. Думаю, она вчера пила.

Энни наклоняет голову набок:

— То есть, по-твоему, она до сих пор пьяная?

— Может быть. Или с кофеином перебрала. Ты бы лучше помогла ей прибраться на кухне.

— Помогу, конечно.

— Спасибо, милая — Я глажу ее по щеке — Мнеочень жаль, что планы на сегодня поменялись. Приезжай на выходные перед Днем труда1, поедем в Истон.

Энни незлопамятна. К тому же она обожает наш домик на Чесапикском заливе. Поэтому смягчается:

— Здорово. Если нам повезет, опять посидим без электричества.

Мы обе улыбаемся, вспоминая спонтанную про-шлогоднюю поездку. В пятницу вечером Энни с Кристен приехали домой из колледжа. На выходные обещали плохую погоду. А девочки, как назло, еще и простудились в первую неделю занятий. Мы сидели, глядя в окно на тяжелое предгрозовое небо, когда Энни вдруг предложила:

— А поехали в Истон!

— Дорогая, уже восемь часов, — сказала я.

— Ну мам, ну пожалуйста! Будет весело!

Девчонки побежали собирать рюкзаки, а я заняласьедой и напитками. Через три с половиной часа мы под проливным дождем подъехали к нашему домику, где, как выяснилось, не было электричества: гроза повредила линию. Мы зажгли штук пять свечей, я развела в камине огонь. Втроем (я в середине, Энни и Кристен по бокам) мы уютно устроились на диване под грудой одеял. При свете фонаря я вслух читала девочкам «Маленьких женщин» Луизы Мэй Олкотт — любимую книжку их детства. До сих пор чувствую приятную тяжесть двух головок на своих плечах, тепло двух тел, прильнувших к моему. Огонь в камине отбрасывал отсветы на спокойные лица девочек. Когда за окном раздавался раскат грома, они прижимались ко мне еще теснее. Их веки постепенно отяжелели, мягкое дыхание стало глубоким и ровным. Я перешла на еле слышный шепот, но читать не перестала. Переворачивала страницы до трех часов. Во-первых, боялась, что Энни и Кристен проснутся, если я замолчу. А во-вторых, мне хотелось продлить драгоценное ощущение близости двух моих самых любимых на свете людей — двух девушек, стоящих на границе между детством и взрослой жизнью.

— Я и Крисси уговорю приехать, — произносит дочка, прерывая поток моих воспоминаний — Выходные на заливе пойдут ей на пользу.

— Отлично, — соглашаюсь я, прикладывая ладонь к щеке Энни — Что бы твоя сестра без тебя делала? Да и я тоже?

— Еды у вас в холодильнике оставалось бы больше — это уж точно.

Качаю головой: не нравится мне ее самоуничижительный юморок. Энни у меня крупная, крепкая: широкая грудь, пропорционально широкие бедра. Во многих культурах женщины такого телосложения очень ценятся. Но в Нью-Йорке, где чуть ли не каждая вторая девушка грезит модельным бизнесом, Энни, несмотря на все мои попытки поднять ее самооценку, привыкла стесняться своей фигуры. Мы с Кристен обе худые, и от этого ей, пожалуй, еще тяжелее.

— А мне нравится, что у моей девочки здоровый аппетит, — говорю я, поправляя ее кудряшки — Кто на свете круче всех? Это мы! Нас ждет успех!

Энни смеется:

— Нам с Кристен стукнет по пятьдесят лет, а ты и тогда не перестанешь так говорить?

— Никогда не перестану, потому что вы действительно круче всех.

И мысленно прибавляю: «Не мешало бы еще, чтобы твоя сестра была серьезной и ответственной, как ты. Мне бы намного легче жилось». Подобных вещей не только вслух произносить, но даже думать о них нельзя. Если за эти мысли меня придавит какой-нибудь метеорит — так мне и надо.

— Мне спокойнее оттого, что вы поедете на поезде вдвоем. Присматривай за ней, ладно? И пришли из Филадельфии эсэмэску — В последний раз обнимаю Энни — Люблю тебя...

— Как киска — сливок миску, — заканчивает она.

1День труда — общегосударственный праздник США, отмечаемый в первый понедельник сентября.

Глава 2

Э н н и

Глядя на закрытую дверь, Энни испускает стон. Мама вынесет ей мозг, когда вернется с работы и узнает, что она не поехала в Филадельфию начинать второй учебный год в Хаверфордском колледже. Вообще-то, Энни планировала расколоться прямо перед тем, как мать с сестрой соберутся уезжать: сама она останется дома, а за день, проведенный в пути, мамин гнев, глядишь, попритихнет.

В кухне, возле плиты, лежит телефон Кристен. Совершенно разряженный. Из соседней комнаты доносятся звуки включенного телевизора и смех. Энни делает глубокий вдох. За два часа нужно привести сестру в чувства, собрать в дорогу и посадить на филадельфийский поезд, а потом, уже без ее поддержки, встретиться с мамой один на один и сказать: «На этот год меня отстранили от занятий».

Энни берет последний гренок (плевать, что он ужехолодный), наваливает сверху бананы и остатки взбитых сливок. Дополнив все это сиропом и сахарной пудрой, берет вилку. Даже самую паршивую ситуацию можно сделать еще в сто раз паршивей, если нажраться и почувствовать себя коровой.

