Так устроен мир - Джеймс Хэдли Чейз - E-Book

Так устроен мир E-Book

Джеймс Хэдли Чейз

0,0
2,49 €

Beschreibung

Рене Реймонд, известный всему миру под псевдонимом Джеймс Хэдли Чейз, прославился в жанре "крутого" детектива. Он вышел из семьи отставного британского офицера, и отец прочил Рене карьеру ученого. Но в 18 лет будущий писатель оставил учебу и навсегда покинул родительский дом. Постоянно менял работу и испробовал немало профессий, прежде чем стал агентом-распространителем книг, основательно изучив книжный бизнес изнутри. Впоследствии он с иронией вспоминал: "…Пришлось постучать не менее чем в сто тысяч дверей, и за каждой из них мог встретить любого из персонажей своих будущих романов… И столько пришлось мокнуть под дождем, что сейчас никто не в силах заставить меня выйти из дома в сырую погоду…" В течение почти полувековой писательской деятельности Чейз создал порядка девяноста романов, которые пользовались неизменным успехом у читателей разных стран, и около пятидесяти из них были экранизированы.

Das E-Book können Sie in Legimi-Apps oder einer beliebigen App lesen, die das folgende Format unterstützen:

EPUB
MOBI

Seitenzahl: 278

Bewertungen
0,0
0
0
0
0
0



Оглавление

Выходные сведения
Так устроен мир
Глава первая
Глава вторая
Глава третья
Глава четвертая
Глава пятая
Глава шестая
Глава седьмая
Глава восьмая
Глава девятая
Глава десятая
Глава одиннадцатая
Глава двенадцатая
Глава тринадцатая
Глава четырнадцатая
Глава пятнадцатая
Глава шестнадцатая
Глава семнадцатая
Глава восемнадцатая
Глава девятнадцатая
Глава двадцатая
Глава двадцать первая
Глава двадцать вторая
Глава двадцать третья
Глава двадцать четвертая
Глава двадцать пятая
Глава двадцать шестая
Глава двадцать седьмая
Глава двадцать восьмая
Глава двадцать девятая

James Hadley Chase

JUST THE WAY IT IS

Copyright © Hervey Raymond, 1944

All rights reserved

Перевод с английского  Андрея Полошака

Серийное оформление Вадима Пожидаева

Издание подготовлено при участии издательства «Азбука».

ЧейзДж. Х.

Так устроен мир : роман / Джеймс Хэдли Чейз ; пер. с англ. А. Полошака. — М. : Иностранка, Азбука-Аттикус, 2019. (Иностранная литература. Классика детектива).

ISBN 978-5-389-16668-4

16+

Рене Реймонд, известный всему миру под псевдонимом Джеймс Хэдли Чейз, прославился в жанре «крутого» детектива. Он вышел из семьи отставного британского офицера, и отец прочил Рене карьеру ученого. Но в 18 лет будущий писатель оставил учебу и навсегда покинул родительский дом. Постоянно менял работу и испробовал немало профессий, прежде чем стал агентом — распространителем книг, основательно изучив книжный бизнес изнутри. Впоследствии он с иронией вспоминал: «…Пришлось постучать не менее чем в сто тысяч дверей, и за каждой из них мог встретить любого из персонажей своих будущих романов… И столько пришлось мокнуть под дождем, что сейчас никто не в силах заставить меня выйти из дома в сырую погоду…» В течение почти полувековой писательской деятельности Чейз создал порядка девяноста романов, которые пользовались неизменным успехом у чита телей разных стран, и около пятидесяти из них были экранизированы.

©А. С. Полошак, перевод, 2019

© Издание на русском языке,

оформление.ООО «Издательская Группа„Азбука-Аттикус“», 2019Издательство Иностранка®

Так устроен мир

Глава первая

Фэйрвью умирал. В прошлом это был процветающий городок, разбогатевший благодаря двум заводам ручного инструмента.

Но теперь золотой век закончился. Об этом позаботилось массовое производство. Оба предприятия не смогли тягаться с новыми фабриками, которые открылись в соседних городах.

К тому же милях в тридцати от Фэйрвью внезапно вырос Бентонвилль — современный город с пестрыми магазинами, аккуратными дешевыми домиками, шустрыми трамваями и витающим повсюду духом легкой наживы.

Молодежь не задерживалась в Фэйрвью. Кто-то уезжал в Бентонвилль, кто-то еще дальше на север; некоторые даже в Нью-Йорк. Расторопные дельцы перебрались в Бентонвилль при первых признаках кризиса; менее предприимчивые остались сводить концы с концами.

Убогие хижины, разбитые дороги, невзрачные товары в витринах — повсюду упадок. Отошедшие от дел бизнесмены, в прошлом — обеспеченные люди, доживали свои дни в благородной нищете, стараясь держаться вместе. Их вид вызывал жалость. А главное свидетельство краха — апатичные толпы безработных на перекрестках.

Однако в городе еще тлела искорка жизни — все благодаря небрежности Филипа Хармана, который был царем и богом Фэйрвью, а потом перебрался на более тучные пастбища.

Лет десять назад, на пике процветания, Харман учредил городскую газету, восьмистраничный еженедельник, задумав навязать горожанам свои политические, этические и религиозные взгляды.

Но настоящая популярность пришла к «Клариону», только когда Харман уехал из города, передав бразды правления редактору Сэму Тренчу с наказом не сдаваться.

