Мег. Дьявольский аквариум - Стив Алтен - E-Book

Мег. Дьявольский аквариум E-Book

Стив Алтен

0,0
4,99 €

Beschreibung

Под Филиппинской морской плитой обнаружен океан Панталасса, который насчитывает 220 миллионов лет, - самое неисследованное царство на планете. Там обитают ужасные морские существа, считавшиеся давно вымершими. Прошло четыре года с тех пор, как Ангел, гигантский мегалодон, родила четырех акулят, не менее агрессивных, чем их мать, а потому очень опасно держать всех в одном бассейне. Неожиданно принц Дубая предлагает купить двух подросших мегов для строящегося в Дубае самого большого аквариума, но при этом ставит условие: сопровождать мегов должен Дэвид, сын Джонаса Тейлора. Джонас неохотно соглашается, и Дэвид с радостью отправляется на лето в Дубай, даже не догадываясь, что ему придется отправиться в Панталассу, чтобы поймать самых опасных существ, когда-либо населявших Землю! В августе 2018 года на экраны страны вышел фильм "Мег" кинокомпании "Warner Bros.", который снял известный режиссер Джон Тёртелтауб ("Сокровище нации", "Сокровище нации: Книга тайн", "Ученик чародея"). Главную роль исполняет Джейсон Стэйтем ("Карты, деньги, два ствола", "Ограбление по-итальянски"). Впервые на русском языке!

Das E-Book können Sie in Legimi-Apps oder einer beliebigen App lesen, die das folgende Format unterstützen:

EPUB
MOBI

Seitenzahl: 558

Bewertungen
0,0
0
0
0
0
0



Оглавление

Мег. Дьявольский аквариум
Выходные сведения
Пролог
Часть 1
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Часть 2
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36
Глава 37
Глава 38
Глава 39
Эпилог
Благодарности

Steve Alten

MEG: HELL’S AQUARIUM

Copyright © 2009 by Steve Alten

All rights reserved

Перевод с английского Ольги Александровой

Оформление обложки Ильи Кучмы

Карта выполнена Юлией Каташинской

Алтен С.

Мег. Дьявольский аквариум : роман / Стив Алтен ; пер. с англ. О. Александровой. — СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2019. (The Big Book).

ISBN 978-5-389-15986-0

16+

Под Филиппинской морской плитой обнаружен океан Панталасса, который насчитывает 220 миллионов лет, — самое неисследованное царство на планете. Там обитают ужасные морские существа, считавшиеся давно вымершими.

Прошло четыре года с тех пор, как Ангел, гигантский мегалодон, родила четырех акулят, не менее агрессивных, чем их мать, а потому очень опасно держать всех в одном бассейне. Неожиданно принц Дубая предлагает купить двух подросших мегов для строящегося в Дубае самого большого аквариума, но при этом ставит условие: сопровождать мегов должен Дэвид, сын Джонаса Тейлора. Джонас неохотно соглашается, и Дэвид с радостью отправляется на лето в Дубай, даже не догадываясь, что ему придется отправиться в Панталассу, чтобы поймать самых опасных существ, когда-либо населявших Землю!

В августе 2018 года на экраны страны вышел фильм «Мег» кинокомпании «Warner Bros.», который снял известный режиссер Джон Тёртелтауб («Сокровище нации», «Сокровище нации: Книга тайн», «Ученик чародея»). Главную роль исполняет Джейсон Стэйтем («Карты, деньги, два ствола», «Ограбление по-итальянски»).

Впервые на русском языке!

© О. Э. Александрова, перевод, 2018

© Издание на русском языке, оформление.ООО «Издательская Группа„Азбука-Аттикус“», 2018Издательство АЗБУКА®

Моему отцу Лоуренсу Алтену, который всегда приходит мне на помощь.

Спасибо, папа!

Это художественное произведение. Имена, персонажи, места действия и события являются плодом воображенияавтора и не должны рассматриваться как реальные. Любое сходство с реальными событиями, районами, организациями или лицами, живыми или мертвыми, является чисто случайным.

Пролог

Филиппинское море, Тихий океан

Тихий океан, площадь которого превышает 60 миллионов квадратных миль, является самым большим и самым древним водным бассейном на нашей планете, а при средней глубине 14 000 футов и самым глубоким. Более того, этот океан отличается наибольшим биологическим разнообразием на Земле.

Тихий океан — это все, что осталось от Панталассы, древнего океана, некогда столь обширного, что он покрывал планету практически целиком, за исключением суперконтинента Пангеи.

Жизнь зародилась в этих водах 3,5 миллиарда лет назад в виде одноклеточных организмов, причем такое положение вещей сохранялось практически неизменным в течение следующих трех миллиардов лет. После чего 540 миллионов лет назад в океанских водах начали развиваться различные формы жизни. Из многоклеточных организмов возникли трилобиты и кораллы, медузы и моллюски, скорпены и кальмары. Во время этого Кембрийского взрыва появилось еще одно существо, небольшого размера, которое обладало спинным хребтом, отделявшим головной и спинной мозг от остальных органов.

