Звезда Напасть - Брендон Сандерсон - E-Book

Звезда Напасть E-Book

Брендон Сандерсон

0,0
5,49 €

Beschreibung

Вслед за Ньюкаго команде мстителей удалось освободить от власти эпика Новый Вавилон. Однако цена за победу оказалась слишком высока — на темную сторону перешел Проф, лидер борцов с суперлюдьми. Осиротевшая команда решает отправиться за своим бывшим командиром в Ильтидию, бывшую Атланту, превратившуюся в движущийся соляной город. Цель их не победить нового эпика, а спасти заблудшую душу Джонатана Федруса, Профа, в новой своей ипостаси взявшего имя Зеленый Луч. Но чтобы это осуществить, им приходится вместе с Профом вступить в борьбу с могущественной Напастью, эпиком, похищающим силы и способности всех, кто встает на ее пути… Впервые на русском языке продолжение романов "Стальное Сердце" и "Огненный мститель"!

Das E-Book können Sie in Legimi-Apps oder einer beliebigen App lesen, die das folgende Format unterstützen:

EPUB
MOBI

Seitenzahl: 488

Bewertungen
0,0
0
0
0
0
0



Содержание

Звезда Напасть
Выходные сведения
Пролог
Часть первая
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
Часть вторая
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
Часть третья
24
25
26
27
28
29
30
31
32
33
34
Часть четвертая
35
36
37
38
39
40
41
42
43
44
45
46
47
48
49
50
51
Эпилог
Благодарности

Brandon Sanderson

CALAMITY

Copyright © Dragonsteel Entertainment, LLC 2016

All rights reserved

Публикуется с разрешения автора и его литературных агентов, JABberwocky Literary Agency, Inc. (США) при содействии Агентства Александра Корженевского (Россия).

Перевод с английскогоКирилла Плешкова

Оформление обложки и иллюстрация на обложке Владимира Гусакова

Сандерсон Б.

Звезда Напасть:роман /Брендон Сандерсон ; пер.сангл.К.Плешкова.— СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус,2018.

ISBN 978-5-389-14912-0

16+

Вслед за Ньюкаго команде мстителей удалось освободить от власти эпика Новый Вавилон. Однако цена за победу оказалась слишком высока — на темную сторону перешел Проф, лидер борцов с суперлюдьми. Осиротевшая команда решает отправиться за своим бывшим командиром в Ильтидию, бывшую Атланту, превратившуюся в движущийся соляной город. Цель их не победить нового эпика, а спасти заблудшую душу Джонатана Федруса, Профа, в новой своей ипостаси взявшего имя Зеленый Луч. Но чтобы это осуществить, им приходится вместе с Профом вступить в борьбу с могущественной Напастью, эпиком, похищающим силы и способности всех, кто встает на ее пути...

Впервые на русском языке продолжение романов «Стальное Сердце» и «Огненный мститель»!

© К. Плешков, перевод, 2018

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2018 Издательство АЗБУКА®

Кэйлин Зобелл, автору, читателю, критику и другу, которая вот уже более десяти лет вращается в писательских кругах среди толпы горлопанов, но до сих пор, желая сделать замечание, вежливо поднимает руку, вместо того чтобы всех нас убить.

(Спасибо за твою многолетнюю помощь, Кэйлин!)

Пролог

Я видел ужасающую пучину.

Я побывал в Новилоне, Новом Вавилоне — бывшем Нью-Йорке. Я заглянул в нутро пылающей красной звезды, известной как Напасть, и с ужасающей ясностью осознал: во мне что-то изменилось.

Пучина заявила на меня свои права. И хотя я отверг ее, она оставила на мне невидимый шрам.

И полна решимости вновь мною овладеть.

Часть первая

1

Из-за горизонта выглянуло солнце, похожее на голову гигантского радиоактивного ламантина. Я присел, прячась в кроне дерева. О том, как странно может пахнуть листва, я уже успел позабыть.

— Все в порядке? — прошептал я по связи.

Вместо мобильников мы полагались на старые радиоприемники, приспособленные для работы с наушниками. Звук перемежался треском и щелчками. Примитивная технология, но для наших нужд вполне подходящая.

— Погоди секунду, — сказала Меган. — Коди, ты на месте?

— А то ж, — послышался сквозь шорох помех ответ с шотландским акцентом. — Если кто-то попытается к тебе подкрасться, девушка, я загоню пулю ему между глаз.