Харман выделил некоторую сумму для ежемесячной поддержки «Клариона». Если бы он не забыл о существовании газеты, то через несколько лет наверняка прекратил бы выплаты. Но Харман был человеком безмерно богатым и безмерно же занятым, и «Кларион» продолжал существовать за его счет.

Офис редакции был скромным, как и сама газета: три комнаты и приемная. В штате числились редактор Сэм Тренч, корреспондент Эл Барнс, трое не самых расторопных секретарей и Клэр Рассел.

Клэр была главной движущей силой «Клариона», ключевым сотрудником редакции, звездой каждого номера. Только благодаря ее стараниям в газете теплилась жизнь.

На работу ее пригласил сам Харман. Случись это тремя годами раньше, Клэр бы только рассмеялась в ответ — ведь тремя годами раньше она была ведущим журналистом «Канзас-Сити трибьюн».

Карьера Клэр была незаурядной. В семнадцать лет девушка поступила на должность стенографистки в «Канзас-Сити геральд». Вскоре она проявила талант к написанию статей, но у редактора были свои соображения относительно того, чем должны заниматься женщины. Клэр это не смутило. Она перешла в «Трибьюн», где не без успеха вела колонку для женской аудитории.

Клэр была трудолюбивой девушкой и довольно быстро заработала доброе имя. Вскоре она стала звездой журналистики и заняла место в редакционном отделе.

Будущее казалось радужным. Клэр Рассел приводили в пример как блестящего, эталонного журналиста. Но потом она слишком увлеклась работой, совсем забыв об отдыхе. Непосильный труд, беспорядочное питание и ненормированный рабочий день подорвали ее здоровье. Клэр пришлось надолго уединиться в спальне, представляя интерес только для пожилого врача, который заходил проведать ее дважды в неделю.

Вернувшись к работе, Клэр обнаружила, что огонь угас. Она уже не могла работать в нужном темпе и засиживаться допоздна.

Редактор вызвал ее к себе и вежливо предложил поискать менее напряженную работу. Девушка не стала устраивать сцену — опыт подсказывал, что спорить бессмысленно. Клэр не раз видела, как журналисты сгорают на работе. Поэтому она собрала пожитки и отряхнула прах Канзас-Сити от ног своих.

Филип Харман познакомился с Клэр в Бентонвилле и убедил ее поработать в «Кларионе». Он предложил половину от суммы, которую платили в «Канзас-Сити трибьюн», но это не стало неожиданностью. Ведь и Клэр, и «Кларион» переживали не лучшие времена.

Девушка не раздумывала. Уже на следующей неделе она появилась в редакции. Вскоре тираж газеты вырос на две тысячи экземпляров. Клэр не без удовольствия вспоминала мрачные прогнозы Хармана — тот считал, что через пару лет «Кларион» придется закрыть.

Впервые увидев Клэр, газетчики оживились. В Фэйрвью было не так много привлекательных девушек, а новая сотрудница оказалась еще и приятной в общении. Смуглая кожа, грива волнистых волос, шальной огонек в черных глазах, хладнокровие, чувство стиля — короче, высший класс.

Сэм Тренч сразу привязался к Клэр. Редактор с первого взгляда понял: перед ним не тяжеловоз, а спортивная лошадка. Недаром Сэм всю жизнь крутился в газетном бизнесе.

В дни процветания Тренч гордился и городом, и работой. Теперь же, состарившись и утратив иллюзии, он с грустью смотрел, как и город, и газета трещат по швам.

Сэм терпеть не мог Бентонвилль, ненавидел его царьков-заправил и нуворишей. Этот город медленно, но верно стирал Фэйрвью с лица земли.

Обратная сторона стремительного роста и богатства — падение нравов. Тренч знал, что Бентонвилль держится на взятках. Городские власти продвигали интересы игорного синдиката, а полиция выполняла приказы городских властей.

В городе было несколько сотен букмекерских контор и казино. Почти в каждом заведении стояла пара-тройка «одноруких бандитов». Игорная лихорадка не щадила даже детей. Горожане сорили деньгами, а теневые воротилы не упускали возможности озолотиться.

Капитаном синдиката был Тод Коррис. В его подчинении было двадцать бойцов — они держали игровые автоматы, крышевали богатеев и контролировали несколько букмекерских контор.

Тренч понимал, что за Коррисом стоит серьезный босс. Никто не знал, где он живет и как выглядит. Известно было только имя: Вардис Спейд.

Полиция была у Спейда на зарплате, чиновники имели долю с его дел, противников у него не было. Однажды Сэм Тренч написал колкую статью об игромании, но тираж номера перехватили и уничтожили парни Корриса.

А сам Коррис позвонил в редакцию и сказал:

— Не суйте нос в дела Бентонвилля — и вас не тронут. Напишете хоть строчку против нас — сожжем редакцию.

Сэм хотел заверить его, что больше проблем не будет, но не успел сказать ни слова — Коррис повесил трубку.

После этого случая редактор притих.

Устроившись в «Кларион», Клэр хотела написать цикл статей об игорном бизнесе и его организаторах, но Сэм был непреклонен.

В Бентонвилле кипела жизнь. Клэр и ее коллега Барнс частенько ездили туда за новостями и возвращались с горячим материалом.

Редактор просматривал статьи и выбрасывал их в мусорную корзину.