Наступила эра рыб, а именно — девонский период палеозойской эры.

Первыми из позвоночных были животные-фильтраторы, у которых отсутствовали челюсти для захвата добычи. Поскольку их скелет состоял из хрящей, многие виды имели толстый костяной панцирь, защищавший голову; постепенно у большинства из них сформировались органы чувств, такие как зрение, обоняние, осязание и слух. А затем, спустя 80 миллионов лет после появления первой рыбы, у них возникла еще одна характерная черта — парочка кусачих челюстей.

Именно эта образовавшаяся в процессе эволюции особенность строения стала причиной возникновения резкой диверсификации: разделения обитателей водного мира на хищника и жертву, которая повлекла за собой перестановки в океанской пищевой цепи. На планете появились первые настоящие охотники, а вместе с ними и океанские волки — акулы.

В результате океан Панталасса стал для многих видов весьма опасным местообитанием.

Нужда — это мать прогресса, адаптация — средство для выживания. Через 170 миллионов лет после того, как в море появились первые позвоночные животные, кистеперая рыба выползла из Панталассы на сушу... и сделала глоток воздуха. Со временем жабры трансформировались в ноздри и легкие, вентилируемые через горло. За период в 20 миллионов лет эти новые животные колонизировали сушу.

Наступила эпоха земноводных.

Адаптация к сухопутной жизни требовала дальнейших эволюционных изменений, тем более что на кону стоял вопрос выживания. В результате у земноводных, ограниченных потребностью в регидратации, начал развиваться реберный каркас, благодаря которому легкие могли перерабатывать гораздо больший объем воздуха. Изменения фертилизации и состава яичной скорлупы позволили защитить эмбрион от высыхания.

Через 60 миллионов лет после того, как первая кистеперая рыба выползла из моря, появились первые рептилии.

За этим последовали дальнейшие адаптационные изменения анатомии водных животных. Смещение тазового пояса позволило некоторым рептилиям подняться на задние ноги. Тяжесть черепа уменьшилась благодаря образованию дополнительных полостей, заполненных мышечной тканью. Эти отверстия в том числе способствовали увеличению силы укуса... Таким образом, появился новый подкласс рептилий, а именно — динозавр.

Со временем Пангея разделилась на два континента: Гондвану и Лавразию. По мере продолжения разлома и дрейфа массивов суши океан Панталасса разделился на Атлантический и Северный Ледовитый океаны, а со временем — на Индийский и Тихий. Изменения атмосферных и геологических условий привели к возникновению глобальных циклов потепления и оледенения, что отразилось на представителях морской и наземной фауны. Сильные выжили, став доминантными видами; слабые вымерли.

Если динозавры были хозяевами суши и воздуха, то такие рептилии, как плакодонты и ихтиозавры, вернулись в океан. Это были первые морские монстры: эласмозавры с очень длинной шеей; кронозавры с массивным черепом; шонизавры, похожие на дельфинов ихтиозавры длиной пятьдесят футов и весом сорок тонн; и, наконец, лиоплевродоны — гигантские плиозавры.

В течение следующих 170 миллионов лет эти грозные хищники доминировали на суше и на море... до тех пор, пока в один роковой день 65 миллионов лет назад с неба не упал астероид диаметром семь миль, после чего жизнь на планете сразу изменилась.

Огненные смерчи, возникшие в результате падения астероида, повлекли за собой нечто вроде ядерной зимы вследствие выброса в атмосферу угарного газа и миллионов тонн золы и сажи, ставших барьером для солнечного света. Пожары потухли, и тотчас же наступил ледниковый период, ставший официальным концом эпохи динозавров. В результате выжили лишь те виды, которые сумели адаптироваться к резкому понижению температур.

Между тем имели место и другие глобальные изменения.

Континенты и океанское ложе покоятся на твердой оболочке Земли, которая называется литосферой. Состоящая из тринадцати крупных тектонических плит и тридцати восьми более мелких, литосфера обтекает горячее ядро планеты, словно постоянно движущийся ледник. Движения эти обусловлены вулканической активностью вдоль границ тектонических плит — двигателем, расположенным под дрейфующими континентами.

Когда расплавленная порода (магма) прорывается сквозь океанское ложе, происходит дивергенция океанических плит, ответственная за образования рифтов. При столкновении двух и более континентов возникают мощные складчатые области, формирующие горные хребты. Когда столкновение происходит под водой, более плотная тектоническая плита подползает под менее плотную в зоне субдукции, в результате появляются глубокие трещины, или впадины, — самые глубоководные области океана. Более плотная плита поглощается мантией, после чего выбрасывается обратно в виде лавы, что приводит к формированию островных дуг.

Подобные вулканические взаимодействия особенно ярко проявляются вдоль тектонической плиты, известной как Филиппинская.