— Фу! — раздался по связи возглас Миззи.

— Выдвигаемся через пять секунд, — скомандовал я со своего насеста.

Коди называл приспособление, которое я использовал, «засидкой», хотя на самом деле это был всего лишь походный складной стул, привязанный на высоте примерно девяти метров к стволу вяза. В свое время чем-то подобным пользовались охотники, выслеживая добычу.

Приставив к плечу «готшальк» — блестящую новенькую штурмовую винтовку, — я прицелился. Как правило, я направлял свой ствол на эпиков — наделенных сверхспособностями мужчин и женщин, терроризировавших наш мир. Потому что был одним из мстителей — людей, посвятивших свою жизнь уничтожению этих опасных созданий.

К несчастью, около двух месяцев назад жизнь для мстителей утратила всякий смысл. Наш лидер, который сам был эпиком, оказался втянут в замысловатую интригу, затеянную его соперницей с целью найти преемника. Всецело поглощенный собственным могуществом Джонатан Федрус, или Проф, покинул империю Регалии в Новилоне, забрав с собой жесткие диски со всеми обнаруженными ею секретными данными. Это не сулило ничего хорошего, и, что бы Проф ни задумал, мы вознамерились помешать его планам. И в итоге след привел нас сюда.

В большой замок.

Настоящий замок — не вру! Я считал, что подобные строения существуют только в старых фильмах и других странах, но оказалось, что в лесах Западной Виргинии они тоже есть. И, несмотря на современные металлические ворота и высокотехнологичную систему охраны, здание выглядело так, словно было построено задолго до появления в небе Напасти, — каменная кладка была вся покрыта мхом и увита плющом с наветренной стороны.

Люди, жившие до Напасти, определенно были странными, но вместе с тем достойными восхищения, свидетельством чему был этот замок.

Отведя взгляд от прицела, я посмотрел на Абрахама, прятавшегося в кроне соседнего дерева. Темная одежда моего товарища почти полностью сливалась с пятнистой утренней тенью на листьях, и именно утром, по словам нашего информатора, лучше всего было атаковать данный конкретный объект — замок Шубрент, известный также как компания «Ночной сокол», главный мировой источник технологий, основанных на способностях эпиков. Мы использовали их оружие и технику для борьбы со Стальным Сердцем, а потом и с Регалией.

Теперь же мы собирались их ограбить.

— Мобильники у всех выключены? — спросил я по радио. — Батареи вынуты?

— Ты уже трижды об этом спрашивал, Дэвид, — ответила Меган.

— Перепроверьте и доложите, — не сдавался я.

Все подтвердили выключение устройств, и из моей груди вырвался глубокий вздох. Мы были последней ячейкой мстителей. Тиа вот уже два месяца как не давала о себе знать, — вероятно, ее уже не было в живых. Это делало лидером нашей команды меня; впрочем, никто иной не захотел бы брать на себя эту ношу. Абрахам и Коди лишь посмеялись, когда я спросил, не хотят ли они возглавить мстителей, а Миззи в ответ на мой вопрос в буквальном смысле окаменела и едва не задохнулась от ужаса.

И теперь мы претворяли в жизнь мой план. Мой безумный, безрассудный, невероятный план. Если честно, он пугал даже меня самого.

На руке зажужжали часы. Пора.

— Меган, — сказал я по радио, — ты первая.

— Есть.

Я снова приставил винтовку к плечу, вглядываясь сквозь деревья туда, где должна была атаковать Меган, и чувствуя себя слепым. С помощью мобильника я мог бы подключиться к камере девушки, следя за ее действиями, или, по крайней мере, открыть карту и наблюдать за членами своей команды, обозначенными на местности в виде ярких пятнышек. Однако наши мобильники были изготовлены компанией «Ночной сокол», обслуживавшей также защищенную сеть, в которой они работали. Использовать их для координации атаки на базу самого «Ночного сокола» было столь же неразумно, как заправлять салат зубной пастой.

— Приступаю, — сообщила Меган, и вскоре воздух сотрясся от взрывов.

Я увидел в прицел поднимающиеся в небо столбы дыма, но не смог разглядеть саму девушку, находившуюся по другую сторону замка. Ее задача заключалась в лобовой атаке, и причиной обоих взрывов стали гранаты, которые она швырнула в главные ворота.