Энни стоит на скамеечке в кладовке сестры и оглядывает полки, на которых та устроила свалку обуви. Это так похоже на Кристен — потерять альбом с цитатами! И что она будет делать в Филадельфии одна, без присмотра?

— Его здесь нет! — кричит Энни и возвращается в комнату.

— А я тебе сразу сказала!

Стоя на пружинящей кровати, Кристен роется на книжной полке. Едва не теряет равновесие, но все-таки удерживается на ногах.

— Ух! — смеется она и начинает прыгать — Давай, Энни, присоединяйся!

— Прекрати. Нам надо искать альбом. Он где-то здесь. Должен быть.

— Какая же ты скучная, — бурчит Кристен, соскакивая с кровати, как миниатюрная гимнастка со снаряда — Мне пора. Пришли, если найдешь.

Энни подходит к письменному столу сестры и принимается обыскивать верхний ящик:

— Ну где же он? Может, в какой-нибудь из коробок, которые мы отправили на прошлой неделе?

— Откуда мне знать?

Действительно, откуда? Ведь она, Кристен, преспокойно спала, пока сестра, на цыпочках передвигаясь по ее комнате, складывала вещи в коробки и надписывала их.

— Ладно. Думай скорее. Твой поезд отходит через час.

— Ну и ладно. Поеду десятичасовым.

— Нет, это получится совсем впритык. А вообще, было бы гораздо лучше, если б тебя отвезла мама. Поверить не могу, что она нас кинула.

— Энни, да забей ты. Пускай будет поезд, — говорит Кристен, плюхаясь на кровать — Мне насрать, как я в кампус попаду. И попаду ли я туда вообще.

Энни хочется кричать. Она через такое прошла, а Кристен после этого на все насрать?!

— Да как ты можешь такое говорить? Ты же любишь университет!

— Не понимаю, на фига мне эта учеба. Может, брошу колледж и рвану в Мичиган, — хохочет Кристен, и смех ее звучит как смесь безбашенного веселья с отчаянием.

У Энни подводит живот.

— Это Уэс тебе мозги запудрил?

— Уэс меня видеть не хочет. Нужно как-то все наладить, только я никогда не могу подобрать правильные слова.

«Невозможно подобрать правильные слова для неправильного человека», — думает Энни. Она, конечно, не эксперт по отношениям, и все-таки ее сестра, умная девушка, ужасно тупеет, когда дело касается парней. Уэс Девон, последнее звено в цепи неудачных романов Кристен, принадлежит к числу людей, которые на все пойдут, лишь бы осчастливить любовь всей своей жизни. Жаль только, что любовь всей жизни Уэса Девона — это сам Уэс Девон.

Сестры познакомились с ним на острове Макино в начале июня. Кристен и он приклеились друг к другу и почти все лето не разлеплялись. Но с тех пор как девушки две недели назад вернулись в Нью-Йорк, Уэс затаился, как улитка.

— Не трать восклицательные знаки на того, кто поставил на тебе точку, — говорит Энни.

— То есть? — фыркает Кристен.

— Забудь его. Он тебя не заслуживает.

Кристен подходит к окну и, прислонившись лбом к стеклу, шепчет:

— Я должна поговорить с ним в последний раз. Должна.

Энни берет сестру за руки:

— Ты должна вернуться в университет и выбросить этого придурка из головы. Через три года ты выпустишься и станешь вторым Стивом Джобсом. Только в женском варианте. И красивее. Но сначала, — она поднимает указательный палец, — мы должны найти твой альбом. Уезжать без него — плохая примета.

— Не выдумывай. Нам эти книжки подарили, когда мы были еще совсем мелкие. Лет по шесть.

— Мудрые слова актуальны и для ребенка, и для взрослого. Они всегда будут меня успокаивать, особенно те, которые написала мама.

Кристен садится на кровать и тянет Энни за руку:

— Сядь-ка. Мне нужно сказать тебе...

— Что?

Крисси качает головой:

— Нет. Ты проболтаешься маме.

— Не проболтаюсь! — говорит Энни и смотрит на часы. Черт! Нужно одеваться, чтобы не опоздать на станцию — Выкладывай скорее.

— Да ладно, не важно, — отмахивается Кристен — Просто переставай уже держаться за мамину юбку. Пора повзрослеть.

— Это мне говорит девчонка, которая только что прыгала на кровати.

— Серьезно. Ты разве не хочешь быть независимой?

— Я весь учебный год провела в кампусе, а все лето на острове, без мамы.

— Но ты же звонила ей чуть ли не каждый день!

— Я не звонила! — говорит Энни и, отвернувшись, тихо прибавляет: — Я писала эсэмэски.

Кристен разводит руками.

— Ладно, — смеется Энни — Обещаю, что постараюсь стать более независимой.

— В твоем распоряжении целый год. Тебе нужно поехать... в какое-нибудь классное место. В Париж, например.

— Но мама...

— Маме только легче станет. Она живет полной жизнью, на случай если ты не заметила.

Энни кажется, что все живут полной жизнью. Кроме нее. Смутное ощущение одиночества везде сопровождает ее, то появляясь, то ненадолго исчезая, то возникая снова. Кто-то словно твердит ей: «Ты не вписываешься в картину, ты лишняя».