— Пожара захотели? — неизменно спрашивал он.

Однако в конце концов репортеры «Клариона» добились своего. К тому же они сыграли важную роль в крахе синдиката. Но прежде чем занавес опустился, мирная жизнь сменилась волной насилия и чередой внезапных смертей.

Все началось с Лорелли, подружки одного из воротил. Если бы не она, Гарри Дюк не заинтересовался бы Беллманом и его заведением. Если бы не Гарри Дюк, никто не узнал бы, что Тимсона убили. И если бы не случайно подслушанный разговор, Вардис Спейд до сих пор работал бы по-крупному.

Кусочки пазла постепенно сложились в общую картину. И вот что удивительно: синдикат строили шесть лет, а чтобы разрушить его до основания, потребовалось три дня.

И вот как начался первый.

Глава вторая

Жарким июньским днем Клэр пришлось сходить в мэрию. Нужно было узнать, как продвигается расчистка городских трущоб, — «Кларион» активно освещал эту тему.

Вернувшись в редакцию, она обнаружила, что Барнс играет в крэпс с худощавым коротышкой. Взгляд у коротышки был жесткий, пронзительный.

Девушку очень рассердило, что игроки расположились в ее кабинете.

— Попрошу на выход. — Клэр сняла шляпку и распустила роскошные волосы. — У меня дела.

— Ну, здравствуй, ангелочек. — Барнс взглянул на нее и накрыл кости ладонью. Его крупное лицо, похожее на резиновую маску, расплылось в неловкой улыбке. — Думал, ты не вернешься.

Клэр без интереса посмотрела на второго игрока:

— И друга своего забирай, Эл. Идите играть в другое место.

— Слушай, ты знакома с Тимсоном? — торопливо спросил Барнс. — Тимми, это мисс Рассел. Та самая. Если повезет узнать ее получше, увидишь — отличная девчонка. Мне пока не повезло, но я над этим работаю.

Тимсон с восхищением посмотрел на Клэр. Глаза у него были как стеклянные. Клэр это не понравилось.

— Рад знакомству, мисс Рассел. Читал вашу колонку, шикарно пишете.

Барнс сдвинул шляпу на переносицу.

— Ты когда успел научиться читать, конокрад старый? — спросил он. — Ты, Клэр, его не слушай. У него жена и двое детей.

— Ты меня не так понял. — В голосе Тимсона звучало наигранное веселье.

— Точно. Я хотел сказать, что у него две жены. И ребенок от третьей.

Тимсон обиженно улыбнулся:

— Вот шутник какой, мисс Рассел. Вы же ему не верите?

— Не верю. — Клэр нетерпеливо постукивала каблуком. — Ни ему, ни его писанине. Не могли бы господа перенести игру в другое место? Спасибо.

— Конечно-конечно, — торопливо сказал Тимсон. — Я не знал, что это ваш кабинет. Вы уж простите.

— Стоп, — вмешался Барнс. — Она, конечно, хороша, но не настолько. Дай-ка я с ней побеседую. — Он похлопал девушку по руке. — Не будь врединой, ангелочек. Дай срубить малость деньжат с нашего гостя, ну? Ты же знаешь, мне это не помешает. Плюс вентилятор есть только в твоей комнате.

— Это не комната, а кабинет, — сказала Клэр. — Где, по-твоему, я работать буду?

— Отдохнула бы. Всегда работаешь. Кстати, Тимми у нас человек не последний. Занимается недвижимостью. Знаешь, при желании он может таких дел в городе наворотить, что мало не покажется.

— Недвижимость? — Клэр резко взглянула на Тимсона. — Надумали здесь землю купить?

Коротышка почесал нос, стараясь не смотреть на девушку.

— Ну, не знаю. Земля — неплохой актив. Почему бы и нет, если цена устроит. Но меня интересуют только самые дешевые предложения.

Барнс подмигнул девушке:

— Да стервятник он. Ждет, пока кто-нибудь разорится, а потом забирает за бесценок. На эти два процента и живет.

В глазах Клэр мелькнуло отвращение.

— У нас в городе такой земли хватает, раз уж интересуетесь. Купить, конечно, можете, но пользы от такой покупки не ждите.

— Знаете, Барнс на меня наговаривает. — Тимсон снова скривился в улыбке. — Я обычный бизнесмен. Сентиментальность мне не по карману. Но каждый имеет право на свою точку зрения. — Он пожал плечами. — Полагаете, здесь в недвижимость вкладываться не стоит?

— Через пять лет город обанкротится. На Среднем Западе таких полно, будет еще один. Если желаете купить пустырь, лучшего места не найдете. Продавцов здесь хоть отбавляй.

— А вдруг ваши заводы снова встанут на ноги? Я такое видел. Я много чего странного повидал, мисс Рассел. Бывало, умирал город, да вдруг снова расцвел, а кто купил по дешевке, сорвал неплохой куш.

Барнс взглянул на девушку и беспечно сказал:

— Похоже, наш бизнесмен фильмов насмотрелся.

Клэр изучающе разглядывала Тимсона.

— Пойду поговорю с Сэмом, — наконец сказала она. — Не буду мешать игре, Эл. Думаю, тебе светит неплохой выигрыш.

Когда Клэр вышла, глаза Тимсона загорелись злобой.

— Она что, лохом меня считает?

