Секреты самураев - Адель Уэстбрук - E-Book

Секреты самураев E-Book

Адель Уэстбрук

0,0
11,99 €

Beschreibung

Авторы этого фундаментального исследования, известные американские специалисты по восточным единоборствам, рассказывают об истории воинственных самураев и о практических, технических и стратегических аспектах боевых искусств, о культуре, этике и философии Страны восходящего солнца. Все эти сведения не кажутся просто фрагментами далекого прошлого, свидетельствами материальной культуры и поэтики боевого духа: они прокладывают мостик к пониманию сегодняшней Японии, в которой приверженность традициям не сковывает стремительного движения вперед. Новое издание дополнено богатой подборкой иллюстраций, выполненных знаменитым Оскаром Ратти и не вошедших в прежние редакции этой культовой книги, в текст внесены актуальные изменения и уточнения.

Das E-Book können Sie in Legimi-Apps oder einer beliebigen App lesen, die das folgende Format unterstützen:

EPUB

Seitenzahl: 713

Bewertungen
0,0
0
0
0
0
0



Содержание

Секреты самураев : Боевые искусства феодальной Японии
Выходные сведения
Вступительное слово
Коллекция рисунков
Предисловие
Введение. Боевой дух
ЧАСТЬ I. НОСИТЕЛИ БУДЗЮЦУ
I. БУСИ
2. ХЭЙМИН
3. ЦЕНТРЫ БОЕВОЙ ПОДГОТОВКИ
ЧАСТЬ II. ВНЕШНИЕ ФАКТОРЫ БУДЗЮЦУ
4. БУДЗЮЦУ С ОРУЖИЕМ
5. БУДЗЮЦУ БЕЗ ОРУЖИЯ
ЧАСТЬ III. ВНУТРЕННИЕ ФАКТОРЫ БУДЗЮЦУ
6. КОНТРОЛЬ И ЭНЕРГИЯ
7. СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ ПРИМЕНЕНИЯ
8. ЭТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ БУДЗЮЦУ
Заключение. ЭВОЛЮЦИЯ БУДЗЮЦУ
Библиография
Благодарности

Oscar Ratti, Adele Wesbrook

Secrets of the Samurai

The Martial Arts of Feudal Japan

В оформлении обложки и суперобложки использован фрагмент триптиха Цукиоки Ёситоси (1839–1892) «цветение сливы в лесуикута» (1867)

Перевод с английского

Дмитрия Воронина и Юрия Гольдберга

Ратти О., Уэстбрук А.

Секреты самураев : Боевые искусства феодальной Японии / Оскар Ратти, Адель Уэстбрук; [пер. с англ. Д. Воронина, Ю. Гольдберга]. – М. : КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2017.

ISBN 978-5-389-13522-2

16+

Авторы этого фундаментального исследования, известные американские специалисты по восточным единоборствам, рассказывают об истории воинственных самураев и о практических, технических и стратегических аспектах боевых искусств, о культуре, этике и философии Страны восходящего солнца. Все эти сведения не кажутся просто фрагментами далекого прошлого, свидетельствами материальной культуры и поэтики боевого духа: они прокладывают мостик к пониманию сегодняшней Японии, в которой приверженность традициям не сковывает стремительного движения вперед. Новое издание дополнено богатой подборкой иллюстраций, выполненных знаменитым Оскаром Ратти и не вошедших в прежние редакции этой культовой книги, в текст внесены актуальные изменения и уточнения.

© 1973 Charles E. Tuttle Co., Inc.

© 2009 by Futuro Designs & Publications/Adele Westbrook: Acknowledgments, Foreword, Portfolio of Drawings in new edition

© Воронин Д., перевод на русский язык, 2003

© Гольдберг Ю., перевод на русский язык, 2017

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2017 КоЛибри®

ТЕМ НЕМНОГИМ МАСТЕРАМ БУДЗЮЦУ,

которыебоготворили боевые искусства –

но еще больше боготворили человеческую жизнь,

и

ТЕМИССЛЕДОВАТЕЛЯМ,

без размышлений

и кропотливой работы которых

эта книга была бы невозможна

Если мы открываем себя для божественной Жизненной Силы вее физическом и духовном проявлении, то мы благоденствуем как личностии как сообщества личностей. Если же, наоборот, мы поворачиваемся спинойк созданной Богом Вселенной и упорствуем в стремлении жить врукотворной, вербальной вселенной иллюзий и идеалов, воображая, будто сможем улучшитьприроду и сотворить Бога по своему подобию, то разрушаем своючастную жизнь, физически и духовно, и строим такие общества, вкоторых живем сегодня. Наша привычка жить по большей части вискусственном мире слов, фантазий и иллюзий укоренилась настолько глубоко, чтотребуются упорный труд и специальные приемы, чтобы «вернуться туда, гдемы были всегда» — то есть к данной нам реальностиПрироды и Красоты, к вещам, каковы они есть в реальности,сами по себе иquoad nos, по отношению кнашему эго.

Олдос Хаксли

Избранные письма Олдоса Хаксли

Вступительное слово

«Секреты самураев»— результат страстной увлеченности одного мужчины и одной женщины литературнымии художественными возможностями, которые дарит синтез слова и визуального образа— независимо от темы. Но главное, это воплощение уникального талантаОскара Ратти вдыхать жизнь в каждую страницу с помощью рисунков,исполненных жизненной силы и человечности. Все мы часть чего-то большего,чем наша индивидуальность, но при этом мы отдельные человеческие существа,обладающие почти безграничными способностями вносить позитивную струю в бурный потокжизни, усиливая его, чтобы научиться — иногда на горьком опыте— расширять свои горизонты и горизонты других людей.

На протяжении многих веков философы, писатели, художники и все мыслящие люди пытались разрешить дилемму, вложенную Шекспиром в уста Гамлета: «Быть или не быть, вот в чем вопрос…» Следует ли смело преодолевать трудности жизни и сражаться за свои убеждения — в той форме, которая соответствует вашим возможностям — или нужно пожать плечами, отказаться от борьбы и заранее отступить в тень. (Или, что еще хуже, поскольку приводит к страданиям окружающих, — бессмысленно метаться, принося вред и беду вместо помощи.) Разумеется, нас всегда подстерегает «закон непреднамеренных последствий», или «черные лебеди», то есть непредвиденные события, но единственный способ противостоять им — постоянное обращение к методу проб и ошибок. Выдерживает ли данное действие или поведение проверку объективным анализом результатов? Может, стоит подумать о корректировке курса?

Помощь и поддержку здесь могут оказать научные исследования последних лет. Изучение нейропластичности мозга показало, что мысли и поступки могут изменять нашу личность, а способность к совершенствованию сохраняется у нас на протяжении всей жизни: ее можно активировать сознательно сфокусированными мыслями и действиями.

Кроме того, новейшие научные данные указывают, что 99 % ДНК у людей общие, но один процент, благодаря которому мы отличаемся друг от друга, настолько сложен, что мы просто не в состоянии осознать и оценить разнообразие структур в организме человека. Более того, жизненный опыт влияет на экспрессию или репрессию генов, и поэтому каждый из нас — это результат сочетания наследственности и воздействия окружающей среды. Конечно, мы не в состоянии повлиять на набор генов или жизненные обстоятельства, но то, что лежит в границах наших возможностей — сознательных, целеустремленных размышлений и действий, направленных на совершенствование физических, духовных, интеллектуальных и эмоциональных сил, причем не только ради реализации себя как личности, но и ради позитивных перемен в мире, за пределами нашей частной жизни, — все, что нам подконтрольно, призывает нас вступить в схватку.

Наверное, жизнь можно представить как гигантский гобелен с яркими красками и мрачными тенями. Каждый из нас — это нить, ход которой внутри узора изменяется с помощью плетения и в зависимости от комбинации цветов. Если у кого-то не получается занять свое место в гобелене, пострадает общая картина, и это место так и останется пустым. Другие нити продолжат переплетаться, но в целом гобелен будет не таким совершенным, каким мог быть, и отсутствие даже одной прочной и яркой нити всегда будет чувствоваться, даже если это заметно не сразу.

Независимо от жизненных условий, вопреки неудачам, неизбежным страданиям и утратам, которые присутствуют в жизни каждого — пока мы живы, мы обладаем способностями внести позитивные изменения в нашу жизнь, а также силой, чтобы воплотить эти представления в жизнь. Мы можем в решающий момент протянуть руку и помочь другим людям реализовать свой потенциал и преодолеть препятствия, которые мешают их развитию. Все мы — часть большой мозаики жизни, но каждый фрагмент, каждое цветное пятнышко вносит вклад в отражение жизни в искусстве и ремесле, обогащает это отражение.

На эстетическом уровне любая человеческая деятельность может быть доведена до уровня искусства, но сделать это нелегко. Требуется не только талант, но также преданность и стойкость. Требуется готовность выдержать испытание скукой и пережить периоды, когда все усилия кажутся тщетными. И помимо всего прочего требуется огромное желание сделать то, что будет иметь непреходящую ценность.

Стоит ли тратить силы? Стоит ли приносить неизбежные жертвы и переживать неизбежные разочарования? Каждый человек должен сам ответить на этот вопрос. Другие люди могут вдохновлять, поддерживать и поощрять вас, но окончательный ответ должен прийти из вашего сердца и души.