Почему все так изменилось за последние двенадцатьмесяцев? Всего лишь год назад Энни была подающим надежды молодым поэтом — так, по крайней мере, о ней отозвался хаверфордский профессор. Жила она недалеко от кампуса Пенсильванского университета, а значит, у нее была возможность видеться с сестрой когда угодно. А каждые выходные она могла приезжать в Нью-Йорк и общаться с мамой. Теперь все по-другому. Энни обвинили в плагиате и на целый год отстранили от учебы. Теперь до Крисси два часа езды. Мама рядом, но совершенно поглощена работой.

— Эй, — говорит Кристен, — вообще-то, я сказала это не для того, чтобы тебя расстроить. Просто, по-моему, тебе нужны приключения. А следующим летом, когда мы снова будем вместе.. — Она замолкает, видимо пытаясь справиться с волнением — До следующего лета у нас столько всего накопится, о чем порассказать друг другу!

— Конечно, — соглашается Энни, дотрагиваясь до ее щеки.

Кристен обнимает сестру и так стискивает, что той становится трудно дышать.

— Ты ведь знаешь: ты лучшая сестренка на свете! — Она отстраняется и заглядывает Энни в глаза: — Ни при каких обстоятельствах не забывай об этом, ладно?

Оттого, как взволнованно Кристен говорит и как отрешенно смотрит, у Энни мурашки пробегают по коже. Пытаясь перевести разговор в шутливое русло, она хлопает сестру по руке и, вставая, отвечает:

— А ты не забывай, что ты здоровенная заноза в заднице. Погоди. Я свой альбом тебе отдам. Возьмешь, пока твой не найдется.

— Да забудь ты про него! — Кристен вскакивает с кровати и берет чемодан.

— Нет, постой! Я поеду с тобой на станцию.

Энни бежит в свою комнату и берет из прикроватной тумбочки альбом. Натягивает легинсы и футболку, возвращается в комнату Крисси и, глядя в раскрытую золотистую книжечку, говорит:

— Не обращай внимания на едкие комментарии на полях. Я приписала их в марте, в День родителей, когда мама кинула меня, как сегодня. Приоритеты онарасставляет паршиво... Крисси? — Энни поднимает голову и, бросив книжку на кровать сестры, выскакивает в коридор — Крисси! Только не говори мне, что уедешь без меня... и без альбома!

Глава 3

Э р и к а

Пятница, половина первого. Я сижу у барной стойки в «Смоковнице и оливе» с бокалом вина, отмечая продажу шикарной квартиры в «Плазе». Отправляю очередную эсэмэску девочкам: «Вы уже на месте?» — и краем глаза вижу, что мужчина у другого конца стойки смотрит на меня. Когда я поднимаю голову, его лицо озаряется:

— Эрика Блэр! Я тебя сразу узнал!

Внимательно изучаю мужчину: привлекательный, волосы с проседью. Подозрительно похож на постаревшую версию моего бывшего коллеги по больнице.

— Джон Слоун? — смеюсь я.

Он берет свой бокал и подходит ко мне:

— Господи! Поверить не могу! А я сюда на конференцию социальных работников приехал. По горло наслушался про всякие реформы, решил отдохнуть. И надо же — с тобой встретился! Нарочно не придумаешь!

— Рада тебя видеть. Как жизнь? Да ты садись, пожалуйста.

Джон усаживается на соседний стул, и следующие минут двадцать мы вспоминаем старые времена. Потом он рассказывает о моих бывших сослуживцах и о самом себе. У него есть сын, который оканчивает университет в Висконсине. С женой они разошлись три года назад. Мы обмениваемся визитками.

— Поверить не могу, что ты занимаешься недвижимостью, — говорит Джон, рассматривая мою карточку.

— Уже восемь лет.

— Но твоя прежняя работа так хорошо тебе удавалась! В общении с людьми ты мастер, я не просто так это говорю. Не жалеешь, что ушла?

Может, виновато спиртное, но ко мне впервые за все эти годы подкрадывается ностальгия. Пытаясь ее стряхнуть, пожимаю плечами и невесело усмехаюсь:

— Попробуй-ка вырастить двоих детей на зарплату социального работника. Когда муж ушел, жить в Нью-Йорке стало мне не по карману, но и уехать я не могла. Ведь девочкам нужен был отец — Сжимая ножку бокала, я продолжаю: — Однажды, где-то через месяц после развода, я пришла домой, уставшая и задерганная, из убогой больнички для алкоголиков, где тогда работала. Моя дочка Кристен сидела на крыльце нашего дома в Бруклине и ела виноград. У меня чуть земля из-под ног не ушла: этот виноград я отложила девочкам на завтрашний обед. Я подошла, выхватила у дочки пустую миску и говорю: «Ты чем думала? Ты понимаешь, что завтра, когда вы вернетесь из школы, у вас будет всего по шесть виноградин?»

Прикрываю рот рукой: мне стыдно от этих воспоминаний.

— Вот так непросто нам жилось. Никогда не забуду, как Кристен на меня посмотрела. Кроме обиды, в еевзгляде было что-то еще. Отвращение, наверное — Мой голос дрожит, и мне ужасно неприятно это слышать. С усилием сглатываю, с трудом перевожу дух и заканчиваю: — В тот момент я поклялась, что девочки больше не будут расти в бедности, как росла я.

Джон кивает:

— Твой бывший обчистил тебя при разводе?