— Забудь об этой дамочке, — поспешно сказал Барнс. — Такой уж она человек. Давай, дружище, время не резиновое. На что ставишь?

Клэр вошла в кабинет Тренча, захлопнула дверь и присела на край потертого стола, занимавшего почти все свободное место. За столом сидел сухой старичок с копной седых волос и пронзительно-голубыми глазами.

Сэм оторвался от работы, аккуратно поставил перо в чернильницу и откинулся на спинку кресла, положив маленькие, покрытые старческими пятнами руки на кипу бумаг.

— Вот несчастье! — жалобно воскликнул он. — Ни минуты покоя. Знаешь, в чем беда всех женщин? В отсутствии дисциплины. Что ты хотела?

— Много чего. — Клэр с улыбкой покачивала ножками. Ей нравилась искренность редактора. — Но сейчас есть дела поважнее. Скажите, Сэмюэл, что вы знаете об этом Тимсоне?

— О Тимсоне? А что я должен знать? — Сэм поискал носовой платок и энергично потер нос. — И не зови меня Сэмюэл. Мне не нравится.

— Совсем ничего?

— Знаю, что он из Бентонвилля. — Сэм поднял палец. — Этого достаточно.

— Думаете, он хочет купить землю в Фэйрвью?

— Может, и так. — Сэм прищурился. — Затея, понятно, дурацкая, но дураков хватает.

Он сунул платок в карман и взглянул на Клэр:

— А что?

— Непохоже, что он дурак, — произнесла девушка. — Конечно, вкладывать деньги в Фэйрвью — чистое безумие. Но вдруг мы чего-то не знаем?

— Не выдумывай. Может, он осмотрится и не станет ничего покупать. Ты спешишь с выводами.

— Волнуюсь я за Пиндерз-Энд, — помолчав, сказала Клэр.

— А что не так?

— Отстали от графика. Хилл говорит, там какая-то загвоздка.

— Любопытно, — оживился Сэм. — Прямо так и сказал?

— Не совсем. Сказал, что работы временно приостановлены.

— На прошлом собрании вроде бы всё решили. Интересно, почему передумали. Надо поговорить с Хиллом.

— А смысл? Я с ним уже наговорилась. Но вы же не позволите написать об этом, верно?

Сэм помотал головой:

— Не позволю. В пылу сражения ты забываешься, дорогуша. Можешь перегнуть палку.

— Так я и думала. Знаете, Сэм, «Кларион» стал совсем беззубым.

— Поздно кусаться. При смерти успокоительное нужно. Не заводись, дорогуша. Вижу, устала. Может, зайдешь ко мне поужинать?

— У меня свидание. Как-нибудь в другой раз.

— Ты что-то недоговариваешь. — В глазах Сэма мелькнула озорная искорка. — Похоже, наша Клэр влюбилась.

— Кто, я? — Девушка смущенно рассмеялась. — Ой нет, Сэм. Я замужем за работой.

— Я тоже так говорил, пока не женился. Так кто он, Клэр?

— Один парень, зовут Питер Каллен. — Клэр отвернулась к окну. Сэм с удовольствием отметил, что она смутилась. — Познакомились пару месяцев назад. Он мне нравится. Дважды в неделю ужинаем вместе, иногда разрешаю ему меня поцеловать. Довольны?

— Так он тебе нравится?

— Сказала же — да. Или вы про... нет, это вряд ли.

— Так ты, выходит, счастлива?

— Выходит, да... Ну, мне пора. Значит, разговор о Пиндерз-Энд окончен?

— Я сам этим займусь, — сказал Сэм и черкнул что-то на промокашке.

Девушка направилась к выходу. Сэм проводил ее взглядом.

— Слушай, Клэр. Ты поосторожнее с этим парнем. Держи ухо востро.

— Ухо востро, говорите? Мои ушки всегда на макушке.

Клэр рассмеялась и закрыла за собой дверь.

Глава третья

Гарри Дюк сидел за столом, затянутым в зеленое сукно, и забавлялся красно-белыми игральными костями — то подбрасывал их, то беззаботно вертел в худой загорелой руке.

— Говорят, Беллман напуган, — сказал он, метнув кости на стол. Кубики качнулись на ребрах и замерли шестерками вверх.

— Повезло, — зевнул Келлз.

Дюк сгреб кости в ладонь и сделал еще один бросок. Опять шестерки.

Келлз — среднего роста, подтянутый, смуглый, суровый — развалился в кресле. Фетровая шляпа сдвинута на затылок, большой палец за проймой жилета. В другой руке была спичка, которой Келлз то и дело ковырял в зубах.

Дюк снова упомянул Беллмана.

— Мало ли что болтают. — Келлз, казалось, умирал от скуки. — Ты же не веришь слухам. Другие — ладно, но на тебя не похоже.

Дюк снова взял кости.

— Ну ладно, не напуган. — Еще один бросок. — Но точно нервничает.

Снова шестерки.

— Ты нужен Беллману, — сказал Келлз. — Он считает, вам стоит поработать вместе. Ты в ответе за катушки, он — за кабак.

— Беллман уже год как открылся. — Дюк достал плоский портсигар из внутреннего кармана пиджака. — Теперь вдруг про меня вспомнил. Ловкач какой!

Он вынул тонкую сигару, испещренную зелеными точками, и протянул портсигар собеседнику. Тот покачал головой.