* * *

Я бы хотела воспользоваться возможностью и поблагодарить наших многочисленных родных и друзей во всем мире за доброжелательную и безграничную поддержку, после того как в августе 2005 г. от нас ушел Оскар. Все они — живой пример бесценности той сложной сети связей, которая объединяет наши хрупкие и зачастую нелегкие жизни.

Тем, кто переживает боль утраты, я скажу то, что говорили мои предки — кельты, англосаксы и французы: «Мужайтесь!» Итальянские предки Оскара согласились бы с ними: «Corragio!»

Адель Уэстбрук

Нью-Йорк, 2008

Коллекция рисунков

Случается, что изображение стоит тысячи слов. Многих тысяч слов стоят рисунки Оскара Ратти, демонстрирующие энергичный, неукротимый дух не только воинственных персонажей, но и их вдохновенного создателя.

Предисловие

Ни у кого не вызывает сомнения, что японцы внесли неоценимый вклад в теорию и практику различных видов боевых единоборств, с оружием и без него, что их искусство — одно из самых древних и многообразных в истории, к тому же оно по-прежнему живо. Чтобы оценить значение старояпонских методов боя, достаточно вспомнить о том, какой большой популярностью во всем мире пользуются такие виды единоборств, как дзюдзюцу (джиу-джитсу), дзюдо, карате, айкидо, кэндо, кюдо — прямые потомки старых техник боя или их современные адаптации. В раннее Средневековье древние боевые искусства совершенствовались в течение длительного периода, находя применение непосредственно на поле сражения. Позднее, на протяжении нескольких веков полной изоляции, благоприятствовавшей развитию духовных учений, они были тщательно переработаны, а затем преобразованы в общедоступные упражнения и технические приемы. Об эффективности современных версий классических японских боевых искусств свидетельствует тот факт, что они оказали глубокое влияние на другие национальные виды единоборств (а во многих случаях полностью их заменили), практиковавшихся в спортивных целях либо входивших в подготовительную программу для армии и полиции.

Эта книга — обзор основных специализаций боевых искусств, получивших в феодальной Японии название будзюцу. Об этих искусствах мы рассказываем, повествуя о тех, кто был прямо или косвенно связан с их применением — либо практиковал их сам, либо был объектом их применения (часть 1). Мы говорим о конкретных видах оружия и технических приемов, которые позволили каждому боевому искусству занять свое место в составе учений будзюцу, далее называемых здесь доктриной будзюцу (часть 2), о факторах внутреннего контроля и энергии, а также стратегиях и мотивации, которые, по мнению учителей древности, имели не меньшее, если не большее значение, чем навыки и оружие, используемые в различных боевых стилях (часть 3).

Любое исследование истории, инструментов и стратегического назначения боевых искусств феодальной Японии неизбежно сталкивается с серьезными, казалось бы, непреодолимыми трудностями при подборе основного справочного материала, а также при интерпретации терминов, встречающихся в разных источниках. В данной работе терминология не должна вызывать особых затруднений, поскольку термины, наиболее часто используемые в боевых искусствах для определения их функциональных характеристик, подробно расшифрованы и проиллюстрированы. Гораздо более сложно решить проблемы, возникающие из противоречий в ссылках и источниках (прямых и косвенных, древних и современных, на языке оригинала и в переводах), связанных со специфическими особенностями японского опыта в древнем искусстве поединка.

При составлении этой книги среди прямых источников информации были использованы переводы записей, содержащихся в свитках (макимоно) и манускриптах, принадлежавших учителям и представителям конкретных школ боевых искусств, основатели которых имели достаточно смелости, чтобы, пренебрегая многовековой японской традицией секретности и закрытости, добавить результаты своего опыта, как выразился Ямасита, в «общую копилку знаний» человечества. Другим особо ценным источником точной информации для любого исследователя будзюцу являются огромные коллекции оружия и доспехов, выставленные в экспозициях крупных музеев и художественных галерей всего мира, а также в собраниях частных коллекционеров. К числу косвенных источников информации о будзюцу относится японская классическая литература, религиозные и философские тексты и трактаты, национальные хроники — работы, посвященные скорее аспектам национальной культуры, чем воинского искусства, но часто содержащие весьма интересные факты, связанные со специализациями будзюцу.

Все источники имеют одинаковую важность, поскольку они дополняют, подтверждают уточняют друг друга, тем самым помогая исследователю будзюцу определить относительную степень их надежности, исторической достоверности и в конечном итоге их полезности для любой программы исследования и интерпретации. Когда мы проводили наши исследования, стало очевидно, что к доктрине японских боевых искусств относится то же правило, что и к остальному наследию человечества, а именно: чем дальше в глубь истории продвигается исследователь, тем труднее ему становится отличать факты от вымысла. Для японских древних хроник особенно характерна анимистическая и мистическая интерпретация событий, и данная тенденция, до сих пор обнаруживавшаяся в записях о стилях боевых искусств, которые появились в течение последнего столетия, еще больше усугубляется крайне индивидуальным подходом каждого мастера к теории и практике боевых единоборств. Очевидно, что такой подход является слишком узким и односторонним, будучи сосредоточенным главным образом на заслугах и достоинствах того или иного основателя либо представителя конкретной школы, лишь с редкими расплывчатыми упоминаниями тех особенных методов и технических приемов, которые сделали их знаменитыми.

Сталкиваясь с нескончаемым изобилием письменных материалов, посвященных школам невооруженных единоборств (появлявшихся в основном в XVII и XVIII веках), где восхваляется конкретная школа будзюцу или какой-то конкретный мастер, современный исследователь невольно задает себе вопрос, схожий с тем, который поставил знаменитый переводчик «Дао дэ цзин» в отношении многочисленных философских школ, возникших в конкретный период китайской истории: «Может быть, все дело в том, что многие из этих школ, очень похожие друг на друга, выдвигали различные лозунги только для того, чтобы иметь право называться независимой школой, поскольку в период Воюющих Государств такое заявление могло принести очень многое?» (Lau, 50). Подобный подход к теме единоборств (принятый многими древними и современными учителями будзюцу, что нашло свое отражение в хрониках боевых искусств) способен ввести в заблуждение, поскольку он подразумевает оригинальное и независимое происхождение каждой школы, а также широкое распространение индивидуальных типов высшего мастерства, очень редкого в любой культуре и тем более необычного в крайне консервативной феодальной Японии. Многие японские воины тренировались сразу в нескольких школах будзюцу, и почти все наставники этих школ делали в точности то же самое, прежде чем открыть собственные центры подготовки, так что вряд ли может идти речь об их абсолютной оригинальности и оторванности друг от друга. Более того, такой подход крайне затрудняет любую попытку провести смешанное антологическое исследование боевых искусств, поскольку представляет калейдоскопический набор различных стилей единоборств, которые расходятся в стороны, удаляясь от любой возможной концепции изначального единства.

Таким образом, цель данного издания состоит в том, чтобы определить исходную базу для исследований и, отталкиваясь от нее, скрупулезно проанализировать боевые искусства феодальной Японии как одно из проявлений однородной консервативной культуры и как воинского искусства, разновидности которого, несмотря на очевидные различия в выборе оружия, имеют много общего в технических приемах, концепциях внутренних факторов и стимулов, делающих их актуальными и эффективными в реальном бою. Такой глобальный смешанный подход к изучению будзюцу обусловлен тем, что в настоящее время существует множество подробных описаний отдельных видов боевых искусств, в особенности тех, которые происходят от древних видов будзюцу. древняя родословная прославила на весь мир такие, например, виды борьбы, как джиу-джитсу, дзюдо, карате, айкидо и кэндо.

Основная цель авторов заключалась в том, чтобы установить определенный баланс между рассмотрением каждого отдельного боевого искусства и всеобъемлющим анализом их всех, пусть даже с исторической точки зрения. Двойная, вполне осознаваемая нами опасность, которой мы всеми силами старались избежать, состоит в чрезмерной специализации (подчеркнутом внимании лишь к одному японскому боевому искусству и его практическому применению) и поверхностном эклектизме (рассеянном и поэтому сильно разбавленном представлении их всех). Мы надеемся на то, что общие сведения, затрагивающие различные аспекты всех боевых искусств, помогут читателю углубить и расширить понимание каждого из них — например, детали приобретают большую значимость, если рассматривать их в составе богатого контекста, в котором они составляют лишь малую часть.

У тех из нас, кого интересует эволюция опыта в искусстве боевых единоборств во всех его разнообразных формах и специализированных проявлениях, неизбежно возникает желание связать части в единое целое. Такой синкретический подход к будзюцу, цель которого состоит в том, чтобы собрать общий каркас, а затем в его составе более ясно выделить различные компоненты, и был положен в основу нашего исследования. Мы надеемся, что это ознакомительное исследование поможет удовлетворить самые насущные потребности читателей, интересующихся будзюцу, создаст прочный фундамент для дальнейшего изучения боевых искусств Древней Японии или же по меньшей мере панорамный фон для уже приобретенных знаний.

В наши намерения также входило заложить основу для другого типа исследований, связанного с проблемой физического насилия, которое неизбежно проявлялось в разных видах человеческой деятельности на всем пути эволюционной истории человечества. Такой тип исследования затрагивает область этики или тех моральных норм, которые предположительно влияют на действия человека и (в контексте будзюцу) определяют его поведение в бою против своих собратьев. К сожалению, рассмотрению и анализу моральных аспектов поединка будет отведено ограниченное место, поскольку главные темы здесь — это исторический фон, оружие и техника, стратегии и их последовательное применение, то есть те факторы и элементы, которые делают боевые искусства необычайно эффективными в бою. Мы лишь вскользь коснулись этических аспектов будзюцу, которое на протяжении всей своей долгой и кровавой истории считалось благородным занятием. Порой мораль боевых искусств приобретала универсальную ценность, хотя случалось это нечасто.