Нападение на «Ночной сокол», естественно, было равносильно самоубийству. Все мы это понимали, но иного выхода не оставалось: мы пребывали в полном отчаянии, нам не хватало ресурсов и нас выслеживал сам Джонатан Федрус. «Ночной сокол» отказался иметь с нами дело, храня полное молчание в ответ на любые наши запросы.

Оставалось лишь попытаться бросить вызов Профу без надлежащего снаряжения или явиться сюда и что-нибудь украсть. Похоже, второй вариант был лучшим из двух зол.

— Коди? — спросил я.

— Она отлично справляется, парень, — ответил он сквозьшум помех. — Все как на том видео. Сразу после взрывов они запустили дронов.

— Сбей сколько сможешь, — скомандовал я.

— Принято.

— Миззи? — позвал я. — Теперь твой выход.

— Отпад!

Я несколько опешил:

— «Отпад»? Это что, какое-то кодовое слово?

— Ты что, не... Треск, Дэвид, нельзя быть таким тупым.

Слова ее перемежались очередной серией взрывов, на этот раз более мощных. Дерево, на котором я сидел, покачнулось от ударной волны.

Мне не требовался прицел, чтобы увидеть дым, поднимавшийся справа от меня, вдоль боковой стены замка. Вскоре после взрыва из окон вынырнуло несколько блестящих металлических дронов, похожих на баскетбольные мячи с пропеллерами, они полетели в сторону дыма. Из погруженных в тень ниш выкатились машины побольше, размером со взрослого человека, длинные и тонкие; у каждой наверху имелась поворотная пушка, и катились они по рельсам.

Я следил в прицел за машинами, которые начали стрелять в сторону леса, где Миззи разместила множество термических шашек, имитировавших тепло, исходящее от человеческого тела, — именно его, как правило, засекают датчики. Дистанционно управляемые пулеметы усиливали иллюзию, будто там прячется большой отряд солдат. Вся стрельба шла поверху — нам вовсе не хотелось, чтобы Абрахам попал под перекрестный огонь, когда придет его очередь.

Оборонительная система «Ночного сокола» сработала именно так, как было показано на видео, полученном от нашего информатора. Никому еще не удавалось успешно вторгнуться на территорию компании, хотя пытались многие. Одной из групп, отчаянным воякам из Нэшвилла, удалось сделать видео, копии которого мы сумели добыть. Насколько мы могли предположить, большую часть времени все дроны находились внутри, патрулируя коридоры. Теперь же, однако, они были снаружи и сражались.

Оставалось лишь надеяться, что в связи с этим у нас появится шанс.

— Ладно, Абрахам, — сказал я по связи. — Твоя очередь. Я прикрою.

— Тогда я пошел.

Спустившись с дерева по тонкому тросу, он неслышно скользнул по лесной подстилке. Несмотря на массивные плечи и шею, Абрахам двигался с удивительной ловкостью и быстро добрался до стены, все еще скрытой в тени при свете раннего утра. Его обтягивающий комбинезон блокировал любое исходящее от тела Аба тепло — по крайней мере, до тех пор, пока работали теплоотводы на его поясе.

Задачей канадца было проникнуть на территорию компании, похитить любое оружие или технику, какие удастся найти, и вернуться на свое дерево. На все про все у него было пятнадцать минут. Судя по полученным от информатора картам, в лабораториях и цехах на нижнем этаже замка было полно добра, только и ждавшего, когда его подберут.

Я с волнением наблюдал за Абрахамом в прицел, сместив ствол вправо, чтобы случайным выстрелом не задеть товарища, и следя, чтобы ни один из дронов его не засек.

С помощью автоматического троса Аб вскарабкался на верх невысокой стены, затем с помощью еще одного добрался до крыши замка и скрылся за одной из бойниц, готовясь к следующему шагу.

— Справа от тебя проход, — сказал я по связи. — Один из дронов вылетел из дыры под окном в этой башне.

— Отпад, — ответил Абрахам, хотя в его устах это слово прозвучало особенно странно, учитывая французский акцент.

— Только не говори мне, что это реальное слово, — бросил я, затем поднял винтовку, следуя взглядом за пробирающимся в сторону дыры товарищем.

— Почему бы и нет? — спросила Миззи.

— Слишком уж странно звучит.

— А те слова, что мы порой произносим, — разве не странные? «Треск», «слонц»?