Уникальность Филиппинской плиты, расположенной под Филиппинским морем, заключается в том, что плита эта, по форме напоминающая бриллиант, со всех сторон окружена зонами субдукции. На востоке с ней граничит массивная Тихоокеанская плита, которая, столкнувшись с Филиппинской, пододвинулась под нее, что и привело к образованию Марианской впадины — самой глубокой на планете. На западе Филиппинская плита граничит с Евразийской, на юге — с Индо-Австралийской, а на севере — с Северо-Американской, Амурской и Охотской плитами, причем на всех границах схождения тектонических плит сформировались глубоководные впадины.

Бассейн Филиппинского моря, средняя глубина которого составляет 19 700 футов, является самой изолированной и наименее исследованной областью нашей планеты, а колоссальное давление воды делает ее недоступной практически для всех, за редким исключением, глубоководных аппаратов. Чтобы получить сколь-нибудь значимую информацию о строении этого древнего дна, ученым приходится полагаться исключительно на данные батиметрической съемки. В результате исследователям так и не удалось обнаружить аномалию Филиппинской плиты: существование под земной корой изолированной водной среды, датировки которой относятся к периоду суперокеана Панталасса.

И в этом море имеется хорошо развитая пищевая цепь, способствовавшая поддержанию жизни еще с тех пор, как морские рептилии вернулись в океан 240 миллионов лет назад.

Акула легко движется в вечном мраке, ее белая шкура льет мягкий свет на притихшее дно, расположенное в семи тысячах футов от бурной поверхности океана. Длина животного, с тупой мордой в форме пули и мощным серповидным хвостовым плавником, составляет пятьдесят восемь футов, вес — тридцать тонн, и мастодонт этот является полноправным властелином здешнего подводного царства.

Под практически невидимыми деснами прячутся острые зубы с зазубринами наподобие ножа для мяса. Нижние зубы, всего двадцать два, по форме напоминающие стилет, предназначены для того, чтобы прокалывать и удерживать добычу. Более широкие верхние зубы, всего двадцать четыре, являются смертельным оружием, способным разрезать кости и мышечную ткань, а также китовый жир. За передними верхними и нижними рядами зубов скрываются четыре-пять дополнительных рядов запасных зубов, загнутых назад и утопленных в десне, словно конвейерная лента. Состоящие из кальцинированных хрящей без кровеносных сосудов, зубы эти сидят в десятифутовых челюстях, которые, словно на шарнирах, крепятся к черепной коробке, что позволяет верхней челюсти вытягиваться вперед и открываться настолько широко, что акула способна заглотить взрослого слона. И словно одних только гигантских размеров и жуткой прожорливости было недостаточно, природа наделила подводного монстра интеллектом и хищническим инстинктом, выработавшимся за 400 миллионов лет эволюции. Шесть различных органов чувств реагируют на любые изменения геологии, течения, градиентов температуры... и на любое существо, находящееся в ареале их обитания.

В глазах хищника имеется отражающий слой ткани, расположенный за сетчаткой. Во время движения на больших глубинах свет отражается от этого слоя, что позволяет животному видеть даже во мраке. При солнечном свете отражающий слой закрывается содержащей пигмент оболочкой, действующей наподобие солнцезащитных очков. И если у акул радужная оболочка, как правило, содержит в основном черный пигмент, то у данного конкретного самца она скорее похожа на бледно-голубую катарактную пленку, что характерно для альбиносов. Глаза, каждый размером с баскетбольный мяч, рефлекторно закатываются назад в тот самый момент, когда монстр атакует жертву, чтобы таким образом защитить глазное яблоко от повреждения.

Прямо перед органами зрения, под рылом, находятся вертикальные ноздри, настолько чувствительные, что они способны обнаружить одну-единственную каплю крови или мочи в миллионе галлонов воды. Язык и рыло обладают соответственно рецепторами вкуса и осязания, тогда как перепончатый лабиринт внутри черепной коробки служит органом слуха. Но у данного хищника имеются еще два органа восприятия, которые и сделали его хозяином водной стихии.

Во-первых, боковая линия — это сеть крохотных каналов, расположенная с обоих боков под кожей и содержащая микроскопические поры и отверстия, через которые осуществляется связь с морской водой. И когда другое животное создает вибрации или турбулентность в воде, реверберации стимулируют крохотные волоски внутри этих высокочувствительных клеток, предупреждая хищника об источнике возмущений, находящемся за много миль от него.

Еще более чувствительным органом чувств являются многочисленные клетки, сосредоточенные вдоль рыла и под ним. Известные как ампулы Лоренцини, эти глубокие, заполненные желеобразным слизистым веществом поры соединены с мозгом через систему черепных нервов. Такой внушительный комплект нервов обнаруживает малейшие градиенты электрических и биоэлектрических полей, возникающих за счет движения животных в воде, колебания жаберных щелей и сердечных сокращений. Ампулы Лоренцини настолько чувствительны к электрическим разрядам, что хищник, перемещаясь в глубинных слоях Филиппинского моря, вполне мог бы обнаружить гипотетический медный провод, протянутый между Японией и материковым Китаем, чтобы соединить две батарейки типа D, за несколько тысяч миль от него.