Беглый взгляд на содержание позволяет понять, что данное исследование охватывает широкий спектр боевых искусств и длительный период японской истории. Оно построено на огромном количестве материала, который нам пришлось анализировать, интерпретировать и систематизировать, чтобы создать наиболее ясную и полную картину будзюцу из тех, что доступны сегодня. Авторы не ставили перед собой цель дать четкие ответы на все вопросы теории, которые можно встретить в потоке литературы по будзюцу, или же создать собственные теоретические построения: независимо от убедительности и новизны, они все равно не будут поспевать за активным процессом обмена знаниями, происходящим при участии многих людей и пополняющим «всеобщую копилку знаний», о которой упоминал Ямасито, когда анализировал тайные традиции будзюцу. На самом деле исследования и мнения многочисленных авторов, писавших о будзюцу, как древних, так и современных, создают базис для подобного синкретического подхода к боевым искусствам (о чем свидетельствует частое использование прямых цитат из работ, зачастую преданных незаслуженному забвению, хотя значимость этих первых попыток дать объяснение этому аспекту иноземной культуры нельзя переоценить).

В тексте книги японские имена приведены в соответствии с порядком, принятым в Японии, то есть фамилия предваряет имя.

В данном контексте читателю, желающему проследить наш путь по запутанному лабиринту доктрины будзюцу и самому познакомиться с источниками информации, которые мы использовали при подготовке этой работы, несомненно, будет полезно понять «ключ» к системе цитирования и ссылок, которой мы пользовались. Во-первых, эта система является общей и всеобъемлющей, что выразилось в списке книг в разделе «Библиография», приведенных в алфавитном порядке по именам авторов тех работ, которые были необходимы для формирования общего, панорамного обзора будзюцу. Но в то же время эта система конкретна и специализирована, что выражается в многочисленных прямых цитатах, присутствующих в тексте и выборочно извлеченных из работ, которые мы считаем бесценными источниками информации о конкретных аспектах будзюцу. Читатель, желающий подробнее познакомиться с этими аспектами, в конце каждой цитаты в скобках найдет имя автора и номер страницы книги или статьи, из которых взята цитата. Затем читатель может обратиться к разделу «Библиография», где содержатся сведения об издании, на которое мы ссылаемся. Например, в разделе «Военные традиции в истории Японии» за первой цитатой следуют скобки, содержащие фамилию «Hearn» и число «259». Читатель, нашедший в организованной в алфавитном порядке библиографии автора, «Hearn Lafcadio», увидит название книги и данные об издании. Некоторые авторы написали не одну, а несколько работ по будзюцу. В таких случаях перечисляется несколько книг, каждой из них присваивается номер, и этот номер указывается в библиографии в скобках, а также в тексте после фамилии автора в скобках вслед за цитатой. Например, цитаты из трех работ Эдварда Гилбертсона идентифицируются по фамилии автора в скобках в конце цитаты; за фамилией следует номер (в зависимости от работы, на которую дается ссылка), а потом номер страницы в данной работе. Это дает необходимый «ключ» к библиографическому списку работ Гилбертсона.

Мы будем очень рады, если благодаря нашей работе другие исследователи будзюцу почувствуют стремление преодолеть узкие сектантские барьеры теоретической, схоластической или организационной изоляции, которые часто их разделяют, и смело возьмутся за изучение и анализ записей, манускриптов и распространенных в настоящее время школ, имеющих отношение к японским боевым искусствам. В результате взаимный диалог или дебаты позволят им поделиться своим опытом и находками с другими, за счет чего будет происходить создание более наглядной общей картины. Но, как заметил Сократ, диалог может вызывать интерес лишь в том случае, если он был начат в нужном месте и в нужный момент, и именно это намерено сделать настоящее исследование.

И наконец, авторы искренне надеются на то, что эта книга может оказать на читателя такое же стимулирующее воздействие, каким стало для них ее написание, особенно когда он будет рассматривать общую панораму культуры Древней Японии и познакомится с отважными, хотя нередко и трагическими попытками ее жителей на свой лад справиться с требованиями грубой реальности. В сегодняшней обстановке социальных и политических тревог все исследования человеческого опыта в искусстве военной конфронтации приобретают особое значение. Наверное, каждый согласится с тем, что нам следует приложить все усилия, чтобы попытаться установить, будет ли человек вечно находиться в плену, по всей видимости, естественной для него наклонности использовать любые методы, даже самые жестокие и насильственные, для достижения превосходства над своими соплеменниками, или же со временем он сумеет изменить и трансформировать данную модель поведения. В этой связи тщательное изучение человеческого прошлого, со всеми его заблуждениями и кровавыми ошибками, может стать необходимым и важным фактором в конечном уравнении.

Оскар Ратти,

Адель Уэстбрук

Нью-Йорк

Введение

Боевой дух

Определение будзюцу и его специализации

Длительная история и сложные традициияпонского боевого искусства нашли свое отражение в многообразии форм, методови видов оружия, которые образуют его отдельные специализации. Название каждойспециализации состоит из словадзюцу,которое можно перевести как «метод»,«искусство» или «техника», и слова, указывающего на конкретный путь илипути совершения определенных действий. Каждое искусство или метод в процессесвоего развития вырабатывали определенные процедуры или образцы, отличавшиеся от процедурили образцов других искусств. Таким образом, в контексте японских боевыхискусств специализация основывается на особых методах систематического использования конкретного видаоружия.

Очень часто специализация боевого искусства получает свое название по тому виду оружия, которое используется в его практике. Примером такой системы идентификации может послужить кэндзюцу, то есть искусство (дзюцу) владения мечом (кэн). Однако боевой стиль может также идентифицироваться по своему особенному, функциональному способу использования оружия, позволяющему достичь превосходства над противником. Так, например, среди специализаций невооруженных единоборств джиу-джитсу (дзюдзюцу) идентифицируется как искусство (дзюцу) податливости (дзю) — то есть искусство использования податливости определенным техническим способом для победы над противником. Достаточно часто основная специализация боевого стиля разделялась на подвиды, многие из которых в результате постоянного совершенствования эффективно улучшали основной метод и заменяли его полностью, образуя самостоятельную боевую специализацию. В таком случае подвид боевого искусства обычно идентифицируют по названию его основной характерной особенности. Так, например, кэндзюцу, искусство владения мечом, в ходе своего развития породило такую смертоносную специализацию, как иайдзюцу — искусство (дзюцу) обнажения меча (иай) с одновременным нанесением рубящего удара; оно также стало основой для нито-кэндзюцу, искусства (дзюцу) фехтования двумя (нито) мечами (кэн). И наконец, специализация может быть идентифицирована по имени мастера, который стал родоначальником собственного боевого стиля, либо по названию школы, где проходило обучение этому конкретному стилю.

В данной работе рассматриваются те специализации японских боевых искусств, которые развивались и были доведены до высокой степени совершенства в феодальный период японской истории. Этот период охватывает более девяти столетий, c конца IX до середины XIX века, или, более точно, до Реставрации Мэйдзи (1868 г.), когда в типичной для Японии манере было официально объявлено о завершении феодальной эпохи. В течение длительного господства клана Токугава (1600–1867) специализации боевых искусств, унаследованные от предыдущего беспокойного периода почти непрерывных войн, тщательно шлифовались и совершенствовались в системе исследований, на удивление современной по своим методам экспериментирования и наблюдений; в то же самое время происходило развитие новых специализаций, призванных решить неизменные проблемы боя. На самом деле в эпоху сравнительного мира, насильственно установленного Токугава, многие мастера боевых искусств получили возможность углубиться в тайны и тонкости техники поединка и проверить свои находки в условиях подавленной и поэтому крайне взрывоопасной атмосферы, в которой проходили индивидуальные поединки (крупномасштабные сражения были редкими и немногочисленными).

В доктрине японскихбоевых искусств мы находим длинные списки боевых специализаций. Обычно онисистематизируются в соответствии с личными взглядами пишущего о них автора.Так, например, некоторые авторы проводят четкое разграничение между теми специализациями,которые формально практиковали японские воины(буси),и теми, ккоторым они относились с презрением, поскольку их практиковали члены других,«низших», классов в жесткой иерархии японского общества. Другие авторы разделяютих на вооруженные и невооруженные категории в соответствии с доминированиеммеханического или же анатомического оружия в качестве основных инструментов боя.

Чтобы представить читателю панорамный обзор воинских специализаций в искусстве индивидуального поединка, мы собрали в таблице 1 все те разнообразные дзюцу, которые нам удалось обнаружить в доктрине. Единственная попытка их классификации на данном этапе состояла в том, что мы разделили их на две основные группы — вооруженные и невооруженные, — подразделив первые на три категории в соответствии с тем, какой важностью и престижем они традиционно обладали в культуре феодальной Японии. Мы не пытались делать дословный перевод каждого названия конкретных специализаций будзюцу, поскольку один и тот же боевой метод может называться по-разному. Таким образом, мы решили вернуться к их четкому определению в тех разделах части 2, где они будут рассматриваться индивидуально. Очевидно, что японская терминология создает массу проблем в идентификации этих дзюцу, поскольку без предварительного рассмотрения концепций и функций сложного, порой эзотерического характера разобраться со всеми этими названиями затруднительно.