— Да нет. Нам и делить-то было нечего. Он на тот момент еще кредит за обучение на медицинском не выплатил — Наклеиваю на лицо вялую улыбку и продолжаю: — Но у этой грустной истории счастливый конец. Тому брокеру, через которого мы с Брайаном сняли квартиру, когда сюда приехали, была нужна помощница. Я окончила курсы, два года поработала простым агентом, ну а дальше, как говорится, пошло-поехало...

Я не рассказываю Джону о том, что сейчас за месяц зарабатываю больше, чем раньше за год. Что вовремя начала учить китайский и благодаря этому теперь борюсь за место в числе пятидесяти лучших брокеров Нью-Йорка.

Джон пожимает плечами:

— Пожалуй, ты не так уж и круто сменила курс. Ты ведь по-прежнему работаешь с людьми, находишь семьям подходящие дома.

Если честно, я уже давно не разъезжаю по городу вместе с очаровательными молодыми парами, подыскивающими себе гнездышко. Сначала я киваю, потом признаюсь:

— Вообще-то, я работаю с иностранными инвесторами. Прежде всего с азиатскими. Агент покупателя прилетает на сутки, иногда на двое. За это время я показываю ему пять-шесть объектов, отвечающих требованиям клиента. Похоже на блиц-свидание, только с недвижимостью.

— Скорее на свидание вслепую, — хмурится Джон — Как твои близняшки?

У моих дочерей разница в возрасте — пять месяцев, но все считают их близнецами. Я не поправляю.

— Перешли на второй курс. Сейчас, — я смотрю на часы, — должны быть уже в своих кампусах. Кристен учится в Пенсильванском университете. Она у меня заводная, с ней держи ухо востро. Любит повеселиться, бунтарка, умница. А Энни тихоня. Увлекается поэзией и музыкой. Мечтательная. Верит, что нет ничего невозможного. Не верит только, что я ко-гда-нибудь перестану надрываться на работе, — я неловко усмехаюсь, пытаясь замаскировать внезапно нахлынувшую грусть — Энни выбрала Хаверфордский колледж, то есть они с сестрой обе в Филадельфии.

— Прекрасно. Слушай, а ты уже что-нибудь ела?

Указываю на миску с маленькими солеными крендельками:

— Только вот это.

Джон наклоняется ко мне, и его лицо озаряет мальчишеский задор:

— Тогда давай-ка сядем за столик, и я угощу тебя обедом.

Опять заглядываю в телефон: девочки до сих пор не отписались. А ведь я освободила для них всю вторую половину дня.

— Почему бы и нет? — отвечаю я, чувствуя, как во мне просыпается своеобразное озорство.

— Отлично! — Джон машет бармену, чтобы подал чек — То-то Боб Бойд обалдеет, когда я скажу ему, что тебя встретил! Он ведь страшно сох по тебе, как, впрочем, и мы все. Всегда тебя вспоминаю, если вижу по телевизору Сандру Буллок.

Мое лицо вспыхивает. Мне раньше многие говорили, что я похожа на Сандру Буллок: темные волосы, широкая улыбка. Но это было так давно...

— Ты выглядишь еще лучше, чем раньше.

— Да ладно! — отмахиваюсь я, что не мешает мне впервые за несколько лет почувствовать себя сексуальной, настроенной на флирт и самую малость пьяной.

Джон помогает мне слезть с высокого стула. Я беру сумочку и вдруг (не знаю, что мной руководит: инстинкт, наверное) задерживаю взгляд на экране над баром. На Си-эн-эн идет экстренный выпуск новостей. Два часа назад в Пенсильвании поезд сошел с рельсов. Мгновенно протрезвев, я хватаюсь за горло и так застываю. Внутри все мертвеет.

— Мои дочки... Они ехали на том поезде.

Глава 4

Э н н и

Энни на кухне. Поворачивается туда-сюда на крутящемся кожаном табурете. Перед ней на столешнице ноутбук и чипсы. Она запускает руку в пакет, не отрывая взгляда от письма, которое только что написала. Все ее чувства приняли форму стройных предложений, сложившихся в абзацы. Тщательно расставлены знаки препинания. При помощи клавиатуры ей легче изъясняться, чем при помощи голоса. «Уф!» — тихонько фыркает она. Надо же было так случиться, что именно за письменное высказывание ее и отстранили от учебы!

Перечитав двухстраничный текст еще раз, Энни исправляет «если я вернусь в Хаверфорд» на «когда я вернусь в Хаверфорд» и распечатывает письмо. Ну вот. Сегодня она не ляжет спать, пока мама не вернется с работы, как бы поздно это ни было. Дождется ее и вручит свое творение. Главное, держать рот на замке, пока новость не будет переварена.

От волнения у Энни урчит в животе. Она роняет голову на руки. Мама будет вне себя! Но Энни ко всему подготовилась, насколько могла. Она расскажет матери свой план: год работы в «Старбаксе» или в «Стрэнде», а потом возвращение в Хаверфорд (ей сказали, что осенью она сможет восстановиться).

Телефон звонит. Черт! Опять мама. Звонок не эсэмэска, придется отвечать. Как Энни быть? Соврать, что она в кампусе? Или включить голосовую почту? Нет, это трусливо. В мамином духе.

— Привет, мам.

— Дорогая моя! Ох... Отлегло...

Судя по голосу, мама чем-то очень напугана.