— Тише едешь — дальше будешь, — сказал Келлз. Взгляд его маленьких глазок блуждал вверх-вниз по грязной стене за спиной Дюка. — Кухню в кабаке он наладил, пришла пора осмотреться. Катушки — дело нехитрое. Справишься, тебе умения не занимать. Придешь, все сделаешь. Думаю, Беллман не поскупится.

— А то! — Дюк улыбнулся. — Ты же знаешь, я на других не работаю.

— Не придется тебе работать. — Келлз поерзал в кресле. — Сами разберемся. Тебе нужно покрутиться в кабаке, больше ничего. Все сразу поймут, что катушки годные.

Дюк сунул сигару в рот. Зубы у него были мелкие, белые.

— Дай огня.

Келлз бросил коробок на стол.

— Полштуки в неделю, приходи да забирай, — с расстановкой произнес он.

Дюк закурил, вернул спички и вдруг рассмеялся:

— Точно, напуган. Чего бы ему в открытую не прийти? Сказал бы, что нужна защита.

Келлз медленно встал.

— Я пойду, а ты подумай. — Он застегнул жилет и одернул пиджак. — Сходи повидайся с Беллманом. Кабак посмотри. Там прикольно. Полно фигуристых дамочек, покладистых. Жратва, бухло, все дела. Можем тебе кабинет устроить, с телефоном. Стол хороший поставим. Дергать никто не будет. Понадобится девочка — записки писать, на звонки отвечать, — пришлем девочку. Если вдруг давление подскочит, она тоже справится. — Келлз направился к двери. — Предложение реальное.

Дюк сделал очередной бросок.

— Не уверен, — сказал он, не поднимая глаз. — Беллману нужна защита. Всем известно, что я человек тревожный. Вот он и хочет кого-то отпугнуть. Мне такое неинтересно.

— Ты подумай. — Келлз открыл дверь. — Не ошибись. Беллман ничего не боится. Ты его знаешь.

— Знаю, — кивнул Дюк. — Слышал, он даже в ванну без спасательного круга не залезает.

Келлз нахмурился, открыл было рот, но передумал говорить и вышел.

Минут пять Дюк катал кости по зеленому сукну и смотрел в пустоту; сигара ровно тлела. Жирный дым попадал в глаза, заставляя щуриться.

Тишину разорвал телефонный звонок. Дюк отложил сигару и придвинул аппарат к себе.

— Слушаю, — сказал он, глядя перед собой.

— Дюк? — Говорила женщина.

Дюк нахмурился:

— Что такое?

— Вы Гарри Дюк? — Голос был с мягким южным акцентом.

— Да, — нетерпеливо сказал Дюк. — Кто это?

— Слушайте внимательно, — сказала женщина. — Не связывайтесь с Беллманом. Кроме шуток. Не лезьте в эти дела. Собирайтесь и езжайте на юг — да куда угодно, только подальше от Беллмана. Не хочется вас хоронить.

Раздался тихий щелчок, связь оборвалась. Дюк положил трубку на место.

— Ну-ну, — тихо сказал он и откинулся назад с отсутствующим выражением лица.

Снова подбросил и поймал кости, встал с кресла, взял шляпу и вышел из комнаты.

В зале было накурено, вокруг большого стола толпились игроки. Питер Каллен заметил Дюка, оставил игру и направился к нему. Дюк зацепился взглядом за чей-то бросок.

— Слышь, Гарри, хочу тебя с подружкой познакомить.

Дюк продолжал смотреть на залитый светом стол.

— С какой подружкой? — рассеянно спросил он.

— Доброе утро, — сказал Каллен и потряс Дюка за руку. — Только не говори, что забыл. Я за тобой уже две недели бегаю. В этот раз не отвертишься.

Дюк встряхнулся. На его жестком вытянутом лице мелькнула улыбка.

— Извини, Пит, — сказал он, — что-то я задумался. Подружка, говоришь? Отлично. Где и когда?

— Она будет к восьми. Может, поужинаешь с нами?

— Вряд ли. — Дюк покачал головой. — Вы же, голубки, захотите вдвоем побыть. Подойду позже. Где вас искать?

— Не мели чушь, — ухмыльнулся Каллен. — Мы пока не так далеко зашли. Выбирай место.

— Ладно, — решил Дюк. — «Ше Паре», заведение Беллмана, в полдевятого. Пойдет?

Каллен кивнул:

— Пойдет. — И тихо спросил: — Это был Келлз?

Дюк взглянул на него и провел пальцем по коротко подстриженным усикам.

— Да.

— Мерзавец. — Каллен скривился. — Встретить бы его в темном переулке.

— Вот этого не надо, — улыбнулся Дюк. — В темном переулке лучше дамочку встретить. — И внезапно добавил: — Шульц наверху?

Питер кивнул.

— Пойду поговорю с ним. — Дюк повернулся к лестнице. — До скорого.

— Давай, — с улыбкой сказал Каллен и вернулся к игре.

Наверху Дюк выбросил окурок и распахнул матовую дверь с выцветшей позолоченной табличкой: «Пол Шульц, доверенное лицо».

Хозяин кабинета сидел за огромным столом — толстый, лысый, с жестким тревожным взглядом и вымученной улыбкой.

— А, Гарри. — Шульц махнул пухлой ручищей. — Присаживайся.

Дюк сел и сложил руки на подтянутом животе.