Carcharodon megalodon — доисторический кузен современной большой белой акулы. Сверххищник во все времена, мег обладает настолько свирепым нравом, что обречен на вечное одиночество. И хотя за последний миллион лет численность его популяции резко уменьшилась, представители этого вида сумели избежать вымирания путем адаптации — в нашем случае благодаря выбору в качестве местообитания богатых питательными веществами теплых вод впадин в Филиппинской океанической плите.

Серо-голубой глаз животного и его ноздри размером с футбольный мяч окружены шрамами, тянущимися к верхней челюсти и обнаженной части десны. Все эти отметины были в свое время оставлены мегу на память его родным братом, лишившим к тому же своего более мелкого сородича здоровенного куска спинного плавника.

Те немногие из людей, кому удалось уцелеть после встречи с этим мегом, знают его как Аль Капоне. Ну а для морских животных, попадающихся ему на пути, исходящее от него зловещее биолюминесцентное свечение — предвестник неминуемой смерти.

Изуродованная пасть Аль Капоне заглатывает морскую воду, подергиваясь в жестокой кривой ухмылке. Ведомый голодом, хищник покинул место своего рождения, отправившись на обследование западной части Марианской впадины.

Поднявшись в ночное время к поверхности океана, Аль Капоне убил молодую китовую акулу у побережья атолла Палау. Однако рассвет помешал мегалодону закончить кровавую трапезу, загнав хищника, обладающего повышенной чувствительностью к солнечным лучам, обратно на глубину. В результате ему пришлось шесть часов кружить на расстоянии тысячи футов от своей истекающей кровью жертвы. И наконец, потеряв терпение, мег оставил китовую акулу, чтобы направиться на запад.

Аль Капоне плывет вдоль морского ложа, где температура воды чуть выше точки замерзания. Однако теплокровный океанский голиаф не чувствует холода, поскольку вдоль его хребта с двух сторон тянутся толстые красные мышечные волокна, которые не только придают дополнительную силу внушительным грудным плавникам и хвосту, но и, действуя как своеобразный радиатор, снабжают теплом кровеносную систему — этакий термостат, обеспечивающий внутреннюю температуру на пятьдесят градусов выше температуры кожи.

И хотя Аль Капоне находится на таких глубинах, где любое морское млекопитающее было бы наверняка раздавлено водными массами, отсутствие плавательного пузыря делает гигантскую акулу нечувствительной к экстремальным значениям давления воды. При этом печень мега весом более 25 000 фунтов, состоящая из множества слоев внутреннего жира, который гораздо легче воды, обеспечивает животному идеальную маневренность на любой глубине.

Аль Капоне, привлеченный слабым электрическим полем, резко меняет курс и теперь отправляется на разведку туда, где его ампулы Лоренцини засекли незнакомый объект, движущийся по черной преисподней.

Потенциальная добыча наполовину зарыта в морское дно в 12 145 футах от поверхности. Покрытый ржавчиной металлический корпус японского эсминца времен Второй мировой войны, продуцируя слабый электрический поток в воде, манит к себе голодного хищника.

Убедившись, что объект несъедобен, Аль Капоне движется дальше, постепенно поднимаясь вверх вдоль Западно-Марианского хребта. Сложенный толеитовыми базальтами, хребет этот густо покрыт коралловыми рифами. Пузырьки метана и сульфид водорода, поступающие из древнего моря под хребтом, просачиваются сквозь скальные образования.

На глубине 7670 футов хребет сглаживается, открывая обширный глубоководный бассейн, геология которого сложилась за 200 миллионов лет до появления популяции мегалодона.

Эта геологическая аномалия возникла 180 миллионов лет назад, когда Пангея разделилась надвое: на Лавразию (Северная Америка, Европа, Азия и Гренландия) и Гондвану (Австралия, Антарктида, Индия и Южная Америка). Медленный разлом двух континентальных плит привел к образованию протяженного участка земной коры, примыкающего к тому, что в настоящее время является территорией Китая. Вытянутый участок затвердевшей магмы длиной сотни миль истончился и ушел под воду, образовав шельф. В то время как определенная часть этого шельфа со временем разрушилась вследствие других тектонических процессов, кора в южной части Западно-Филиппинской котловины сделалась толще, вследствие чего на расстоянии 7775 футов от поверхности Тихого океана сформировалось фальшивое дно, которое скрыло древнюю зону субдукции, опускающуюся на истинные океанские глубины еще на четыре мили.

В течение следующих 30 миллионов лет магма, поступающая из этой вулканической зоны субдукции, постепенно плотно запечатывала шельф, изолируя ее обитателей от остальной части Тихого океана. Насыщенные питательными веществами течения обеспечивают непрерывную пищевую цепочку, в то время как тепло от гидротермальных источников поддерживает различные формы доисторической жизни в этом абиссальном море, занимающем пять тысяч квадратных миль под шельфом из затвердевшей магмы, скрывающей истинные глубины Филиппинского моря.

Реверберации в воде возбуждают невромасты, расположенные в боковой линии мега. Аль Капоне меняет курс, нацелившись на притягательное течение.