— Отлегло?

— Да, милая. Слава богу, ты в порядке. Ты... и Кристен. А я уж подумала.. — У нее перехватило дыхание — Твоя сестра не берет трубку. Я представила себе худшее и...

— Успокойся. У Крисси телефон разрядился. А ты где?

Мама нервно усмехается и понижает голос:

— Не поверишь. У меня тут наметилось что-то вроде романтического обеда. А потом я увидела сюжет про поезд и так испугалась...

Сердце Энни начинает биться быстрее. Она хватается за край столешницы, чтобы не упасть.

— Какой поезд? Ты о чем, мама?

— Пассажирский экспресс сошел с рельсов у самой Филадельфии. Столкнулся с товарняком, которыйвез горючее. Ужасно! Слава богу, что вас там не было!

У Энни подгибаются колени, и она сползает на холодный деревянный пол, шепча каким-то не своим голосом:

— Крисси... Боже мой, Крисси!

Глава 5

Э р и к а

Двадцать четыре часа проходят как в тумане. Я не верю, что со мной могло случиться такое. Кажется, будто в мое тело вселился кто-то другой, а я сама из него ушла. Ушла туда, где нет ни цвета, ни запаха, ни тепла, ни холода. Наступило утро субботы.Мы с Брайаном, Энни и психотерапевтом сидим у патологоанатома филадельфийской больницы. Я думала, нас проведут прямо в морг, поднимут белую простыню и я увижу тело дочери на металлическом столе. Но вместо этого Джоанна, чернокожая женщина средних лет, приглушенным голосом разговаривает с нами у себя в кабинете. Выражает соболезнования и обещает, что на опознание нашей девочки нам будет дано столько времени, сколько потребуется.

— Все произойдет прямо здесь, в этом кабинете. Вы увидите снимки — Джоанна показывает на фотографии, лежащие обратной стороной вверх — Я буду переворачивать их по одному, предварительно объясняя вам, что изображено на каждом — Она улыбается — Ваша доченька облегчила нам работу, положив в карман джинсов документы. Мы почти уверены, что тело, о котором идет речь, принадлежит Кристен Блэр.

Джоанна показывает студенческое удостоверение с фотографией. Я вижу лицо моей девочки. Она озорно и беззаботно улыбается, не подозревая о том, какая судьба ее ждет. Зажимаю рот рукой в запоздалой попытке остановить рвущиеся из горла рыдания. Сделавсудорожный вдох, тяну в себя воздух мелкими глотками.

— Извините, — говорю я, стараясь дышать ровнее и глубже — Просто... я не... не могу поверить...

Джоанна дотрагивается до моей руки:

— Понимаю.

Мне хочется заорать: «Да ни черта ты не понимаешь!» Откуда ей знать, каково это, когда тебе говорят, что прекрасная жизнь твоего ребенка прервалась в одинмомент вместе со всеми мечтами, надеждами и ожиданиями?! Погасла, как докуренная сигара!

Энни сжимает мои пальцы, Брайан наклоняется к моему лицу:

— Ты как?

Делаю глубокий вдох и киваю. Хватаю руку Энни, напоминая себе о том, что нужно крепиться ради нее.Еще раз благодарю Бога за то, что хотя бы она не села на тот поезд.

— Сейчас я покажу вам фотографию правой ступни. Вы должны понимать: тело сильно пострадало. Остались отеки, синяки. Обращайте внимание на такие приметы, как родимые пятна, татуировки и шрамы, если они были.

Сначала мне кажется, что раздутая нога, которую я вижу, не может быть ножкой моей дочери. Но ногти... Они выкрашены в фиолетовый цвет.

— Лак, — произношу я, хватаясь за горло и снова чувствуя, как весь мой мир рушится.

Джоанна одну за другой переворачивает фотографии лодыжек, коленей, торса. Несмотря на отечность, я узнаю ребристую грудную клетку своей девочки.

— Милая, — шепчу я, дотрагиваясь пальцем до снимка.

Джоанна ждет, пока я успокоюсь.

— Теперь вам будет еще тяжелее. При взрыве грудь и лицо сильно обгорели.

Энни начинает плакать. Я обнимаю ее, мучаясь оттого, что не могу облегчить ей страдания.

— Дорогая, давай выйдем.

Она выпрямляется:

— Нет, мама. Я уже не ребенок.

Это простое признание причиняет мне новую боль.Энни права. Ее детство оборвано, причем самым жестоким образом. Она против воли с головой окунулась во взрослую беду.

Когда Джоанна переворачивает фотографию, Брайан шумно глотает воздух. Я быстро зажмуриваюсь и инстинктивно прижимаю Энни к груди.

— Думаю, мы видели уже достаточно, — говорю я, молясь о том, чтобы лицо Кристен не запомнилось нам таким — обгоревшим, покрытым копотью. Чтобы она навсегда осталась для нас красивой девочкой с нежной кожей цвета слоновой кости — Брайан, ты закончишь без нас?

Он проводит рукой по глазам:

— Да, конечно.

Брайан разочарован тем, что я оставила все самое тяжелое ему одному. Я его понимаю. И все-таки сейчас я должна в первую очередь думать об Энни.

— Возьмите — Джоанна протягивает мне свою визитку — Я на связи двадцать четыре часа семь днейв неделю. Могу посоветовать психотерапевта на Манхэттене, если понадобится.