— На кого ставил?

— Серебряное Крыло и Кисибу, — равнодушно сказал Дюк. — Обошли всех на последнем круге.

— Получается, куш сорвал? — Шульц толкнул вперед коробку толстых сигар.

— Ага, — сказал Дюк, не обращая внимания на сигары. — Сорвал.

Он посмотрел по сторонам и уставился на Шульца.

— Теперь ставь на Палоццу. Верняк.

На столе появились черная бутылка и две стопки.

— Я пас. Эта лошадка с карусели сбежала.

— Как скажешь. — Шульц разлил виски по стопкам и пододвинул одну к гостю. — О чем задумался?

Дюк уселся поудобнее.

— Чего боится Беллман?

— Беллман? — Улыбки как не бывало. — А что с ним?

Пальцы Дюка, все в никотиновых пятнах, забарабанили по столу.

— Кто-то нагнал на него страху. Я думал, может, ты что знаешь.

Шульц задумчиво ущипнул себя за губу.

— Тут я тебе не помощник, — неторопливо сказал он. — Давай лучше про орхидеи расскажу.

— Кто о чем, а вшивый о бане, — усмехнулся Дюк. — Не юли, я такого не люблю.

Шульц промолчал.

— Это, случаем, не Спейд? — спросил Дюк, выдержав паузу.

Толстяк закрыл глаза. Казалось, он слышит это имя впервые.

— Говоришь, Беллмана припугнули? А я и не знал.

— Не съезжай с темы. Давай про Спейда. Слыхал про такого, Пол?

Шульц бросил взгляд на Дюка. Убедился, что тот не шутит, и снова закрыл глаза.

— Ну, слыхал. А кто не слыхал? Но это не значит, что...

— Сдается мне, эта контора принадлежит Спейду, — произнес Дюк. — Но я могу ошибаться. Что скажешь?

Толстяк подался вперед, сгреб стопку в пятерню, отпил половину. Дюк подумал, что Шульц, с его попугайским клювом вместо рта и глазами-блюдцами, похож на осьминога.

— Ошибаешься, и сильно. — Шульц поставил стопку на место. — Это моя контора — пять лет, как выкупил. Интересно, с чего ты...

— Так уж мозги устроены — то и дело ошибаюсь. Прикинь, как матушка за меня переживала.

— По поводу Беллмана ты тоже не прав, — сказал Шульц. — Я видел его на днях, отлично выглядит. Непохоже, что боится.

— Зайду-ка я к нему, проведаю. — Дюк допил виски и встал. — Он предлагает мне работу в «Ше Паре». Думает, если я буду там тереться, лохи накинутся на его катушки.

Круглые глаза Шульца остекленели, рука застыла на полпути к выпивке. Толстяк посмотрел на Дюка снизу вверх.

— Мне птичка напела, что смышленый парень заезжать туда не станет, — сказал он.

Дюк внимательно посмотрел на Шульца:

— Твоя птичка, случайно, не с южным акцентом поет?

Шульц с хлюпаньем всосал виски. Казалось, его вот-вот хватит удар. Спустя мгновение он взял себя в руки и покачал головой:

— Ничего подобного. Ты о чем?

— О птичке, что спела для меня, — холодно сказал Дюк.

— На твоем месте я бы забыл про Беллмана. Ты только что бабла срубил. Поезжай отдохни. Тебе на это одних процентов с выигрыша хватит. На солнце поваляешься, воздухом подышишь.

Дюк оперся о стол и наклонился к Шульцу.

— Послушай, Пол, — серьезно сказал он. — Чего боится Беллман? Не виляй, мы же давно работаем вместе.

Шульц побледнел:

— Говорю же, у него все в порядке. Тебе, Гарри, я не стал бы врать.

— Ладно, — выпрямился Дюк. — Ты не стал бы мне врать. Так и напишем на твоем надгробии. Это отпугнет стервятников.

И он вышел, хлопнув дверью.

Внизу ждал Каллен.

— Есть минутка выпить?

Дюк бросил взгляд в другой конец комнаты, на большие часы с желтым циферблатом. Половина седьмого. Он покачал головой.

— Домой хочу, — сказал он. — Вечером встретимся у Беллмана.

Каллен кивнул:

— Не забудь умыться. Я о тебе много хорошего наговорил.

— Даже чистую рубашку надену.

Дюк хлопнул друга по спине и вышел на улицу.

Вечернее солнце резало глаза. Что за жизнь, думал Гарри, поджидая такси. С утра до ночи — телефон, ставки, кости. Вроде и деньги есть. Необязательно целый день сидеть в прокуренной комнатенке. Но правильно говорят: привычка — вторая натура.

Дюк взмахнул рукой. Такси замедлило ход и остановилось возле тротуара. Забравшись в салон, Дюк назвал адрес в центре города.

С жарой накатила волна усталости. Дюк снял шляпу, закрыл глаза и расслабился.

Зря он договорился о встрече. Особого интереса знакомиться нет. Хотя обижать Каллена тоже не хочется.

Так уж вышло, что Дюку было скучно в компании девушек, по которым сохли его друзья. Собственно, поэтому и друзей у него было не много. Большинство из них обзавелись семьями, и он перестал с ними общаться.

Дюку нравился Каллен. Лет пять назад они работали вместе, но Дюк то и дело пропадал, нажил проблемы с полицией, и Каллен решил выйти из дела. Дюк не обиделся — осторожность партнера ему только мешала. Они поделили бизнес, но остались приятелями и со временем сильно привязались друг к другу.