Это дыра в океанском ложе — черная лакуна — диаметром четыреста футов, из которой бьет горячая вода, насыщенная метаном... и чем-то еще!

Мегалодон кружит вокруг похожего на кратер отверстия, втягивая ноздрями притягательную смесь запахов, снабжающую информацией его мозг. Аль Капоне все больше возбуждается, его пасть широко открывается, приток воды заставляет сильнее трепетать жаберные щели и чаще биться сердце. Мегалодон выгибает спину, его чувства в огне, а мускулистая нижняя часть шириной с канализационную трубу заставляет хвостовой плавник отчаянно работать.

Из дыры что-то поднималось!

Новопёрая рыба лидсихтис длиной шестьдесят восемь футов на десять футов длиннее Аль Капоне и на восемь тонн тяжелее. Безобидный гигант, питающийся планктоном, выплывает из дыры в открытый океан, не подозревая о подстерегающем его мегалодоне.

Аль Капоне вытягивает удлинившиеся челюсти в сторону застигнутой врасплох рыбы, погружает зубы в ее анальный плавник, перекусывая нижнюю часть позвоночника.

Лидсихтис содрогается, словно через него пропустили ток напряжением 50 000 вольт, его туловище начинает судорожно дергаться, тем самым словно помогая мегалодону еще глубже погружать в тело зазубренные верхние зубы. Аль Капоне мотает взад и вперед гигантской головой до тех пор, пока не ломает позвоночник жертвы, отделяя в облаке крови хвост от туловища.

Увлекаемая вверх лучеобразными мощными грудными плавниками, доисторическая рыба продолжает подниматься вверх, уже без хвоста, подальше от черной дыры.

Аль Капоне позволяет жертве ускользнуть, удовольствовавшись куском мяса и хрящей весом в две тысячи фунтов, которые еще нужно перемолоть на более мелкие фрагменты. Мегалодон, с притупленными чувствами и слегка осовевший от еды, внезапно обнаруживает присутствие еще одного существа, возникающего из черной дыры, но не в состоянии отличить жертву от хищника.

И действительно, из отверстия пулей вылетает чудовищное животное, его невероятные челюсти — тридцать два фута от кончика морды до нижнего ряда зубов — тотчас же смыкаются на тазовом поясе мега. Острые, как кинжал, резцы кастрируют Аль Капоне, сперва оторвав его парные класперы, а затем перемолов на мелкие кусочки хрящи в основании мощного хвостового плавника.

Аль Капоне резко поворачивает голову, его расстроенные органы чувств регистрируют появление более крупного охотника, который, величественно выплыв из черной бездны, начинает кружить вокруг раненого мега.

Самка плиозавра весит не меньше синего кита, а длиной (122 фута) даже превосходит его. Огромная крокодилья голова переходит в длинное мускулистое туловище, снабженное передними и задними ластообразными плавниками и коротким хвостом. Невероятно проворная для столь крупного животного, самка резко лавирует и нарезает круги вокруг мега, не забывая при этом о его смертоносных зубах. Все ее чувства, включая необыкновенно развитое обоняние, сосредоточены сейчас на непрерывном потоке крови из частично оторванногохвоста мега. Плиозавр слышит пульсации двухкамерного сердца мега, ощущает вкус горячей едкой крови, вытекающей из раны.

Лишенный возможности сделать рывок вперед, раненый мегалодон пытается противостоять мощному потоку воды, который оставляет за собой рыскающий вокруг своей жертвы плиозавр.

Ну а дальше события развивались чрезвычайно стремительно и со смертельной неотвратимостью.

Оттолкнувшись мощными передними плавниками, стотонный плиозавр выпрыгивает в темноту. После чего с грацией морского льва делает вираж на 180 градусов и хватает открытой пастью беспомощно барахтающегося в воде мегалодона, врезавшись в него, словно мчащийся локомотив — в застрявший на путях автомобиль.

Из пасти мегалодона, не выдержавшего колоссального давления 22 000 фунтов на квадратный дюйм, фонтаном вылетают окровавленные ошметки. Желудок акулы конвульсивно дергается и выворачивается наружу; на ходу срыгивая остатки непереваренного обеда, он торчит из бездонной глотки, словно розовый воздушный шарик. Акула отчаянно бьется всем телом, а тем временем плиозавр все глубже впивается десятидюймовыми острыми зубами в мягкое брюхо жертвы, мотая головой, точно крокодил, чтобы ее утихомирить.

В течение двадцати долгих минут два гиганта бьются, сцепившись в смертельном объятии, омываемые усиливающимся потоком воды из черной дыры. Мегалодон, зажатый в безжалостных зубах плиозавра, заваливается набок и тонет, истекая кровью, а его убийца не отпускает жертву, все сильнее напрягая челюстные мускулы, чтобы подавить последние жалкие попытки к сопротивлению.

И вот наконец мегалодон обмякает, его массивная сердечная мышца перестает качать кровь. Плиозавр на всякий случай еще пару раз трясет мертвого мегалодона, после чего, оставляя за собой кровавый след, змеиными движениями проскальзывает с добычей в черную дыру, спеша накормить детенышей.