— Обычные слова, — возразил я. — По крайней мере, всем понятные.

Мимо пролетел дрон, но, к счастью, одежда на мне также поглощала тепло моего тела. Что ж, хоть что-то хорошее: напоминавший гидрокостюм, этот наряд был чертовски неудобным, хотя Абрахаму приходилось хуже, учитывая маску и все прочее. Для дрона то небольшое количество тепла, которое он мог уловить, означало бы белку или что-то в этом роде. Вот только белка эта была крайне коварной и смертельно опасной.

Абрахам добрался до указанной мной ниши. Треск, до чего же незаметно он умел красться! Стоило мне на мгновение отвести взгляд, я потерял товарища из виду и с большим трудом сумел найти снова. Без спецназовской подготовки явно не обошлось!

— Увы, там дверь, — сказал из ниши Абрахам. — Вероятно, она закрылась после того, как из нее выехали машины. Попробую взломать замок.

— Отлично, — ответил я. — Меган, ты как?

— Жива, — послышалось ее тяжелое дыхание. — Пока.

— Сколько дронов видишь? — спросил я. — В твою сторону еще не выкатили машины? Можешь...

— Я слегка занята, салага, — бросила она.

Я откинулся на спинку стула, тревожно вслушиваясь в стрельбу и взрывы. Мне хотелось быть там, в гуще схватки,но это не имело никакого смысла. Я не обладал скрытностьюАбрахама или... скажем так, бессмертием Меган. Для нас было немалым преимуществом иметь в команде эпика вроде нее. Они могли справиться и сами. Моя жезадача как командира заключалась в том, чтобы сидеть в тылу и принимать решения.

Паршивая работа.

Не так ли чувствовал себя Проф во время операций, которые он возглавлял? Тогда я не понимал, насколько это тяжело. Что ж, если я чему-то и научился в Новилоне, так это сдерживать свои необузданные порывы. Следовало остудить свою горячую голову хотя бы наполовину, оставив от нее... горячий подбородок?

Так что я просто ждал, пока Абрахам выполнит поставленную перед ним задачу. Если он не вернется вовремя, придется отменить операцию. Чем дальше, тем больше шансов, что загадочные руководители «Ночного сокола» обнаружат, что наша «армия» состоит всего из пяти человек.

— Доложи обстановку, Абрахам, — сказал я.

— Думаю, сумею открыть, — ответил он. — Просто потребуется чуть больше времени.

— Я не... — Я не договорил. — Погоди, что это?

Откуда-то неподалеку послышался низкий гул. Взглянув вниз, я, к своему удивлению, увидел, как выпячивается покрытая перегноем лесная подстилка. Листья и мох разошлись, обнажив металлический люк, из которого вылетела очередная группа дронов, промчавшись мимо моего дерева.

— Миззи, — прошептал я в микрофон, — сбоку от тебя заходят другие дроны.

— Облом, — сказала девушка и на мгновение замешкалась. — Ты ведь знаешь...

— Да, это слово я знаю. Возможно, тебе придется перейти к следующей фазе. — Я взглянул на отверстие в земле, которое начало закрываться, издавая тот же низкий гул. — Приготовься, — похоже, у «Ночного сокола» есть туннели, ведущие в лес. Они могут запускать дроны оттуда, откуда их вовсе не ждешь.

Люк внизу замер, оставшись наполовину открытым. Нахмурившись, я наклонился, вглядываясь внимательнее. Должно быть, в какой-то из механизмов попали земля и камни. Вполне естественная проблема, когда прячешь люк посреди леса.

— Абрахам, — возбужденно проговорил я в микрофон, — тут люк заело! Можешь попробовать пройти через него.

— Думаю, это будет не так-то просто, — ответил он.

Снова подняв глаза вверх, я увидел, что пара дронов отступила после череды взрывов со стороны Миззи, зависнув над тем местом, где находился Абрахам.

— Треск! — прошептал я, а затем, подняв винтовку, парой выстрелов сбил обе машины. Мы запаслись пулями, которые при попадании поджаривали любую электронику. Я не знал, каким образом они работают, но они стоили нам практически всего, что у нас было, включая вертолет, на котором Коди и Абрахам бежали из Ньюкаго. Впрочем, он в любом случае чересчур бросался в глаза.

— Спасибо за помощь, — сказал Аб, когда оба дрона упали наземь.