Торопливо благодарю и, обняв Энни обеими руками, выхожу вместе с ней из кабинета. Джоанна в это время объясняет Брайану, что будет на следующей фотографии. Закрывая дверь, я слышу, как он говорит:

— Да. Это она. Это наша Кристен.

Энни зашла в туалет, а я сижу на скамейке в коридоре, глядя на удостоверение, которое было у Кристен в кармане. Хочу положить его в кошелек и натыкаюсь на фотографию, сделанную, когда девочкам было три года. Память возвращает меня назад, в наше маленькое бунгало в Мэдисоне. В ту субботу я позвала к нам фотографа, чтобы он сделал семейный портрет. Мы только что пообедали, Брайан пошел наверх принять душ и переодеться. Дочки помогали мне убирать со стола: брали суповые миски в свои крошечные ручки и переносили их на столешницу. В желтых стенах давно не ремонтированной кухоньки царило воодушевление. Обсуждались планы на вторую половину дня.

— Сейчас мы наденем все самое нарядное, — сказала я девочкам, принимая у них посуду и составляя еев мойку, — а когда нас сфотографируют, поедем к бабушке и дедушке Блэр. Мы все вместе будем ужинать в «Ломбардино».

— Ты наденешь на нас самые красивые платьица? — спросила Кристен.

— А как же! «Ломбардино» — это ведь особое место. Папин любимый ресторан.

— Ура! — воскликнула Энни.

В ту же секунду, вторя ее радостному возгласу, раздался другой звук: миска выскользнула из ручек и разлетелась по кафельному полу миллионом мельчайших частичек стекла.

— Никому не двигаться! — скомандовала я и, подхватив Энни одной рукой, а Кристен другой, перенесла их обеих на первую ступеньку лестницы — Сделаем вот как. Я приберусь на кухне, а вы пойдете наверх и начнете приводить в порядок себя. Первое задание — стереть с мордочек усы от молока.

— Уфы бывают только у мальчиков, — заметила Энни.

— Пойдем, Энни, наряжаться, — сказала ей Кристен, и они поскакали вверх по лестнице.

Я подмела и выбросила осколки, вымыла и вытерла посуду. Все это время я улыбалась, слыша со второго этажа смех девочек — их комната была прямо над кухней.

Брайан спустился в накрахмаленной рубашке, надушенный одеколоном с древесным запахом.

— А вот и мой неотразимый муж! — сказала я и потянулась к сушилке, чтобы поставить туда чашку, а он подошел сзади и поцеловал меня в шею.

Всем своим существом я ощутила покой. Нет, это было больше чем покой. Это было одно из редких мгновений чистой радости. Я жила в семье, о которой всегда мечтала: муж, двое детей — все здоровы, все счастливы. Чего еще я могла желать, к чему стремиться?

Через пятнадцать минут над нашими головами раздался топот маленьких ножек.

— Зажмурьтесь! — крикнула Кристен с верхней ступеньки.

Я взяла Брайана за руку, мы вышли в гостиную и притворились, что закрываем лица ладонями.

— Откройте глаза! — скомандовала Энни.

И тут я увидела двух принцесс. Держась за ручки, они шествовали по лестнице так торжественно, будто в самом деле были царственными особами.

— Ах, мои милые! — воскликнула я, прижав руки к груди.

Девочки надели костюмы, скопированные из диснеевских мультиков. Энни — розовый, а Кристен — фиолетовый. Тюлевые юбочки колыхались при каждом движении ножек, обутых в атласные туфельки. На головках красовались колпачки с перьями и ленточками.

— Мы красивые? — спросила Кристен.

Она явно знала ответ на вопрос, а вот ее сестренка казалась менее уверенной в себе и переводила полный надежды взгляд с меня на Брайана.

— Да! — воскликнула я, промокая слезы — Вы красавицы!

Встревоженное личико Энни просияло.

— Мы оделись сами! — гордо сказала она.

Брайан усмехнулся:

— Но фотографироваться в таких глупых костюмах нельзя. Мама переоденет вас в нормальные платья.

Довольные лица девочек мгновенно помрачнели. Было видно, как они разочарованы тем, что не смогли угодить отцу. Как они ни старались, он всегда хотел от них чего-то большего. Я по себе знала, каково это.

— Нет, — сказала я мужу, нарушая видимость родительского единодушия, которую обычно старалась поддерживать — Вы выглядите чудесно.

Весь вечер Брайан на меня дулся. Я вполне понимала его раздражение. Даже фотограф был удивлен тем, что дети снимаются в маскарадных костюмах. Но с тех пор то семейное фото — мое любимое.

В конце коридора показалась Энни. У нее красныеглаза. Сглотнув слезы, прячу студенческое удостоверение Кристен за фотографию шестнадцатилетней давности. Не поднимаю взгляд, пока не успокоюсь. «Крепись! Не вздумай сломаться!» — твержу себе. Наконец пытаюсь улыбнуться той принцессе, которая теперь осталась у меня единственной. Не сомневаюсь, что Энни читает мои мысли. Она тоже видит: наше когда-то прекрасное королевство разрушено и никогда не будет прежним.