Часть 1

Ни один аквариум, ни одно искусственно созданное водохранилище, насколько бы просторными они ни были, не смогут воссоздать естественные условия морского обитания. И ни один дельфин, плавающий в таких водах, не будет похожим на дельфина, живущего в естественных условиях.

Жак-Ив Кусто

Глава 2

Общественная больница полуострова МонтерейМонтерей, КалифорнияВечер субботы

Терри Тейлор сидит в одиночестве в личном кабинете администратора больницы, подальше от приемного покоя, умоляющих глаз посетителей и плазменных экранов телевизоров с бесконечным пережевыванием в новостях событий сегодняшнего вечера. И хотя дочь покойного Масао Танаки — его единственный оставшийся в живых ребенок — должна была скоро отпраздновать пятидесятилетие, на вид ей можно дать не больше сорока: длинные черные как смоль волосы почти не тронуты сединой, а кожа вокруг миндалевидных глаз по-прежнему гладкая. Но если внешне она выглядит еще вполне молодо, то душа ее успела состариться раньше времени. Бесконечный стресс сказался на нервной системе женщины, ее правая рука и нога периодически подрагивают. Терри уже побывала на приеме у невролога, который, выписав ей счет на кругленькую сумму, заявил, что, возможно, это начальная стадия болезни Паркинсона, а возможно, что-то еще, но он будет пристально следить.

Доктора... Что они могут знать? Большинство из них просто «практикуют» медицину, ставят привычные диагнозы и назначают лечение, основываясь скорее на размере медицинской страховки, а не на истинных потребностях пациента. Но это именно то, что может предложить вам медицинская система, которая регулируется индустрией, ориентированной исключительно на получение дохода, и субсидируется фармацевтическими компаниями, для которых бесплатно свозить своих сотрудников в Канкун — все равно что угостить их леденцом на палочке. «Вот, миссис Тейлор, принимайте эти таблетки дважды в день в течение трех недель, а мы посмотрим, как они на вас действуют. Спазмы внизу живота? Выпадение волос? Двоится в глазах? Нет проблем. Тогда мы будем пробовать другие лекарства, пока не будет улучшения. Повреждена печень? Нет проблем. Можно сделать пересадку печени...»

Она изгоняет из головы «персону», которую психиатр окрестил Сердитой Энни, и та уступает место Деловой Мэри.

Позвони своему издателю... Пусть опубликует официальное заявление. Нет, лучше я сделаю заявление лично. Посмотрю им в глаза... дам понять, что у меня нет слов, чтобы выразить свое сочувствие их горю.

Но это ничего не изменит. В конце концов они все равно придут по нашу душу. Позвонить адвокатам. Удостовериться, что все отказы от претензий стоили затраченных средств... Господи, как такое могло случиться?! Бедный мальчик. Он ведь был старшекурсником... Ровесником Дэвида. А ведь на его месте мог оказаться Дэвид... Это мог быть... Ди Джей.

Терри вспомнила о погибшем брате, и у нее начала дрожать правая нога.

Ди Джей... Сколько лет его уже нет с нами? Двадцать четыре года? Как такое может быть?

Перед мысленным взором Терри в очередной раз встает жуткая картина страшной смерти студента колледжа. Неужели Ди Джей именно так погиб в Марианской впадине? В пасти самца мега?

Терри чувствует, как к горлу подкатывает желчь.

Прекрати! Немедленно прекрати! Если ты сейчас разнюнишься, это вряд ли поможет делу... Нет, такое невозможно было предвидеть... совсем как автомобильную аварию... или удар молнии. Но дерьмо случается. И тут бесполезно искать логическое объяснение. Сосредоточься на списке первоочередных дел, прежде чем безумие обрушится на тебя, словно волна цунами. Продемонстрируй людям свое горе. А потом отойди в сторонку, и пусть адвокаты расхлебывают последствия... Созови в понедельник экстренное собрание персонала... Переложи на них ответственность за вопросы безопасности... Проследи за их реакцией...

— Миссис Тейлор?

...и подготовь их к худшему. И если тебе кажется, что борцы за права животных настоящие беспредельщики, то это еще цветочки. Ягодки будут впереди.

— Миссис Тейлор? У вас все хорошо?

Очнувшись, Терри поднимает глаза на врача, который придерживает ее трясущуюся правую руку.

— У меня? Все отлично. А моя дочь... Что с ней? Вы закончили диагностику?

— Она отдыхает. Базилярные травмы черепа встречаются крайне редко. В основном у автогонщиков при авариях на большой скорости. Именно так в свое время погиб Дейл Эрнхардт. Но, так или иначе, магнитно-резонансная томография невыявила наличие сгустков крови в мозгу Дани. Однако у нее обнаружены серьезные ушибы грудной клетки. На всякий случай мы оставим ее в отделении интенсивной терапии. Ну а сейчас вы можете ее навестить. Ваш муж уже ждет вас.