Теперь Каллен остепенился, оставив беспокойные деньки в прошлом. Он владел двумя бензоколонками и, похоже, неплохо зарабатывал. В любом случае денег не считал и гордился тем, что одевается лучше всех в городе. Дюк мрачно подумал, что Пит вот-вот обзаведется семьей.

Дюк был уверен, что никогда не угомонится. Не зря он прошел такую суровую школу. Игрок — отличная профессия, если ты готов потерять все и начать сначала. А женился — будь добр, обеспечь стабильный доход. Дюк не хотел себе такой обузы.

Странно, с какой легкостью он прослыл убийцей. Десять лет назад застрелил человека. Этого хватило. Убей кого-нибудь — и в Бентонвилле тебя зауважают.

Вообще Дюк не планировал стрелять, но тот парень уже доставал пушку. Дюк опередил его на долю секунды. Он вспоминал о перестрелке, только когда случалось крепко выпить, а это происходило нечасто. В такие ночи убитый сидел в изножье кровати и улыбался, а утром Гарри сильно нездоровилось.

Смешной мужик этот Беллман. Со всеми его деньгами, женщинами, с ночным клубом — и вдруг зовет Дюка в защитники.

Такси подпрыгивало на ухабах, в салоне воняло табачным дымом, въевшимся в кожаную обивку. Дюк подумал о Шульце. Толстяк определенно что-то недоговаривает. Знает, что за бабенка ему звонила. Насчет Спейда тоже осторожничает.

Дюк крепко сжал губы. Вот этого парня он хотел бы прижать. Спейд!

Выгляни в окно — и сразу увидишь одну из его желто-синих контор. На каждом углу — его автоматы. Надо признать, неглупый парень. Держится в тени. Если возникают проблемы, то разбирается Коррис. Может, Спейд собрался выдавить Беллмана из бизнеса? Если так, это уже не цветочки, а ягодки — Вардис Спейд намерен подмять под себя весь город.

— Шеф, за нами хвост, — внезапно сказал водитель, не поворачивая головы.

Дюк глянул в заднее стекло. Черный «туринг», примерно в сотне ярдов. Ветровое стекло тонировано, кто за рулем — не видно.

— Уверен?

— Похоже на то, — ответил водитель. — Только не просите оторваться, не получится.

— Сворачивай с главной улицы и покатайся по переулкам, — сказал Дюк, усевшись так, чтобы было удобно смотреть назад.

На следующем повороте водитель крутанул баранку и съехал на узкую улочку, ведущую за город. Преследователь свернул туда же.

Взгляд Дюка стал ледяным, колючим.

— Продолжай кружить. — Он сунул руку за пазуху и нащупал пистолет. — Дадим ему еще пару шансов.

Водитель вспотел.

— Стрельбы хоть не будет, шеф? — с тревогой спросил он. — Машина только из ремонта.

— А ты, я вижу, любишь в кино ходить, — усмехнулся Гарри. — Не боись, мы не в Чикаго.

— Успокоили, — съязвил водитель и свернул на следующую улицу.

«Туринг» не отставал.

Дюк передал водителю пятерку.

— На следующем повороте набирай скорость. Как оторвемся, тормози. Я выпрыгну.

— Вы, шеф, тоже кино любите, — приободрился водитель.

Все прошло как по маслу. Гарри нырнул в дверной проем, «туринг» стремительно промчался мимо. Водителя Дюк не рассмотрел, зато записал номер машины.

Он быстро зашагал прочь, свернул налево и через две минуты вышел на главную улицу. Подошел к драгстору и закрылся в телефонной будке. Набрал номер учетного отдела полиции.

— Это Гарри Дюк, — сказал он. — Дайте О’Мэлли.

— Здорово, Гарри, — сказал O’Мэлли. — Как думаешь, поставить на Разрушителя?

— Забудь. — Дюк сдвинул шляпу на затылок. — Он придет так поздно, что жокею понадобится фонарик. Лучше глянь на Эль Нагани.

— Вот спасибо. Где бы я был без твоих советов!

— Погоди про скачки, — продолжил Дюк. — Мне нужно машинку пробить. — Он продиктовал номер автомобиля. — Только быстро.

— Насколько быстро? — осторожно спросил O’Мэлли.

— Прямо сейчас. Я подожду. — Дюк услышал недовольное ворчание и ухмыльнулся. — Что такое? Советы мои надоели?

— Побудь на связи. Только для тебя, Гарри, но давай пореже с такими просьбами.

— Иди уже делом займись, ирлашка ленивый. Хорош трепаться.

После долгой паузы O’Мэлли вернулся к телефону:

— Это одна из машин Вардиса Спейда. Проблемы?

Дюк беззвучно присвистнул:

— Какие там проблемы! Бабенка за рулем приглянулась.

— Ты что, просил пробить номер из-за дамочки? — O’Мэлли едва сдержал эмоции.

— Ради такой красотки и похлопотать не грех, — ответил Дюк и стукнул трубкой о рычаг.

Глава четвертая

Заканчивая возиться с галстуком, Питер Каллен услышал тарахтение старого «фордика» Клэр. Звук мотора стих — значит пора встречать гостью.

Каллен провел расческой по вискам, схватил пиджак и поспешил к двери.