Мы даже не подозреваем о том, какими сильными можем быть, пока не почувствуем себя слабыми. То-гда сила пробивается наружу, как маргаритка через щельв цементе. Мне приходится отвечать на вопросы, о которых я раньше и думать не могла. Кремация или традиционное погребение? Урна или надгробие? Прощание в церкви или у нас дома? Я выбираю кремацию, мемориальный камень и церемонию в церкви СвятойТроицы. После нее самые близкие собираются в нашей квартире.

Семь часов вечера. Стоя на пороге в черном льняном костюме, провожаю последних гостей — четырех школьных подружек Кристен. Прижимаю каждую к груди, вдыхая сладкий аромат юности.

— Она очень вас любила. Спасибо, что были ее подругами.

Лорен Раш стискивает мою руку:

— Берегите себя, миз2 Блэр.

— Увидимся, девочки, — говорю я дрогнувшим голосом.

Лорен, обернувшись, грустно мне улыбается. Я провожаю всю четверку взглядом до лифта.

— Заходите. Здесь по-прежнему ваша «кают-компания».

Кристен и ее друзья называли так нашу квартиру, потому что несколько лет это было место сбора их кружка. Скоро они найдут себе другую «кают-компанию». Обязательно найдут.

Направляюсь в кухню, стараясь смириться с тем, что потеряла не только Кристен, но и ее друзей. Ураган энергии, который они поднимали, пронесся мимо. Не будет больше ни посиделок с ночевкой, ни импровизированных вечеринок. Сестра училась с Кристен в одном классе, но в ее круг не входила. У Энни была только одна близкая подруга, Лиа.

Сейчас моя дорогая девочка сидит, облокотившись о столешницу, и рассеянно жует пахлаву, которую так любила Кристен. Взгляд устремлен в никуда, а по щекам катятся слезы. У меня сжимается сердце. Даже Лиа не приехала сегодня поддержать Энни. Она учится в Стэнфорде и до зимних каникул вырваться не сможет. Наверное, зря я разрешила дочери взять нагод академотпуск по семейным обстоятельствам. Нужно было все-таки заставить ее вернуться в Хаверфорд. Избыток свободного времени не поможет ей справиться с горем, а наоборот. Сглотнув образовавшийся в горле комок, я наклоняюсь и целую Энни.

— Держишься, дорогая?

— Да — Она отворачивается и плечом вытирает слезы со щеки — А ты?

Больше всего мне сейчас хочется обнять Энни и разрыдаться, но ради нее я надеваю маску сильной женщины, у которой все под контролем. Она, как и все, должна видеть меня несломленной и даже благодарной. Да,да. Благодарной судьбе за то, что хотя бы одна из моих дочерей в то утро вернулась домой за телефоном и опоздала на поезд. Иначе я потеряла бы их обеих. А значит,и себя. Без Энни притворяться было бы бессмысленно.

— Со мной все в порядке, — вру я.

— Отлично.

Энни берет еще кусочек пахлавы и удаляется в свою комнату.

Мне, наверное, стало бы легче, если бы она закричала: «Почему ты нарушила обещание и не повезла Кристен на машине?! Почему поставила свою дурацкую работу выше нас?!» Но она не требует объяснений, а просто уходит. Я виновата перед ней. Опять. Опять наш семейный круг сузился, как в тот раз, ко-гда ушел Брайан. Только теперь вина на мне. Если бы я не нарушила своего слова, Энни не потеряла бы сестру. С этим грузом мне придется жить дальше.

Роюсь в шкафчике возле кофеварки в поисках успокоительного. Непослушными пальцами достаю из оранжевого пузырька белую таблетку и глотаю ее, надеясь, что это чудо-средство притупит мою боль на ближайшие пять часов... и пятьдесят лет.

Вытираю столешницу, когда в кухню входит моя тридцатичетырехлетняя сестра Кейт. Туфли она сняла, на босой ноге татуировка в виде розового бутончика. Она тянется за тряпкой:

— Рик, давай я. А ты посиди.

— Нет, спасибо. Мне проще отгонять мысли, когда я чем-нибудь занята.

Кейт садится на табурет, который только что освободила Энни:

— Ты все очень хорошо организовала.

— Спасибо. Может, через год соберемся еще раз. Семьей. Тогда и развеем оставшийся пепел. Двух недель, по-моему, недостаточно, чтобы попрощаться с человеком навсегда.

— Жаль, что папа не приехал.

Отворачиваюсь и делаю вид, будто оттираю пятнышко с ручки холодильника. Мне не хочется говорить об отце — о человеке, которого я считаю виновником смерти матери.

— Он никогда меня не поддерживал. С какой стати сейчас начинать?

— Рик, будь к нему снисходительнее. Он перенес тяжелую операцию на бедре. Ему так плохо!

Плохо, оттого что он болен? Или оттого, что не приехал меня поддержать? Скорее, первое. Я бросаю тряпку в раковину и поворачиваюсь к Кейт:

— Кого бы я сейчас хотела видеть, так это маму. Она бы нашла что сказать.

Кейт встает и обнимает меня:

— Представляю, как тебе ее не хватает. Ты так и не смогла смириться с маминой смертью, да?

Подавляю слезы. Когда мама утонула, мне было десять лет, а Кейт едва научилась ходить. Она только по моим рассказам знала ту добрую нежную женщину, которая любила слова, книги и всех пушистых существ. Кейти до сих пор не понимает, кого лишилась. И иногда я ей завидую.

— Я не хочу с этим мириться, — отвечаю я, качая головой.