Проследовав за врачом в отделение, Терри подходит к одному из восьми модулей интенсивной терапии, отделенному синей занавеской от остальных. Джонас сидит у кровати Дани. Израненное тело девушки обвешано мониторами, в вену вставлена капельница.

Джонас нежно обнимает жену:

— Ты в порядке? Прости. Дурацкий вопрос.

— Не делай никаких официальных заявлений. Предоставь это специалистам.

— Я и не думал об институте. Терри, Дани могла погибнуть... и Дэвид...

— Джонас, не сейчас.

— Нет, именно сейчас! Наш сын уже в четырнадцать лет начал уговаривать нас дать ему разрешение на работу с этими монстрами. И только представь... В понедельник он войдет в зону поражения. Я думаю, мы с тобой должны немедленно это пресечь, пока не...

— Тсс! Довольно! Хватит спорить. Ради Дани.

Джонас смотрит на часы:

— Уже поздно. Дани в надежных руках. Нам пора домой.

— Ступай. Я остаюсь.

— Тогда и я тоже.

— Нет. Тебе нужно найти Дэвида. Я отправила его присмотреть за Маком. Триш сказала, на него плохо подействовала смерть мальчика. Она боится, что он снова запьет.

Бархатное ночное небо раскинулось сверкающим шатром над безбрежным Тихим океаном, волны беззвучно катятся одна за другой, с глухим рокотом разбиваясь о пустынный берег. Арена тоже опустела, если не считать четырех вооруженных охранников и двух одиноких фигур в верхнем ряду западной трибуны.

Мак положил голову на прохладную алюминиевую скамью, позволив пульсирующему океану успокаивать натянутые как струна нервы.

— Ладно, малыш, я сдаюсь. То, что я видел во Вьетнаме, было во сто крат хуже, но на войне у тебя и мозги работают по-другому. Но картина гибели этого мальчика будет теперь преследовать меня до конца жизни.

Дэвид кивает:

— «Бар и гриль Турка» еще открыт. Хочешь пропустить по стаканчику?

— Ты меня проверяешь?

— Типа того.

— Малыш, не советую играть в умственные игры со своим крестным отцом. Если бы я действительно хотел надраться, то был бы уже в дымину пьяным. — Мак устало вытирает глаза. — Это Триш тебя за мной послала?

— Нет.

— Лжец из тебя никудышный.

— Ладно. Но она действительно очень волновалась.

По арене эхом разносится глухой металлический гул.

— Передай моей жене, что я уже позвонил своему куратору и в конце неделе поеду на собрание анонимных алкоголиков.

— Может, лучше скажешь ей сам?

— Скажу. Всему свое время.

— Ты ее боишься?

— Да, черт возьми! Триш — хорошая женщина, но стоит мне хоть раз нарушить обещание, и она меня бросит и глазом не моргнет. А я не могу этого допустить.

—Ты так сильно ее любишь?

—Не-а. Просто привык к трехразовому питанию и чистому исподнему.

Дэвид улыбается, но тотчас же настораживается, когда до него доносится звук очередного удара, а затем — громкий всплеск.

— Ангел? — Дэвид резко выпрямляется и, опершись на перила, начинает вглядываться в стены канала, которые тянутся на сто ярдов вперед, чтобы исчезнуть в черных водах Тихого океана.

Где-то там вдалеке под темной поверхностью притаилась страшная сила природы, стремящаяся вырваться из заточения.

Однако Дэвид находится слишком далеко от входа в канал, чтобы видеть мягкое биолюминесцентное свечение Ангела.

За новыми всплесками следует череда тяжелых реверберирующих ударов.

Мак поспешно поднимается с места:

— Это уже из «Загона для мега». Пошли скорей.

Дэвид спускается вслед за Маком с трибуны, и они идут по бетонной перемычке к «Загону для мега», представляющему собой открытый бассейн глубиной в три этажа с подводным панорамным окном из главной галереи.

Здесь их пятеро — все самки, — имена им выбрали зрители путем интернет-голосования, устроенного через шесть недель после того, как детеныши появились на свет. Троих самочек, длина каждой более двадцати пяти футов, а вес около пяти тонн, назвали Анжеликой, Мэри Кейт и Эшли, причем последние два имени были присвоены двум одинаковым акулятам, которые отказывались от еды в первый месяц жизни, в честь знаменитых сестер-близняшек Олсен, ставших актрисами. Близняшки Олсен, верные спортивному духу, приняли участие в церемонии присвоения имен и даже покормили названных в их честь детенышей, хотя и с безопасного расстояния.

Оставшиеся две самки как будто принадлежали к другому помету. Длиной более сорока шести футов и весом двадцать одна тонна каждая, они оказались вдвое крупнее своих сестер и куда более злобными.

Элизабет, или сокращенно Лиззи, была, как и ее мать, альбиносом. И публика, в значительной степени под влиянием европейских блогеров, проголосовала за то, чтобы назвать ее в честь Элизабет (Елизаветы) Батори, самой страшной серийной убийцы в истории Словакии. В 1610 году печально известной Кровавой графине было предъявлено обвинение в пытках и убийствах сотен людей, преимущественно молодых девушек. И молодая белая самка мегалодона своей жестокостью была вполне под стать Кровавой графине, в честь которой ее и назвали, но несколько уступала своей еще более свирепой двойняшке Белль.