Подо мной скрежетали механизмы люка. Крышка сдвинулась еще на пару сантиметров.

— Проход может закрыться в любую секунду, — поторопил я. — Давай быстрей сюда.

— Тайком быстро не получится, Дэвид, — ответил Абрахам.

Я взглянул на дыру в земле. Ньюкаго был для нас потерян — Проф уже атаковал и разграбил все тамошние убежища. Нам едва удалось переправить в безопасное место Эдмунда, еще одного нашего союзника-эпика.

Жители Ньюкаго были в ужасе. В Новилоне дела обстояли немногим лучше — ресурсов не хватало, а за городом надзирали бывшие приспешники Регалии, служа теперь Профу.

Если ограбление провалится — мы банкроты. Придется где-нибудь затаиться и пытаться в течение следующего года начать все заново, пока Проф будет буйствовать, как ему вздумается. Я не знал точно, что он замышляет, почему он столь быстро покинул Новилон, но его поведение свидетельствовало о наличии некоего заговора или плана. Джонатан Федрус, оказавшийся во власти собственного могущества, вряд ли удовлетворится ролью правителя какого-нибудь города. Амбиции его были куда выше. Он мог стать самым опасным эпиком из всех, кого когда-либо знал наш мир. При мысли об этом у меня внутри все перевернулось. Тянуть больше было нельзя.

— Коди, — сказал я, — видишь Абрахама? Можешь его прикрыть?

— Секунду, — пробормотал он. — Угу, вижу.

— Хорошо, — ответил я. — Тогда я пошел. Ты остаешься за главного.

2

Соскользнув по веревке, я ударился ногами о лесную подстилку, хрустнув сухой листвой. Впереди снова пришел в движение заевший было люк. Сдавленно вскрикнув, я бросился к нему и прыгнул под крышку, соскользнув по пологому пандусу. Люк со скрежетом закрылся за моей спиной.

Я был внутри. И скорее всего, в ловушке.

Что теперь?

В тусклом свете тянувшихся вдоль стен аварийных ламп виднелся уходящий вниз под небольшим наклоном туннель. Наклон был не слишком крутым, так что я поднялся на ноги и начал спускаться, держа винтовку у плеча. Висевшую на бедре рацию я переключил на другую частоту, как, согласно протоколу, должен был поступить любой, сумевший попастьвнутрь «Ночного сокола». Остальные члены нашей команды были в курсе, как со мной связаться.

В полумраке мне захотелось включить мобильник, используя его в качестве фонарика, но я сдержался. Кто знает, что встроила в свою продукцию компания «Ночной сокол»? Собственно, кто знает, что на самом деле могут эти телефоны? Их технология была основана на способностях эпиков. Телефоны, которые работают в любых условиях и которые невозможно запеленговать? Даже я, выросший в подземельях Ньюкаго, понимал, что все это — настоящая фантастика.

Добравшись до подножия склона, я включил прибор ночного видения и тепловизор в своем прицеле. Треск, до чего же великолепное оружие! Впереди тянулся безмолвный коридор из сплошного гладкого металла от пола до потолка. Судя по длине туннеля, он должен был вести под стенами в сам комплекс; вероятно, это был служебный ход.

На контрабандных фотографиях «Ночного сокола» можно было увидеть всевозможные мотиваторы и технологические устройства, разложенные на верстаках. Именно они подвиглинас на этот сумасбродный план «хватай и беги»; мы надеялись, что удастся раздобыть нечто полезное.

Вся эта технология была каким-то образом получена от эпиков. Еще до того, как я обнаружил у Профа суперспособности, мне следовало догадаться, насколько мы зависимы отэпиков. Я всегда представлял себе мстителей как некихчистых и непорочных борцов за свободу человечества — обычных людей, сражающихся с экстраординарным врагом.

Но в итоге все оказалось совсем не так. У Персея имелся его волшебный конь, у Аладдина — его лампа, а у царя Давида из Ветхого Завета — Божье благословение. Хочешь сразиться с Всевышним? Тогда стоит взять Бога в свои союзники.

Мы же отрезали от богов кусочки, помещали их в коробочки и использовали силу таких вот «нехитрых» устройств. Большая часть этих технологий создавалась здесь, в компании «Ночной сокол», тайно поставлявшей оружие, произведенное из мертвых эпиков.