Весь набор существующих специализаций, в общем, чаще всего называют будзюцу. Это слово является фонетической интерпретацией двух китайских иероглифов (бу и дзюцу). Уже в самых ранних японских текстах понятие бу использовалось для обозначения военной составляющей национальной культуры, в отличие, например, от общественной (ко) и гражданской (бун) составляющих, обе из которых были преимущественно связаны с функциями императорского двора. Поэтому бу появляется в составе таких слов, как букё и бумон, обозначающих «военные семьи», в то время как семьи высших сановников называли кугэ и кугё (ку является фонетической вариацией ко). Бу также входит в состав таких слов, как буси, — «военная аристократия» и букё сёйдзи — «военное правление», имеющих четкое смысловое разграничение со словами бундзи и бундзисёйдзи — «аристократия» и «гражданское правление». Даже после того как класс военных, захватив власть над страной, обзавелся своей собственной бюрократией, изначальная семантическая ассоциация с бу в значительной степени сохранилась. Как отметил один ученый, «на современном языке сёгунат Токугава был ярким примером букё сёйдзи, или бумон сёйдзи, то есть «военного правления». В общем смысле это выражение означает управление страной военными или, по крайней мере, чиновниками, получившими свои посты от военного командования. В философском смысле такой термин подразумевает правительство, власть которого основана на силе или угрозе применения силы».

Таблица1.Специализация будзюцу в феодальнойЯпонии (Японские термины выделены курсивом)

С оружием

Без оружия

основные

второстепенные

побочные

Стрельба из лука —

кюдзюцу

кюдо

сагэй

Владение копьем —

содзюцу

яридзюцу

нагинатадзюцу

содэгарамидзюцу

сасуматадзюцу

Владение мечом —

тодзюцу

кэндзюцу

кэндо

иайдзюцу

иайдо

тантодзюцу

Верховая езда —

бадзюцу

дзобадзюцу

суйбадзюцу

Плавание—

суйёидзюцу

оёгидзюцу

кацу годзэн оёги

Искусство боевого веера —

тэссэндзюцу

Искусство посоха—

дзёдзюцу

дзодо

тэцубодзюцу

Искусство дзиттэ —

дзиттэдзюцу

Искусство цепи и других орудий —

кусаридзюцу

кусаригамадзюцу

манрики-кусари

сигиригидзюцу

гэгигандзюцу

Оккультные искусства —

ниндзюцу

тоири-но-дзюцу

синобидзюцу

сикаири-но-дзюцу

сюрикэндзюцу

юбидзюцу

коппо

фукихари

суйдзёхоко-дзюцу

айкидзюцу

айкидо

вадзюцу

гусоку

гэнкоцу

дзюдзюцу

дзюдо

карате

киайдзюцу

когусоку

коси-но-вакари

коси-н-мавари

кумиюси

кэмпо

ройкумиюси

сёгусоку

сикаку

синоби

субаку

сумай

сумо

тайдо

тайдодзюцу

тикаракурабэ

торитэ

хакуси

явара

В сочетании со словом дзюцу, которое, как уже говорилось выше, можно буквально перевести как «техника», «искусство» или «метод», бу используется для представления идеи воинской техники или техник (множественное число подразумевается самим контекстом), воинских искусств или же воинских методов. Поскольку в военном аспекте японской культуры почти полностью доминирует фигура японского феодального воина (прототип воина, известного как буси или самурай), термин «будзюцу» использовался и во многих случаях используется по сей день для обозначения техник, искусств и методов боя, разработанных и практиковавшихся в основном (если не исключительно) представителями воинского сословия. Таким образом, по своему семантическому значению термин «будзюцу» подразумевает боевые искусства Японии.

Разумеется, существуют и другие термины, которые используются в доктрине этих искусств, чтобы выразить как можно более ясно и определенно их природу и цели. Например, одним из них является слово бугэй, образованное сочетанием иероглифа бу (воинский, военный) и иероглифа гэй (метод, применение). Однако термин «будзюцу», по всей видимости, более тесно связан с технической природой и стратегическими функциями этих искусств, с тем, как разнообразные технические приемы достигают своей цели, в то время как бугэй является более общим, описательным термином, включающим в себя в том числе и весьма специализированные формы будзюцу, так же как и его подвиды.

Таким образом, слово «будзюцу» используется в японской доктрине боевыхискусств применительно ко всем специализациям, которые практиковали японские профессиональные воины,а также члены других социальных классов. Мы хотим подчеркнуть, что термин «будзюцу» в первую очередьсвязан с практическими, техническими и стратегическими аспектами боевых искусств, начто указывает использование иероглифа техники. Когда эти специализации описываются какдисциплины, чье предназначение имеет образовательный или этический характер, «техника» превращаетсяв «путь» (до),направленный скорее к духовным достижениям, чем кчисто практическим.

Когда авторы принимали решение о том, следует ли им включать какую-то из специализаций в настоящее исследование, они руководствовались следующими критериями: она должна иметь традиционно важное значение в японской феодальной культуре; она должна иметь стратегическое применение в индивидуальном бою, и наконец, она должна обладать всеобщей известностью и широко практиковаться. Специализации, удовлетворяющие всем этим требованиям, будут рассмотрены в части 2 после предварительного знакомства с японскими доспехами, которые серьезно повлияли на оружие и технические приемы различных боевых искусств.

При представлении специализаций будзюцу приоритетныепозиции были отданы искусству стрельбы из лука, искусству владения копьем,искусству владения мечом, искусству верховой езды и искусству плавания вдоспехах, поскольку главный персонаж японской истории, воин илибуси, практиковалвсе эти искусства на профессиональной основе. За обсуждением этих специализаций,названных нами «основные боевые искусства», следует рассмотрение «второстепенных боевых искусств»,таких как владение боевым веером и владение посохом, которые такжесчитались традиционными, имели стратегическое значение и были достаточно популярными упредставителей различных классов японского общества. И наконец, мы рассмотрим несколькоспециализаций боевого искусства, которые не отвечают всем трем изложенным вышекритериям и поэтому получили название «побочные боевые искусства». Наука использованияогнестрельного оружия(ходзюцу), строительства укреплений(сикудзодзюцу)и дислоцирования войск(сэндзодзюцу)исключены из настоящего исследования по той причине, что они в большей степени связаны с искусством ведениявойны — искусством скорее коллективного боя, чем индивидуального.

Все эти основные, второстепенные и побочные специализации будзюцу классифицируются как вооруженные, поскольку они основаны главным образом на использовании механического оружия, что отличает их от тех специализаций боевых искусств, в которых главным оружием являются части человеческого тела. Невооруженные специализации будут рассмотрены в части 2.

В дополнение к анализу исторического фона обсуждение каждого боевого искусства включает рассмотрение таких характерных факторов, как используемое оружие, технические приемы или методы его применения, психический настрой для сохранения уверенности в бою, и типы силы, или энергии, необходимые для правильного использования этого оружия, — все те факторы, которые, сливаясь, формируют искусство и гарантируют его стратегическую эффективность в реальном бою, а также определяют весомость его вклада в общую теорию боевых единоборств.

Авторы разделили вышеупомянутые факторы на две категории: первая категория включает такие факторы, как виды оружия и техника каждой специализации, которые могут быть названы внешними, или поверхностными, поскольку они легко различимы; вторая категория охватывает такие факторы, как психический контроль и энергия, которые могут не производить такого же сильного визуального впечатления (по крайней мере сразу), как факторы из первой категории, но именно они определяют эффективность использования как оружия, так и технических приемов. Таким образом, эту вторую категорию факторов можно назвать внутренние, или глубинные, факторы будзюцу. В нашей работе внешние факторы рассматриваются в части 2, а внутренние — в части 3. Основная причина раздельного рассмотрения этих факторов заключается в том, что если виды оружия и технические приемы разных специализаций будзюцу могут достаточно сильно отличаться по своей структуре и функциональному применению, то психический настрой и энергия, необходимые для контроля изнутри, судя по всему, являются идентичными.

Поэтому мы решили проиллюстрировать эти внутренние факторы отдельно как систематическое целое, чтобы избежать повторения концепций и идей, которые по своей сути остаются неизменными во всех специализациях будзюцу. Но при всей этой схожести мы все же приводим конкретные сведения об интерпретации и применении внутренних факторов в наиболее важных специализациях.

В части 3 мы попытались представить единый, систематизированный взгляд на некоторые теории древних мастеров будзюцу — теории, которые представлены лишь фрагментарно в общей доктрине и обычно интерпретируются по-своему адептами каждой специализации. Мы также проиллюстрировали теории основных стратегий боя и принципы их применения, чтобы объединить их в одно систематизированное целое, в котором ни одна из составных частей не будет искажать общей картины.