Выйдя на лестничную клетку, он услышал, как хлопнула дверца автомобиля. Мгновением позже по лестнице застучали каблуки. Каллен перегнулся через перила, предвкушая удовольствие от первого взгляда на Клэр Рассел.

Питер относился к этой девушке по-особенному. Не из-за красоты, нет. Он знавал множество красоток, и они ему порядком поднадоели. Клэр полюбилась ему за деловую хватку, которой так не хватало другим девушкам Бентонвилля и Фэйрвью.

Первая встреча была чисто случайной. Клэр заехала к нему на заправку, когда «фордик» в очередной раз начал барахлить. В тот момент Питер сидел за бухгалтерией. Увидел, как девушка деловито расхаживает вокруг механика, наблюдая за работой, и вышел поздороваться.

Молодые люди мило поболтали. Тон разговора намекал, что Каллен приглянулся девушке. Парень схватывал все на лету, поэтому, когда Клэр уехала, в записной книжке Питера остался номер ее телефона.

Начались регулярные свидания. Питер сразу заметил, что Клэр плохо переносит одиночество. Вымирающий городок был для нее как склеп. Казалось, две родственные души нашли друг друга — оба любили погулять, повеселиться, поболтать о новой книжке или модном спектакле.

Наконец Клэр стала приезжать к Питеру каждый вечер, чтобы вместе сходить в кино или посидеть за столиком в ресторане.

Каллен глянул вниз. На лестнице мелькнула долгожданная головка — волосы блестят, словно лакированные.

Он тихонько свистнул, и Клэр посмотрела вверх. Ее большие черные глаза загорелись. Она улыбнулась и ускорила шаг. Взлетела наверх и замерла перед Питером.

— Я не опоздала?

— Ровно восемь. — Каллен посмотрел на нее сверху вниз, взял за локти, притянул к себе. — Здорово, что ты приехала. Как жизнь?

— О, нормально. — Клэр поцеловала его в губы. — Может, чуть устала. — Она поправила Питеру галстук. — Ты как?

— Отлично. — Каллен пропустил девушку вперед. — Буду готов через секунду.

Клэр оглядела ярко обставленную, но неряшливую комнату и прильнула к плечу Питера.

— Хорошо у тебя. Сразу видно, что за человек тут живет. — Она посмотрела на него, улыбнулась и мягко убрала его руку со своей талии. Подошла к большому креслу и села, поджав длинные ножки. — Сэм про тебя знает. Сегодня вечером подкалывал меня.

— Да ну? — Каллен взглянул на девушку, продолжая распихивать по карманам разные мелочи. — А ты не против?

— Конечно нет. Наоборот, рада. Дед во мне души не чает. Не знаю, что бы я без него делала.

— Теперь у тебя есть я, — заметил Каллен.

— Это верно. Одиночество — ужасная штука... Для девушки — так вообще. Хочется забыть и не вспоминать.

— И не вспомнишь, если возьмешься за ум и выйдешь за меня. — Питер глянул в зеркало, удовлетворенно кивнул и присел на ручку кресла, поближе к Клэр.

— Только не начинай! — Она погрозила изящным пальчиком. — Мы же вчера говорили на эту тему. Помнишь, я сказала, что пока не готова. Я так давно живу одна, сама себе хозяйка, и вдруг... ну, просто не знаю.

— Ладно, ладно. — Питер легко коснулся ее волос. — Главное, больше ни на кого не заглядывайся. Просто храни верность, и все будет хорошо. Знаешь, когда речь заходит о тебе, я становлюсь ужасным ревнивцем.

— Ну что ты заладил! — Клэр взяла его за руку. — Конечно, у меня больше никого нет. И не будет. Откуда эти сомнения? Ты же знаешь, мне нравятся уверенные в себе мужчины. А если кто тушуется, взглянув на точеную фигурку, большие черные глаза и красивое платье, — нет, такой кавалер мне не по душе.

— А у тебя что, точеная фигурка? — усмехнулся Питер.

— Разве нет?

— С девушками как с автомобилями. В моем бизнесе нельзя судить о том, чего не видел своими глазами.

— Мистер Каллен, не начинайте пошлить.

— Никакой пошлости. Обычные заигрывания.

— Тогда мне нужно поостеречься. Пересяду-ка на подоконник. В случае чего хоть на помощь смогу позвать.

— В случае чего, говоришь? Приятно слышать, — улыбнулся Питер. — Клэр, кроме шуток, давай поженимся.

— Кроме шуток, давай отложим этот разговор. Ты не против? — Девушка вложила ладонь в руки Каллена.

На его лице мелькнуло разочарование, затем он улыбнулся снова:

— Извини, Клэр. Рассказывай, как прошел день.

— Ух! Поначалу нормально, но стоило вернуться в редакцию, и сразу замучили. Ходила, собирала материал для статьи про наши трущобы. Слыхал про Пиндерз-Энд?

— По-моему, да. Это на самой окраине Фэйрвью, верно? Несколько нищих бунгало и бросовые поля?

— Хорошее описание, — хмыкнула Клэр. — Не район, а позорище. Ты бы знал, как мне жаль тамошних жителей. Чисто персонажи «Табачной дороги»1. Ужас. Земельный инспектор уже год как грозится их выселить. На городском собрании вроде все решили. А потом опять отложили в долгий ящик.