В наушниках затрещало, и я едва не подпрыгнул.

— Дэвид? — послышался по закрытому радиоканалу голос Меган. — Что ты сейчас делаешь?

Я поморщился.

— Нашел служебный туннель для дронов и сумел туда пробраться, — прошептал я.

Последовала пауза, а за ней одно слово: «Слонц».

— Что? Слишком безрассудно?

— Треск, нет. Ты не взял с собой меня!

Где-то рядом с ней раздался взрыв.

— Похоже, ты развлекаешься на славу, — заметил я, продолжая двигаться вперед с поднятой винтовкой, на случай если появятся ли дроны.

— Это точно, — ответила Меган. — Перехватываю мини-ракеты собственной рожей. Сплошное веселье.

Я улыбнулся — для этого мне было достаточно лишь звука ее голоса. Черт возьми, я бы предпочел, чтобы на меня наорала Меган, а не похвалил кто-нибудь другой. К тому же, поскольку она со мной разговаривала, никаким перехватом мини-ракет с помощью собственной физиономии она не занималась. Меган являлась бессмертной в том смысле, что возродилась бы, умерев, но во всем остальном была столь же уязвима, как и любой другой. А из-за недавних проблем она еще и пыталась ограничить использование собственных способностей.

Так что действовать ей приходилось в основном по старинке — перебегая среди деревьев, швыряя гранаты и стреляя под прикрытием Коди и Миззи. Я представил, как она ругается вполголоса и потеет, целясь в пролетающий дрон, а лицо ее...

Уфф... ладно. Пожалуй, стоит все-таки сосредоточиться.

— Постараюсь их отвлечь, — сказала Меган, — но будь осторожен, Дэвид. У тебя не полный защитный комплект, и дроны засекут тепло твоего тела, если окажутся слишком близко.

— Отпад, — пробормотал я, без понятия, что означает это слово.

Впереди внезапно посветлело. Я выключил прибор ночного видения и замедлил шаг, затем, пройдя еще немного, остановился. Туннель заканчивался широким белым коридором, тянувшимся направо и налево. Ярко освещенный, с выложенным плиткой полом и металлическими стенами, он был абсолютно пуст, словно офис напротив магазина, где устроили бесплатную раздачу пончиков.

Достав из кармана карты, я сверился с ними. Просветления не наступило, хотя одна из фотографий во многом напоминала этот коридор. Что ж, оставалось лишь каким-то образом отыскать тут что-нибудь полезное с технологической точки зрения, стянуть его и выбраться обратно в лес.

Проф или Тиа наверняка придумали бы план получше, но их с нами не было, так что я выбрал случайное направление и зашагал дальше. Когда несколько минут спустя напряженная тишина сменилась быстро приближающимся звуком, отдававшимся от стен коридора, я облегченно вздохнул...

И бросился в сторону звука — не потому, что мне так уж хотелось увидеть его источник, но потому, что я заметил в коридоре дверь. Распахнув ее — к счастью, она оказалась не заперта, — я проскользнул в темное помещение. Прислонившись к двери спиной, я услышал, как снаружи пролетают мимо несколько дронов. Повернувшись и взглянув в маленькое окошко в двери, я увидел, как они с жужжанием проносятся по белому коридору и сворачивают в служебный туннель.

Тепло моего тела роботы не засекли. Переключив рацию на открытый канал, я прошептал:

— Из дыры, через которую я вошел, сейчас вылетят новые дроны. Коди, доложи обстановку.

— У нас в запасе еще осталось несколько трюков, — ответил снайпер, — но тут становится жарковато. Абрахаму удалось проникнуть внутрь через крышу. Хватайте, что сумеете найти, и как можно быстрее выбирайтесь оттуда.

— Принято, — сказал по радио Абрахам.

— Понял, — подтвердил я, окидывая взглядом помещение, в котором оказался.

Вокруг стояла кромешная тьма, но, судя по стерильному запаху, это была какая-то лаборатория. Включив прибор ночного видения, я быстро осмотрелся.

И обнаружил, что меня окружают трупы.

3

С трудом удержавшись от испуганного крика, я с отчаянно бьющимся сердцем вновь обвел прицелом винтовки помещение, заполненное длинными столами и раковинами, которые перемежались несколькими большими ваннами. Стены комнаты были уставлены от пола до потолка полками, забитыми банками разных размеров. Наклонившись, я пригляделся получше к склянкам на ближайшей полке. Там оказались части тел — пальцы, легкие, мозги. Судя по этикеткам, все они были человеческими. Видимо, в этой лаборатории анатомировали трупы.