Определение «воинский» и приверженцы будзюцу

Частое и настойчивое использование определения «воинский» западными авторами при обсуждении искусства боя (хотя чаще всего оно основано на японских источниках) способно ввести в заблуждение. Например, мы легко можем прийти к ошибочному заключению, что воин (буси) феодальной Японии — прототип профессионального военного — был единственным создателем этих искусств и что только он один их практиковал. Совершенно очевидно, что термин «воинские» связан с войной, воинами, военными занятиями и солдатами. Отсюда мы можем сделать вывод, что боевые искусства являются искусствами войны, и, следовательно, они в большей степени связаны с массовыми сражениями на поле боя, чем с индивидуальными поединками. Однако ни одно из этих предположений не будет полностью правильным. Прежде всего японский воин феодальной эпохи был не единственным, кто практиковал будзюцу, и тем более не он один являлся создателем его специализаций. Его доминирующее положение в качестве человека, владеющего оружием, можно проследить с достаточной точностью до 1600 года, когда к власти пришел воинский клан Токугава и насильственно перевел все остальные кланы в другой класс, обладающий иными обязанностями, правами и привилегиями. Таким образом, все члены клана Токугава были поставлены, де-юре и де-факто, выше членов всех других социальных классов. Но японская история содержит множество свидетельств того, что до 1600 года, в эпоху существования древних родовых общин (удзи) и господства придворной аристократии (кугё) периодов Нара и Хэйан, различия между такими членами клана, как крестьяне, ремесленники и торговцы, с одной стороны, и воины — с другой, не в являлись такими же разительными и непреодолимыми, как в эпоху развитого феодализма.

В исторические периоды, предшествовавшие консолидации страны в жестко стратифицированное общество эпохи сёгуната Токугава, что сделало переход из одного класса простолюдинов (хэймин) в другой крайне трудным, а принятие члена другого класса в класс военных (букё) почти невозможным, демаркационные линии между классами не были слишком строгими. Как указывает Коул в своей работе, посвященной жизни Киото в период Момояма, до самого конца XVI века «любой человек, наделенный способностями, мог самостоятельно сделать себе карьеру» (Cole, 58).

Указ о разоружениивсех простолюдинов и духовенства, изданный в восьмой день седьмого месяцаэры Тэнсё (1588) преемником Ода Нобунага, Хидэёси, является ясным икрасноречивым доказательством того, что многие простолюдины имели в своей собственноститакое оружие, как луки, копья и мечи, и, по всейвидимости, достаточно хорошо умели им пользоваться. «Обладание… орудиями войны,— честно признает этот декрет, — затрудняет сбор налогов и приводитк вспышкам восстаний». Такое положение дел вынудило Хидэёси лишить всеостальные классы тех боевых средств, которые его собственный класс умелиспользовать с большой эффективностью. На самом деле в течение веков,предшествовавших абсолютному доминированию воинского сословия, право военных на власть оспаривалосьдостаточно часто, особенно воинственными сектами буддистских священников и монахов, чтов конечном итоге привело к их массовому истреблению при сёгунатеАсикага (период Муромати) и в период Момояма, после чего ониперестали представлять собой серьезную угрозу.

Предположение, согласно которому члены воинского сословия были единственными, кто использовал и развивал будзюцу, будет еще менее справедливым в отношении второстепенных методов единоборств, связанных с использованием в качестве главного боевого оружия таких инструментов, как посох (или само человеческое тело). Подобное оружие широко и разнообразно применялось в феодальной Японии, особенно после прихода к власти военной диктатуры Токугава. Школы боевых искусств, посещаемые самураями, часто включали подобные методы в свою тренировочную программу, но в доктрине будзюцу также существуют многочисленные свидетельства того, что их с не меньшим рвением и энтузиазмом практиковали и представители других общественных слоев.

По преданию, даже знаменитый поэт Басё мастерски владел посохом (бо), а бесчисленные отшельники, монахи и философы, так же как и обычные простолюдины, могли со смертоносной эффективностью использовать в бою свои веера и курительные трубки — даже против мечей. В некоторых случаях эти люди были основателями конкретных стилей боевых единоборств, которые были признаны настолько действенными, что даже члены воинского сословия включали их в собственные программы военной подготовки.

Искусное владение собственными кулаками и ногами представителей некоторых религиозных сект было многократно зарегистрировано не только в китайских хрониках, но и манускриптах японских мастеров, которые, по их собственному утверждению, обучались своим методам невооруженного боя непосредственно в Китае.

На самом деле даже в отношении тех боевых искусств, которые по закону могли практиковать только профессиональные военные — таких как кэндзюцу (владение мечом) и яридзюцу (владение копьем), — мы находим свидетельства того, что представители других классов практиковали и применяли их против самих воинов, хотя лишь они имели законное право владеть подобным оружием. По всей видимости, многие из этих нелегальных владельцев были изгнанниками из воинского сословия и именно они составляли костяк знаменитых отрядов профессиональных бойцов, которых нанимали торговцы для защиты своих товаров при перевозке от банд разбойников или охраны складов. Они также формировали группы профессиональных телохранителей, предоставлявших свои услуги всем, кто мог себе это позволить, в том числе и крестьянам, которые нанимали их для охраны урожая. Однако далеко не все эти наемные бойцы были выходцами из военного сословия (хотя, вполне естественно, такие люди являлись основным источником пополнения рядов наемников).

Так, например, «главный босс Токайдо», Дзирото Симидзу (1820–1893), который на закате эры Токугава контролировал там подпольный игорный бизнес, принадлежал к классу торговцев. Но происхождение одного из его лейтенантов, весельчака Исимацу, смерть которого после продолжительного боя на мечах в лесу от рук наемных убийц дорого обошлась последним, было настолько неясным, что о нем даже не осталось никаких упоминаний.

Определение «воинский» и искусство войны

Как было отмечено в предыдущих разделах, прилагательное «воинский» семантически связано с воинскими занятиями и, таким образом, с главной функцией военных как класса: ведением войны. В таком случае можем ли мы сказать, что все специализации боевого искусства являются частью искусства ведения войны? Даже после поверхностного знакомства с разнообразными специализациями и подвидами, представленными нами в ознакомительной таблице, становится очевидным, что далеко не все эти методы можно эффективно использовать на поле боя; таким образом, всеобъемлющее определение «воинский» либо является неточным, либо оно основано на предпосылках, не связанных напрямую с практической эффективностью в широкой области военной науки.

В конце концов, в древниххрониках будзюцу проводится определенное разграничение, когда в них в качествеосновных навыков воина, а значит, и разновидностей воинского искусства, упоминаютсяследующие боевые специализации: стрельба из лука, владение копьем, владение мечом,верховая езда, строительство укреплений, владение огнестрельным оружием и морское дело(куда входило и плавание). Среди методов невооруженного боя, используемых воинамив качестве вспомогательного средства, те же самые хроники упоминают искусствоподатливости, или джиу-джитсу (дзюдзюцу).

Значительное количество специализаций опущено в этих военныххрониках — факт, который не должен вызывать у нас удивления,поскольку, с точки зрения воина, искусство обращения с боевым вееромвряд можно сравнить со стрельбой из лука, а искусство владениядеревянным посохом — с наукой огнестрельного оружия. Тогда откуда вобщей доктрине будзюцу взялась эта решительность, широко демонстрируемая мастерами почтивсех стилей и разновидностей боевых единоборств, в использовании прилагательного «боевой»(бу)при описании всех без исключения специализаций?

Как нам кажется, покрайней мере частичный ответ на этот вопрос может дать изучениепричин той особой важности, которую придают японцы военным традициям вистории своей страны. Однако, прежде чем перейти к изучению этихтрадиций в следующих разделах, мы должны коротко повторить, что искусствовойны, связанное с широкомасштабной конфронтацией большого количества людей на полебоя, не является частью данного исследования. Наш интерес сосредоточен главнымобразом на боевых единоборствах — искусстве прямого и персонального поединкамежду двумя (или несколькими) людьми, а также на их оружии,технических приемах и общей позиции. Мы не намерены здесь погружатьсяв теоретические дебаты о степени развития японского военного искусства, которое,по мнению некоторых авторов, было рудиментарным. Так, например, Бринкли, отзываясьо японских воинах, пишет, что это были «лучшие боевые единицына Востоке, возможно, одни из самых лучших солдат в мировойистории», но далее, в том же самом разделе, он добавляет:«…возможно, именно из-за высокого воинского мастерства отдельных солдат их командирыоставались посредственными тактиками» (Brinkley1, 172). В трудах по историивоенной науки часто говорится о высоком уровне развития военного искусствав Древнем Китае и его знаменитых теоретиках, таких как Сунь-цзы1, который неоднократно подчеркивал социальный, массовый характер сражений на войне, а также абсолютное доминирование таких факторов, какдислокация войск и тыловое снабжение в победе над врагом. Нов века, предшествующие периоду Момояма (1568–1600), японские армии всееще «состояли из маленьких, независимых отрядов солдат, которые сражались скореесами по себе, чем как подразделения в составе общего тактическогопостроения» (Wittfogel, 199).

Так японские воины из одного клана сражались против воинов из другого клана; так они воевали с корейцами во время их первого легендарного вторжения на Азиатский континент; и именно так они встречали вторжение монгольских орд в 1274 и 1281 годах. Индивидуальный характер японского военного искусства, по свидетельству англичанина Уильяма Адамса (1564–1620), был заметен даже в крупнейшем сражении при Сэкигахара в 1600 году и при осаде замка в Осаке в 1614–1615 годах. «Феодальная Япония, — возможно, несколько поспешно заключает Уиттфогель, — подобно феодальной Европе не сумела основать собственную военную науку» (Wittfogel, 199).

Индивидуальный характер военного искусства в феодальнойЯпонии, с таким романтизмом описанный в национальных сагах и историческиххрониках, на самом деле упрощает для нас исследование конкретных специализацийбудзюцу, поскольку он позволяет нам ограничить область наших интересов, полностьюсосредоточившись наиндивидуальностипрямой, личной конфронтации. В свою очередь, основойнашего подхода к рассмотрению всевозможных прикладных аспектов будзюцу будет столкновениев ближнем бою — будь то на полях сражений илина улицах густонаселенного города, на пустынной горной дороге, в храмеили даже в ограниченном пространстве человеческого жилища. И кроме того,данное обстоятельство помогает нам с большей легкостью включать в текстописание всех видов оружия, технических приемов и психологических установок, изобретенныхдля решения проблем индивидуальной конфронтации.