Белль, которую персонал называл Белой — Повелительницей Тьмы, оказалась единственным детенышем в помете, имеющим пигментацию. Ее голова была совершенно белой, но спина (от спинного плавника до верхней доли хвоста) — свинцово-серой, что придавало акуле весьма странный, даже зловещий вид. Названная в честь Белль Ганнесс, печально известной Черной вдовы, которая в 1908 году убила четырнадцать женихов, молодая самка мега отличалась такой свирепостью, что перед кормлением ее нередко приходилось изолировать от сестер. Одним словом, Лиззи была мозгом их тандема, а Белль — грубой мышечной силой.

Время кормления еще не наступило, а в загоне уже началось настоящее светопреставление.

Доктор Джонатан Стелзер, директор по вопросам морской биологии Океанографического института Танаки, стоя у железной ограды вокруг освещенного аквариума с лазурной водой, отчаянно выкрикивает приказы рабочим, которые безуспешно пытаются отсечь титановым барьером Мэри Кейт и Эшли. Испуганные акулята в панике кружат возле стенки бассейна. На противоположной стороне бассейна пилот Стивен Моретти залезает в «Медузу» — сделанный из акрила подводный аппарат сферической формы, принайтовленный к стреле подъемного крана. Стивен Моретти задраивает люк, натягивает на лоб свою счастливую бирюзовую бейсболку и поднимает вверх большие пальцы.

Буквально секунду спустя подводный аппарат уже раскачивается на тросе над бассейном, после чего спускается на воду.

Мак поспешно направляется к доктору Стелзеру:

— Джон? Какого черта...

— Сестренки! — Стелзер показывает на дальний конец бассейна, где трехфутовые спинные плавники цвета слоновой кости хаотично разрезают поверхность воды, а за ними неотступно следует более крупный спинной плавник. — Лиззи схватила Анжелику за грудной плавник и не отпускает.

Дэвид видит в воде черную тень, которая стрелой проносится мимо них наперерез двум белым акулам:

— Белль. Похоже, она атакует.

Свинцово-серый плавник посылает вверх фонтан воды — это Белль нападает на попавшую в западню Анжелику.

Моретти, уже погрузившийся на большую глубину, становится свидетелем подводной атаки. Лиззи сжимает в зубах правый грудной плавник Анжелики, удерживая ее на месте. Укус не смертельный, но из раны ручьем льется кровь, и это еще сильнее возбуждает Белль. Она проплывает под «Медузой» и впивается в незащищенный левый бок Анжелики, вспарывая толстую белую шкуру острыми молодыми зубами.

Моретти бросается за Белль, активировав электрошокер для хищников, представляющий собой шесть торчащих под разными углами из корпуса «Медузы» стальных заостренных штырей, через которые пропущено электричество напряжением 5000 вольт, чего более чем достаточно, чтобы отогнать агрессивных сестренок. Прицелившись в анальный плавник Белль, Моретти отгоняет агрессора.

Разодранный бок Анжелики заволокло кровавой дымкой. Опустив подводный аппарат чуть ниже раненой самки, Моретти пытается достать шокером Лиззи, а тем временем мостовой подъемный кран катится по рельсам, проложенным в бетонной отмостке вдоль всего «Загона для мега». Толстая грузовая сеть уже висит наготове на стреле крана в пятидесяти футах от поверхности воды.

После нескольких попыток Моретти в конце концов удается отпугнуть Лиззи. Призрачно-белая хищница неохотно разжимает челюсти...

И в это самое время Белль атакует «Медузу», но лишь затем, чтобы получить чувствительный удар током. После чего Белль начинает кружить возле восточной перегородки бассейна, пристроившись за своей сестрой-двойняшкой.

Моретти отдает команду в микрофон своей гарнитуры:

— Анжелика свободна. Опускайте сеть!

И вот наконец сеть опущена. Выдвинув манипуляторы, Моретти устанавливает механическую руку над раненой акулой. Анжелика панически мечется туда-сюда, ее правый грудной плавник окутан кровавыми облаками. Маневрируя вдоль левого бока Анжелики, Моретти выключает электрошокер, чтобы случайно не задеть раненого мега. Затем он смотрит на экран сонара и обнаруживает, что обе агрессорши собираются взять Анжелику в клещи с тыла! Развернувшись в кресле пилота, Моретти видит идущих в лобовую атаку сестренок, голова каждой из них размером с «Медузу». Моретти поспешно активирует заостренные штыри, ампулы Лоренцини акул мгновенно обнаруживают электрические импульсы. Обе хищницы буквально в последнюю секунду отплывают от «Медузы», закружив подводный аппарат в своем кильватерном следе.

Моретти с силой вжимает в пол ножные педали и с помощью носового движителя выравнивает судно. Умная рыбка