Подавив приступ тошноты, я попытался сосредоточиться. Не хранятся ли в подобном помещении мотиваторы? Всеиспользовавшие технологии эпиков устройства нуждались для работы в мотиваторах, и, если я не найду их склад, вся наша операция окажется бесполезной.

Я начал искать мотиваторы — маленькие металлические коробочки размером примерно с батарею для мобильника. Треск! Прибор ночного видения заливал все вокруг зеленым сиянием, и в прицеле винтовки помещение приобретало еще более зловещий вид.

— Эй! — послышался по радио голос Миззи, заставивший меня подпрыгнуть чуть ли не до потолка. — Дэвид, ты там?

— Да, — прошептал я.

— Сражение с моей стороны переместилось ближе к Меган, так что у меня образовалась передышка, — сказала Миззи. — Коди велел узнать, не нужно ли тебе что-нибудь.

Я сомневался, что она может чем-то помочь, но слышать человеческий голос в своих наушниках в любом случае было приятно.

— Я в какой-то лаборатории, — ответил я. — Тут полно полок с частями тел в банках и... — Я вновь ощутил приступ тошноты, повернувшись и глядя в прицел на стоящие неподалеку ванны. Каждая была закрыта стеклянной крышкой и чем-то заполнена. Закашлявшись, я попятился назад. — И неких ванн, в которых плавают какие-то куски непонятно чего. Как будто банда каннибалов собралась поиграть в «операцию». Только вместо игрушечных органов у них тут настоящие.

Протянув руку, я открыл шкаф, в котором обнаружилась целая полка заспиртованных сердец. Шагнув вперед, я почувствовал, как моя нога наткнулась на что-то мягкое, и отскочил, нацелив винтовку в пол, но это оказалась всего лишьмокрая тряпка.

— Миззи, — прошептал я, — тут сплошная жуть. Как думаешь, безопасно будет включить свет?

— Это было бы чрезвычайно глупо с твоей стороны. Думаешь, у тех, в чьем распоряжении имеется суперзащищенный бункер и летающие штурмовые дроны, нет в лабораториях ни единой камеры наблюдения? И не надейся.

— Намек понял.

— Может, тебя уже заметили и в твою сторону движетсяэскадрилья смертоносных коптеров. Но если ты еще не в ловушке и тебе не грозит немедленная смерть, я бы посоветовала вести себя осторожнее.

Голос Миззи звучал возбужденно, чуть ли не радостно. Порой она казалась куда живее, чем целая стая накачанныхкофеином щенков. Обычно ее присутствие лишь прибавлялооптимизма, но, с другой стороны, обычно я не был весь на нервах, пробираясь через заполненное кусками трупов помещение.

Присев, я дотронулся до тряпки на полу. Она была еще мокрой, а это могло означать, что кто-то задержался допоздна на работе и наша атака ему помешала.

— Есть что спереть? — спросила Миззи.

— Нет. Разве что тебе хочется сшить себе нового дружка.

— Бррр! Слушай, просто посмотри, что можно ухватить, и сматывайся. Мы и так уже подзадержались.

— Ладно, — ответил я, открывая очередной шкаф. Там оказались хирургические инструменты. — Потороплюсь. Тут... погоди-ка.

Я замер, прислушиваясь. Или мне почудилось?

Да, какое-то постукивание. Я попытался выкинуть из головы картину встающего из ванны трупа. Звук доносилсясо стороны двери, через которую я вошел, и на полу в томместе внезапно вспыхнул крошечный огонек.

Нахмурившись, я осторожно шагнул к нему. Это оказалсямаленький дрон, плоский и круглый, с вращающимися щетками снизу. Он прошел через небольшой клапан возле двери, похожий на кошачью дверцу, и теперь протирал пол.

Я облегченно вздохнул.

— Это всего лишь робот-уборщик, — сказал я по радио.

Робот тотчас же смолк. Миззи что-то ответила, но слов я не разобрал — маленький дрон вновь включился и метнулся обратно к двери. Бросившись на пол, я вытянул руку и едва успел схватить робота, прежде чем он сумел ускользнуть через «кошачью дверцу».