Воинские традиции в истории Японии

Широкое использование в доктрине будзюцу определения «воинский», по всей видимости, можно объяснить тем огромным, по мнению некоторых авторов, даже чрезмерным уважением, с которым японцы и поныне относятся к военным традициям, роли воинского сословия в определении судьбы нации и к этике, принятой этим классом для оправдания своего существования и своей политики. Это уважение основано на том факте, что всякий раз, когда мы говорим о боевом опыте Японии, мы говорим об одном из самых длительных и древних национальных опытов в данной области. Как метко заметил Лафкадио Хирн, «почти вся достоверно известная нам история Японии состоит из одного большого эпизода: подъема и падения ее военной мощи» (Hearn, 259).

Панорамный обзор событий, через который эта мощь проявляла себя с различной степенью интенсивности на протяжении почти девяти веков, можно найти в таблице 2, а их более подробное описание — в части 1.

Таким образом, на протяжении веков вся внутренняя основа японской нации была насыщена идеями, этикой и чувством долга, присущими представителям воинского сословия. Эти элементы, заставившие буси выйти на историческую сцену, основаны на твердой вере японцев в свое божественное происхождение, решимости отстаивать эту веру силой оружия и даже отдать за нее собственную жизнь, а также кодексе поведения, требующем беспрекословного повиновения приказам непосредственного начальника, который представляет собой связующее звено с божественным прошлым и поэтому знает все тайные пути к успешному выполнению миссии.

За многие века эти истины, как и продиктованный ими образ жизни, сформировали характер японцев, пропитав все слои общества и окрасив все стадии национального развития. Это был процесс жесткого диктата сверху как сознательного, так и бессознательного, который начался со всей серьезностью в конце эпохи Хэйдзё (710–784), с появлением воинских кланов, чьи услуги оказались бесценными (хотя в конечном итоге обошлись крайне дорого) для враждующих кланов придворной аристократии (кугё) и императора (тэнно) во время их ожесточенной борьбы за власть. Буси принесли с собой свое собственное понятие о совершенстве, основанном на таких простых идеях, как личная преданность непосредственному начальнику и готовность сражаться и умереть без малейшего колебания. Эти идеи, согласно общепризнанным историческим источникам, представляли собой разительный контраст со сложными, интроспективными традициями культуры императорской столицы.

Контраст и появившиеся вследствие его трения в конечном итоге были устранены силой оружия. Многие аристократические кланы были полностью уничтожены, а те немногие представители знати, которые выжили, были лишены всяких средств влияния, будучи ограничены чисто представительскими должностями при императорском дворе. Были уничтожены огромные монастыри и библиотеки, содержавшие квинтэссенцию японской культуры эпохи Хэйан, — рукописи, хроники, произведения искусства. К 1600 году пространство было почти полностью расчищено.

С этого времени бусидо начал жестоко и в то же время незаметно внедряться в сознание всего населения: крестьянин, выращивающий рис, большую часть которого у него забирали вассалы местного даймё, или провинциального правителя, отрывал взгляд от своей мотыги, чтобы посмотреть на отряд самураев, ритмично марширующих рядом с направляющимся в Эдо паланкином.

Случайный путникзамирал у обочины дороги и становился безмолвным свидетелем поединка, частосмертельного, между двумя мастерами меча; во время празднеств, устраиваемых втечение всего года, толпы оживленных, суетящихся простолюдинов широко открытыми глазаминаблюдали за показательными выступлениями мастеров боевых искусств, которые нередко становилиськульминацией таких событий. По всей стране драма потенциально смертельной конфронтациимежду одним человеком и другим разыгрывалась снова и снова, покаэта конкретная форма человеческого опыта не отпечаталась почти неизгладимым клеймомв душе японцев.

На самом деле в течение периода Токугава традиции воинского сословия под предлогом сохранения обычаев древней культуры в такой сильной степени определяли национальный характер, что у западных наблюдателей того времени возникло впечатление, будто японский народ «обладает врожденной воинственностью». Интенсивность войн и народных волнений в Японии поражала даже наблюдателей, прибывших из Европы, которая, о чем не следует забывать, в то время (как, впрочем, и в любое другое) вовсе не была мирной гаванью.

В статье, представленной Азиатскому обществу Японии в 1874 году,Гриффис отметил то, насколько военные действия привычны для жителей Японии,поскольку война была для них «нормальным», а мир «исключительным условием»(Griffis, 21). Тот же самый автор подчеркивает контраст междутем удовольствием, которое получают японцы, называя свою страну Земля БольшогоМира, и, например, названиями улиц в Эдо, которые переводятся как«панцирь», «шлем», «стрела», «лук» и «колчан». В своем анализеяпонского национального характера Бринкли отметил следующее:

«За видимой любовью ко всему возвышенному и утонченному скрывается сильное пристрастие к пышности военных парадов и к стремительности смертоносной атаки; и точно так же, как сёгун старался продемонстрировать гражданам своей столицы чарующую картину безмятежного мира, хотя это была всего лишь декорация для обширных военных приготовлений, так и японцы всех времен любили переключать свое внимание от школы фехтования к икебане, от поля боя к саду камней, получая удовольствие от опасностей и борьбы первого и в то же время наслаждаясь изяществом и спокойствием последнего» (Brinkley 2, 11).

Так удалось ли военному сословию полностью пропитать национальное сознание своейособой интерпретацией сущности, национального японского духа, навязав собственные ценности остальнойчасти общества и заморозив историю на той стадии общественного развития,которую ученые называют феодальной? Ответ на этот вопрос может датьтолько исследование периода японской истории, начавшейся в 1868 году, послеРеставрации Мэйдзи. Такое исследование поможет понять, прервались ли военные традициии влияние воинского сословия с восстановлением власти императора или жеони были только завуалированы. Здесь существует общее согласие между японскимии западными историками в том смысле, что ни одна нацияне может пережить бесследно те многовековые жестокие условия, в которыхсуществовала Япония в течение всей феодальной эры. Никто не выразилэту мысль лучше Рейсхауэра: «Два века искусственного мира под бдительнымоком и строгим контролем правительства Эдо оставили неизгладимый след налюдях. Воинственные, безрассудно смелые японцы XVI века к XIX векупревратились в послушный народ, покорно ожидающий от своих правителей всехруководящих указаний и безропотно выполняющий все приказы, поступающие сверху» (Reischauer1, 93–94).

Люди привыкли «инстинктивно» прислушиваться к наставлениям военных лидеров страны, считая, что в силу своего положения эти лидеры «всегда искренни и честны». Тот же самый автор делает следующий вывод: «Семь веков доминирования воинского сословия в феодальную эпоху сформировали шаблоны мышления и поведения, от которых оказалось непросто избавиться в новое время, и даже сегодня они еще не стерты полностью» (Reischauer 1, 55).

Таким образом, главное действующее лицо на исторической сцене в течение длительного периода,который Хирн назвал «вся достоверно известная нам история Японии», воинфеодальной Японии достиг такого высокого положения, что его влияние небыло полностью устранено даже после того, как военной диктатуре могущественныхфеодальных правителей был официально положен конец в 1868 году. Послеэтого общество получило более широкую и прочную базу за счетширокомасштабной образовательной программы, нацеленной на заложение основ специальных знаний, необходимыхдля процветания страны в индустриальную эпоху с ее обостренной конкурентнойборьбой. Однако, воспользовавшись тем ловким способом, с помощью которого прочноукоренившаяся властная структура, принимая новые обличья, но чаще всего расширивсвою базу поддержки среди всех слоев общества, чтобы большее числограждан начало отождествлять себя с ней, ухитряется пережить зарю новойэры, воинское сословие Японии сумело сохранить значительную часть своего влияния.

Могущество клана Токугава и его союзников было сильно подорвано за счет усилий других влиятельных военных кланов, которые обеспечили «новую» Японию кадрами для императорских военно-морских сил, познавших в последующие десятилетия как славные победы, так и горькие поражения. Таким образом, Реставрация по своей сути представляла собой ритуальную «смену караула», в ходе которой новая волна военных хлынула из провинции в столицу, где они подвинули, а затем и сбросили с насиженных мест старый привилегированный класс воинов. Как нам рассказывает Ядзаки (Yazaki, 300), правительственные чиновники, входившие в состав Государственного совета (дайдзёкан) созыва 1867–1868 годов, имели следующий процентный состав по своему происхождению: 78,9 % принадлежали к воинскому сословию, 18,1 % — к высшему классу даймё, 1,8 % — к древнему императорскому двору, недавно возвращенному (вместе с императором) к власти, и 0,7 % — к простолюдинам.