— А теперь у тебя новая утрата, даже еще более тяжелая. Но, Рик, ты научишься жить дальше. Кристен бы этого хотела.

Я в упор смотрю на сестру, и слезы опять начинают щекотать мне горло.

— Как, Кейт? Как мать может жить дальше?! А?! — Я хватаю ее за плечи и сквозь стиснутые зубы прибавляю: — Говори! Мне очень хочется услышать!

Она привлекает меня к себе:

— Ох, дорогая! Если бы я только знала!

Я прижимаюсь к плечу сестры щекой и зажмуриваю глаза:

— Как бы я хотела быть на ее месте! Я бы с радостью умерла — и за нее, и за Энни.

— Знаю. Но для Энни ты должна сделать то, что гораздо труднее: продолжить жить.

Осень сменяется зимой. За окном то же, что в моем сердце: холод, пустота. Не пейзаж, а карандашный набросок на белом листе. Праздники меня едва не доконали. Рождество было мучением. Мы с Энни обменялись бессмысленными подарками и встретили новый год безо всякой радости или надежды.

Я делю для себя время на часовые отрезки и преодолеваю их по-разному: то меня наполняет ярость (тогда я съезжаю с дороги и изо всех сил бью по рулю), то одолевает удушливая тоска (приходится расстегивать воротник, чтобы не задохнуться). А в центре этого эмоционального водоворота — сосущая душу бездонная черная дыра стыда. Почему? Почему я не сдержала обещания, данного дочерям?

Февральское утро. Половина шестого. Сижу одна на темной кухне, потягивая кофе. Маленький белый квадратик на экране телефона напоминает мне о том, что сегодня последний день месяца. Каждое утро я начинаю одинаково: набираю номер Кристен и жду.

— Привет, это Кристен. Оставьте сообщение.

Закрыв глаза, я слушаю голос дочери. Потом робот говорит:

— Память автоответчика заполнена.

Но я все равно шепчу:

— Я люблю тебя. Прости, дорогая.

Снова набираю номер и снова слушаю. Я всегда буду класть на него деньги. Только бы не лишиться последней возможности слышать свою дочь.

Звонит домашний телефон, я вздрагиваю. На экранчике высвечивается имя сестры. Пытаюсь придать голосу немного бодрости:

— Привет, Кейти. Чего так рано встала?

— Решила перед работой испечь печенье для Молли и ее детей. Сегодня Джона возвращается домой из больницы.

— Ты молодец, — говорю я, живо представляя себе, как моя добрая сестра, не имеющая собственных детей и живущая на крошечном островке, встала ни свет ни заря и готовит на тесной кухоньке для моей старой подруги Молли Претцлафф — Как у парня дела?

Год назад старшеклассник Джона, сын Молли, на тренировке по баскетболу повредил позвоночник. Все прошлое лето Энни и Кристен провели на острове Макино, где собирали деньги ему на лечение. А я? Я даже цветов в больницу прислать не удосужилась. Новый приступ стыда.

— Так себе. Ходить бедняга, похоже, не будет. Но руки заработали, и речь восстановилась. Уже что-то. Не представляю себе, как Молли управляется одна, пока муж служит в Катаре. По-моему, тяжелее всех приходится Саманте. Девочке всего семь лет. Ты ведь, когда сможешь, позвонишь Молли, поддержишь ее?

— Да, — говорю я, потирая виски.

Но на самом деле мне нечем утешить Молли. Нечего ей дать. Я сижу в глубокой темной расселине. Вижу свет наверху, слышу голоса, даже смех. Но туда, где я застряла, ничто не проникает.

— Извини, — говорит Кейти, — я не спросила, как ты сегодня себя чувствуешь.

Чаще всего я вру сестре. Мол, все хорошо: держусь, мне уже лучше. Но в самые тяжелые дни правда просачивается наружу:

— Неважно.

— Расскажи. Я с тобой.

— Зачем я нарушила обещание, которое дала Кристен? Если б я только могла вернуть тот крошечный отрезок времени, все сложилось бы иначе.

— Не надо, — мягко говорит Кейти, но я, облокотившись о стол, продолжаю:

— Я бы не убежала по своим делам, а сидела и болтала бы с ней. Я хоть сказала «спасибо» за завтрак? Кейт, я не помню. Надо было дать ей почувствовать, как я ценю ее желание меня порадовать и как ее люблю. Надо было послать работу подальше и самой везти девочек в Филадельфию — Подпираю поникшую голову ладонью — Если бы я только могла все обнулить...

Откуда-то издалека доносится:

— Обнуление бывает триста шестьдесят пять раз в году. Называется полночь.

У меня перехватывает дыхание. Резкий хриплый лай своего отца я узнаю где угодно и когда угодно. Даже вижу его лоб, пересеченный морщинами, и большой красный нос с сиреневыми прожилками. Как он смеет встревать? Он неделями мне не звонил, а когда звонил, его соболезнования звучали неуклюже и поверхностно.

— Вот спасибо! — говорю я громко, чтобы он меня услышал, и с очевидной иронией прибавляю: — Непременно запомню твои мудрые слова, Платон.

— Бетон? При чем тут бетон?

Нет, я не позволю ему меня бесить.

— Кейт, отключи громкую связь. Сейчас же.

— Отключаю — Теперь голос сестры звучит четче: — Погоди. Я перейду в гостиную.