Следовательно, именно эти «новые» лидеры привели нацию к свободным временам современной эпохи. Чтобы выполнить свою задачу с максимальной эффективностью, они предпринимали фантастические усилия, стараясь изменить концепцию традиционной лояльности японцев, расширив ее от узкой преданности собственному клану до горизонтов всей нации, и увеличить фокус беспрекословного повиновения непосредственному начальнику и феодальному правителю, включив в него слепую и абсолютную преданность императору. Курзман отмечает, что «если человек готов добровольно умереть за своего господина, простого смертного по происхождению, то его преданность императору, потомку Солнечной Богини, можно легко довести до такой же крайности» (Kurzman, 41). Соответственно, после Реставрации Мэйдзи «в классных комнатах и армейских бараках молодых японцев учили почитать древние военные традиции. У них вырабатывалась твердая убежденность в том, что смерть на поле боя за императора — это самая славная участь для мужчины, и они начинали верить в уникальные достоинства неясно определенной «национальной структуры» и еще более неопределенного «японского духа». Правительство и армия сумели за несколько десятилетий превратить среднего японца в фанатичного националиста и выработать в нем еще более фанатичную преданность императору, которая культивировалась историками, пропагандистами синто и поощрялась окружавшими трон олигархами» (Reischauer 1, 129–130).

По мнению Менделя, это было возможно из-за неопределенности Конституции Мэйдзи в вопросе о «месте политической власти» — неопределенность, которой военные, имевшие прямой доступ к трону, быстро воспользовались. Они получили «особые привилегии» и по большей части игнорировали недавно созданный гражданский кабинет, построенный по образцу западных правительств. Такая независимость действий в вопросах управления страной привела к появлению «двойной дипломатии», и ее результатом стало давление на членов гражданского кабинета, которые в конечном итоге не смогли перевести в более мирное русло национального развития идеи расового превосходства, необычайно популярные у военных.

Члены воинского сословия продолжали преследовать цели, достижение которых они считали своей судьбой, а следовательно, и судьбой всей страны с незапамятных времен. В результате представители всех классов японского общества почувствовали в себе право называть такую судьбу своей собственной. К началу XX столетия процесс милитаризации на национальном уровне достиг такого масштаба, что власти «даже сумели убедить этих потомков крестьян, которые почти три века были лишены права владеть оружием, в том, что они не угнетаемый класс, а принадлежат к племени воинов. Японская политическая и военная пропаганда сработала здесь очень тонко и необычайно успешно» (Reischauer 1, 130).

Она успешно работала и в течение периода Токугава, когда военные традиции навязывались сверху и получали нужную реакцию снизу. На протяжении всей феодальной эпохи многочисленные простолюдины (хэймин) не раз совершали попытки подняться до привилегированного положения воинов. Хотя подобные амбиции не имели официальной поддержки, возможность принятия в военный клан все-таки существовала — многие богатые торговцы были готовы расстаться со значительной суммой в обмен на право носить на рукавах своей одежды вышитую эмблему военного клана.

Когда желаемый статус сампо себе был недостижим, все, что его напоминало, пусть дажеотдаленно, служило для удовлетворения этих чаяний. Все ассоциации простолюдинов —крестьян, торговцев или ремесленников (и даже духовенства) — были организованыв соответствии с жесткой вертикальной иерархией военного клана, иерархией, котораясвязывала структуру старинных родовых общин с современностью, таким образом наделяяее аурой глубокой древности и, следовательно, некой божественностью.

Даже до Реставрации Мэйдзи военные традиции наполняли жизнь японцев до такой степени, что они порой теряли чувство классовой принадлежности. Они вошли в жизнь каждого японского подданного, и доказательством этого может служить тот факт, что, когда воинское сословие снова попыталось отнять власть у императора, армия «носящих мечи самураев» была разбита на поле боя императорской армией, чьи ряды составляли призывники из всех общественных классов, включая большое количество крестьян. Как отметил Браун, поражение одного из таких восстаний после 1868 года «означало нечто большее, чем крушение феодальной оппозиции правительству и новому порядку. В этом конфликте солдаты регулярной армии такие, как Хидэнори Тодзё, и призывники, сражавшиеся рядом с ним, доказали, что отвагу и боевые навыки, сделавшие представителей самурайской элиты грозными бойцами, можно встретить во всех слоях общества» (Browne, 17).

Впоследствии, ради практической целесообразности, лидеры воинского сословия постепенно согласились с тем, что каждый японец наследует традиции, которые они в течение многих веков считали своими собственными, и начали внушать своим соплеменникам, что Япония является страной воинов. В то же самое время они обнаружили новые, эффективные способы преобразования этих традиций в стереотипы социального поведения, которые нация приняла и применяла с неукротимым рвением в таких странах, как Маньчжурия, Китай, Малайзия и Филиппины.

Эти стереотипы сохранялись почти без изменения вплоть до капитуляции Японии 2 сентября 1945 года, когда стало очевидным, что поражение японского милитаризма вызвало крушение не только твердой веры в конкретную политику правительства, но вместе с ней и всей морально-этической системы японской нации. Отождествление правительственной политики, находящейся в зависимости от непредсказуемых изменений политической и военной конъюнктуры и более устойчивой морали нации, имеющей коллективные интересы, которые нужно отстаивать и защищать, было в Японии настолько абсолютным, что поражение на поле боя оставило большинство японцев «полностью дезориентированными» (Dore 1, 162). Они просто не могли поверить в то, что такая участь постигла наследников божественного прошлого, нацию, которая прослеживает свое происхождение до зари человеческой истории, и в то, что «путь» их расы (мичи) не смог одержать триумфа над всеми остальными, которые, будучи чужеземными, автоматически считались несовершенными.

В сегодняшних исследованиях самого разного рода — антропологических, социологических, политических и религиозных — отмечается (и продолжает отмечаться) поразительная скорость восстановления Японии после разрушений Второй мировой войны. Позитивная сторона их традиций помогла японцам «перенести непереносимое», то есть отважно встретить и пережить оккупацию, сомкнуть свои поредевшие ряды, восстановить индустрию из руин и быстро вернуть лидирующее место в современном мире. Воинские добродетели прошлого, которые делали японцев грозными врагами на поле боя, применялись с аналогичным рвением при восстановлении экономики, что сделало их неутомимыми и опасными конкурентами на мировых рынках.

Но дух буси продолжает неугасимо мерцать в темных тайниках японской души. В своем исследовании городской жизни Японии Доре детально описывает огромные трудности, с которыми сталкиваются японцы, пытаясь переместить свои моральные принципы и систему традиционных ценностей с социальной этики страны, основанной на той интерпретации реальности, что была навязана буси в феодальную эпоху, на индивидуальную мораль, основанную на личной интерпретации реальности и персональной ответственности человека в ней. Даже сегодня жизнь японского подданного регулируется обществом примерно так же, как жизнь рядового солдата регулируется армией.

Замкнутое японскоеобщество, возможно, как нигде в мире, подобно современной армии (иливоенному клану далекого прошлого), держит своих граждан в прочных защитныхобъятиях, диктуя им сверху и извне, во что нужно верить,указывая пути, по которым следует строить связи, и объясняя, какдолжен вести себя человек, чтобы выполнять свои обязательства. Обязанности японцевпо-прежнему подчеркиваются, в то время как их права до сихпор ясно не определены, ожидая своего конкретного выражения в новыхзаконах или обычаях и, самое главное, во внутренней вере вценность отдельной личности и ее независимость в составе общества, происходящейиз глубины души, — вере, которая поддерживает человека, когда обществои его лидеры в процессе исторического развития проходят через трагическиекризисы, охватывающие все общественные слои. Эта внутренняя убежденность не должнанаходиться в согласии с внешними требованиями общества, выраженными в законахили обычаях, и порою даже может находиться в оппозиции кзаявлениям, сделанным от имени общества его лидерами. В Японии, как,возможно, ни в одной другой развитой культуре прошлого и настоящего,«моральные принципы исходят не из глубин человеческой личности» (Maruyama,9), а их источник все еще находится где-то в обществе,поэтому его легко отождествить с внешней силой и заменить ею.Однако здесь следует добавить, что японское общество далеко не единственноеиз тех, кому пришлось столкнуться с данной проблемой.

Таким образом, классические традиции, а следовательно, и военные традиции страны продолжают и сегодня оказывать глубокое влияние на японцев. Художественное отражение этих традиций способно сказать о многом. Бесстрашный вассал феодального правителя, знаменитый самурай, или независимый воин, не имеющий господина, ронина, по-прежнему прокладывает себе путь мечом через лабиринт зла в театре кабуки и в бесчисленных остросюжетных кинофильмах.

Доре рассказывает нам, что даже сегодня в некоторых районах японской столицы торговцы одеваются в костюм самурая и расхваливают свои товары, используя резкий жаргон воинов периода Токугава.

Западные наблюдатели японского мира бизнеса до сих пор подмечают следы военных традиций феодальной эпохи в тех особых отношениях, которые существуют в Японии между работодателем, с его покровительственной, авторитарной позицией, с одной стороны, и дисциплинированными, фанатично преданными служащими — с другой. Эти традиции нашли свое отражение в формировании колоссальных индустриальных комплексов, которые за границей вызывают одновременно «опасение и зависть». Своей комбинированной мощью они поразительно напоминают довоенные картели (дзайбацу). Большинство аналитиков, исследующих японскую индустрию, приходят к выводу, что элементы, которые работают исключительно хорошо на японцев, на самом деле являются их знаменитым «традиционным подходом», примененным в промышленном производстве. Как сообщает нам Де Монте в своей статье, опубликованной в выпуске за март — апрель 1970 года бюллетеня Worldwide Projectsand Industry Planning, результаты исследования, проведенного в 1968–1969 годах, выявили, что крупнейшие корпорации Японии никогда не отказывались от традиционной системы управления, «а, наоборот, укрепили ее за последние 10 лет». Система по своей сути остается такой же, какой она была на протяжении веков: вертикальная клановая система под управлением патриархального лидера, действующая гладко и эффективно ради благополучия клана. Это вездесущее следование традициям во всех формах японской жизни, согласно Доре, «совсем неудивительно, если принять во внимание относительную близость феодального прошлого, представляющего разительный контраст со всем укладом современной городской жизни» (Dore 1, 245).

Нельзя ожидать, чтоподобная приверженность традициям исчезнет сама собой или будет заменена менеежестко организованной концепцией индивидуальности человека в центре мироздания, усиленной осознаниемсебя как ответственного агента, способного на принятие индивидуальных решений, которыемогут войти в противоречие с диктатом клана, дома, семьи или,наконец, общества, пока эти феодальные традиции не будут полностью пересмотрены.«Настоящие традиции, — писал Ив де Моншёй, — устанавливаются, их неустанавливают» (Brown, 60). Они развиваются по мере того, какчеловек эволюционирует как индивидуально, так и коллективно. Они адаптируются кновым условиям времени, места и культуры, стимулируют новые модели поведения,которые сами становятся частью традиций. Они не пытаются втиснуть настоящеев жесткие рамки прошлого и не применяются без адаптации ксуществующим ценностям, выработавшимся в течение периода, представляющего собой всего лишьодну из фаз национального развития. Короче говоря, постоянно обогащающиеся традициине будут переносить систему моральных ценностей, выработанную и принятую военнымикланами феодальной Японии, на всю страну и тем более наостальной мир под прикрытием ложных принципов братства и всеобщей гармониив пределах всей человеческой семьи.

Эта этическая система, воинский кодекс, представляетлишь одну конкретную интерпретацию реальности и роли человека в ней.В конце концов, даже поверхностный взгляд на японскую историю предоставляетмногочисленные свидетельства существования других интерпретаций, предшествовавших и существовавших совместно стой, что была принята воинским сословием, — интерпретаций, которые, возможно,были менее полезными для обучения человека владению мечом, но зачастуюони значительно лучше помогали ему в осознании истинной дилеммы существования.

Следовательно, учитывая то большое значение, которое придают японцы своим военным традициям, можно сказать, что определение «воинские» (бу), так свободно используемое в отношении почти всех специализаций боевых искусств в доктрине будзюцу, имеет свое семантическое обоснование. Значительно более избирательно оно применялось в течение феодальной эпохи, когда воины обычно использовали его при упоминании тех искусств, которые являлись его профессиональной прерогативой, или когда они расширяли ее, чтобы включить другие искусства, достаточно близко связанные с нею. Его использование становилось более интенсивным по мере распространения военных традиций среди всех классов японского общества на фоне растущего желания японцев отождествлять себя с ними.

Нет никаких сомнений в том, что феодальный воин играл ведущую роль на японской исторической сцене. В конце концов, именно воин применял эти методы индивидуального боя, часто с поразительным мастерством, когда он боролся за власть с вооруженным и не менее решительным противником. Справедливо также и то, что впоследствии он был косвенной причиной пробуждения интенсивного интереса к будзюцу со стороны членов других классов японского общества, которые были вынуждены изучать его методы или изобретать новые, если они хотели бороться с ним даже за некое подобие политического влияния, чтобы оспорить его привилегированное положение или просто защитить себя от проявлений беззакония, поскольку не всегда и не во всех частях страны находились воины, способные полностью контролировать свою интерпретацию закона и порядка. В таких случаях граждане были вынуждены полагаться на самих себя в попытках защитить свои жизни и собственность.

Однако буси оставался главным специалистом по будзюцу, поскольку, сталкиваясь с новыми методами боя, изобретенными для снижения его собственной военной мощи, он всякий раз был вынужден изучать их в интересах самозащиты. Наиболее известным примером является столкновение буси с населением островов Рюкю. Именно на этих островах — согласно широко распространенному преданию — он узнал о том, насколько неэффективным могут быть его доспехи и традиционный набор оружия (которое уже завоевало уважение иностранных воинов в Корее) против голых рук и ног отчаявшихся крестьян, обученных древнекитайской ударной технике. Эти боевые методы, которые, как говорят, ведут свое происхождение из отдаленных регионов Азии (Индия, Китай, Тибет), помогали человеку развить в себе способность наносить разящие удары руками, ногами и другими частями тела.

Таким образом, буси оказался пойманным в замкнутый круг. Он был вынужден практиковать традиционные боевые методы и постоянно изучать новые, подобно тому как современный военный истеблишмент продолжает изобретать новые методы массового уничтожения, хотя очень скоро они становятся устаревшими, что, в свою очередь, вызывает необходимость в появлении еще более разрушительных методов, и так до бесконечности. В любом случае, как было отмечено ранее, после XVI века только буси имел законное право и достаточно времени для того, чтобы практиковать и совершенствовать различные виды будзюцу. На самом деле основные школы боевых искусств возглавляли мастера, которые принадлежали к какому-то военному клану, или свободные воины, получившие разрешение вести обучение (за плату) от правителя округа. В этих школах велась регистрация учеников и боевых методов, что обеспечивало непрерывность процесса расширения и развития отдельных стилей боевых искусств. Другие школы, более удаленные от военных кланов, не обладали такой особенностью, что часто приводило к исчезновению определенных школ и боевых стилей, от которых до нас дошли лишь отрывочные упоминания, свидетельствующие об их существовании в прошлом.

И наконец, современные стили боевых единоборств, которые прославились по всему миру под своими японскими названиями, были созданы мастерами, открыто признававшими, что они много позаимствовали у будзюцу воинского сословия Древней Японии. На самом деле все эти мастера, за редким исключением, испытывали большую гордость, когда связывали себя и свои инновации в искусстве боя с традицией, обладающей необъяснимой и неотразимой харизмой, проистекающей от ее глубокой древности. Даже в тех немногих случаях, когда современные мастера указывают на различия между своими методами и всеми остальными (как древними, так и современными), различия, которые делают их методы уникальными и, следовательно, вносящими свой вклад в будзюцу, а не простыми повторениями его древних теорий и практик, их положение в хорошо определенном, традиционном потоке эволюции остается безошибочно ясным. Настоящий разрыв с этими традициями происходит только в тех редких случаях, когда основные принципы будзюцу, как искусства боя, искусства войны и насильственного подчинения, отбрасываются в сторону и его методы трансформируются в искусство умиротворения и ненасильственной нейтрализации противника. Однако этот предмет требует дальнейшего, более детального рассмотрения, которое, как надеются авторы, будет проведено в следующем томе.

Происхождение будзюцу

Авторы книг и трактатов, посвященных японским боевым искусствам, как практически и все известные мастера древних и современных стилей боевых единоборств, ведущих от них свое происхождение, представляя свои взгляды на основные источники и составные части будзюцу, по сути, пытаются дать удовлетворительный ответ на следующие вопросы: как, когда и где появилось будзюцу?

История Японии в общем и доктрина боевых искусств в частности не дают нам прямого и точного ответа на этот вопрос. Как исторические анналы японской нации, так и более специализированные манускрипты различных школ будзюцу упоминают различные технические приемы и методы, которые были древними и тайными еще задолго до того, как начали вестись какие-либо записи. По мнению большинства историков, китайская письменность появилась в Японии в шестом веке, вероятно, вместе с первыми буддистскими текстами. К этому времени Япония уже прошла через до- и раннеисторические периоды развития, такие как Дзёмон, Яёи и Асука, которые завершились формированием политической организации, вращающейся вокруг столичного города Хэйдзё, позднее известного как Нара (710–784), с его блистательным императорским двором.

Эти периоды развития, предшествовавшие эпохе Хэйан (794–1186), были свидетелями появления и последующей консолидации одной из наиболее древних социальных структур в истории человечества: клана. На самом деле во многих исторических книгах эти периоды названы эпохой появления первых родовых общин (удзи) и наследственных титулов (кабанэ).

Эти социальные структуры возникли еще в смутную «эру богов» (ками-но-ё) в ходе плохо нам известного процесса слияния племен: некоторые из них, по всей видимости, эмигрировали с Азиатского континента или южных островов, в то время как другие были коренными обитателями островов Японского архипелага.

Косвенные сведения, содержащиеся в японских анналах, по всей видимости, указывают на существование двух основных племенных групп: первая, известная как Императорская Ветвь, включала в себя кланы императора и придворных (кобэцу), в то время как ко второй группе, известной как Божественная Ветвь, относились прочие кланы, занимавшие менее определенное положение (симбэцу). Обе группы заявляли о своем божественном происхождении, прослеживая его от бога Идзанаги и богини Идзанами, но считалось, что племена кобэцу соединились, когда «солнце воссияло на небе», тогда как племена симбэцу приняли форму, «когда возникли низшие силы природы» (Brinkley 2, 5).

Согласно наиболее распространенной среди ученых точке зрения, «захватчики, вторгшиеся в Японию в VI веке до нашей эры, обнаружили, что острова уже населены людьми, которые являются весьма искусными воинами. В итоге их борьба привела к появлению взаимного уважения, и в новой иерархии побежденные получили положение, лишь немногим уступающее тому, что заняли победители» (Brinkley 2, 182–183). Ниже этих двух основных групп благородных племен располагалась «масса людей», формировавшая Иноземную Ветвь (бамбэцу)2. Каждый клан, принадлежавший к какому-то конкретному племени, по-видимому, имел как прямых, так и косвенных (прямых и побочных) потомков от одних и тех же предков, и, следовательно, связывавшие их изначально узы являлись узами крови. Подобно древним китайским кланам (цзу), японские удзи