— Дэвид? — тревожно спросила Миззи. — Что там у тебя?

— Я идиот, — ответил я, морщась от боли в локте, которым ударился, когда падал. — Робот понял, что что-то не так, и попытался сбежать, но я его поймал. Может, он успел кого-то предупредить.

— Вполне, — сказала Миззи. — Возможно, у него есть связь с системой охраны.

— Значит, надо торопиться. — Я поднялся на ноги. Перевернув робота вверх ногами, я положил его на полку рядом с маленьким холодильником со стеклянной дверцей, внутри которого свисали со стойки мешочки с кровью. Еще несколько таких же мешочков лежало прямо на рабочем столе. Бррр... — Возможно, некоторые из этих тел принадлежат эпикам, — сказал я. — Могу их забрать — тогда у нас будут образцы ДНК. Они могут нам пригодиться?

— Как?

— Не знаю, — ответил я. — Может, из них как-то можно сделать оружие?

— Ну да-а-а, — скептически протянула Миззи. — Присобачу ступню спереди к винтовке и буду надеяться, что теперь мое оружие начнет стрелять лазером или что-то в этом духе.

Я почувствовал, что краснею, хотя мне было не до смеха. Если бы удалось похитить какую-нибудь ценную ДНК, мы могли бы обменять ее на полезное снаряжение. Хотя, если признаться, эти части тела вряд ли бы на что-то сгодились.Важные составляющие ДНК эпиков быстро разлагались, такчто, если я действительно хотел найти товар на продажу, требовалось искать замороженные образцы ткани.

Морозильные камеры. Где они могут быть? Я поднял крышку одной из ванн, но вода внутри оказалась лишь прохладной, а не ледяной. Опустив крышку, я огляделся. Напротив ведущей в коридор двери виднелась еще одна.

— Знаешь, — сказал я Миззи по пути к выходу, — тут все выглядит именно так, как я и ожидал.

— Ты что, ожидал найти помещение, забитое частями трупов?

— Типа того, — ответил я. — В смысле, если уж сумасшедшие ученые делают оружие из мертвых эпиков, почему бы им не иметь помещение, полное трупов?

— Не вполне понимаю, к чему ты клонишь, Дэвид. Только пугаешь меня, и все.

— Погоди. — Я добрался до двери, которая оказалась заперта.

Мне потребовалось несколько пинков, чтобы ее открыть. Шум меня не особо беспокоил — если рядом кто-то был, онуже слышал, как я сражался с маленьким дроном. Дверь распахнулась, и за ней обнаружился коридор, поменьше первого и совершенно темный. Из второго туннеля не доносилось ровным счетом никаких звуков, и я решил проверить, куда он ведет.

— И все-таки, — продолжал я, — мне интересно, как именно они делают оружие из эпиков?

— Понятия не имею, — ответила Миззи. — Я могу довольно легко починить новую технологию, но мотиваторы —не моя стихия.

— Когда эпик умирает, его клетки тотчас же начинают распадаться, — сказал я. — Любой это знает.

— Любой зануда.

— Я не...

— Да ладно тебе! — засмеялась Миззи. — Прими как данность. Будь собой, и все такое. Мы все, по сути, зануды, только в разных областях. Кроме Коди. Думаю, он гик, или как это называется... не помню. Что-то насчет поедания куриных голов?

Я вздохнул:

— Когда эпик умирает, можно взять образец его клеток, если поспешить. Считается, что самое важное — митохондрии. Замораживаешь клетки, а потом можно продать их на черном рынке. Каким-то образом из этого получаются разные технологии. Проблема в том, что Разрушитель позволил Регалии сделать ему хирургическую операцию. Я видел шрамы. Используя его способности, они изготовили бомбу.

— То есть...

— То есть зачем вообще была эта операция? — сказал я. — Он ведь мог просто дать образец крови. Зачем Регалии понадобилось обращаться к некоему хирургу?

Миззи замолчала.

— Гм... — наконец пробормотала она.

— Вот именно.

Если честно, раньше я считал, что получить технологии из способностей эпика можно только в том случае, если он мертв. Регалия и Разрушитель доказали обратное. Но если можно создавать технологии из живых эпиков, почему Стальное Сердце не сотворил легион непобедимых солдат? Возможно, растиражировать себя ему помешала паранойя,но почему бы тогда не создать сотню версий Эдмунда — эпика, который снабжал его город электричеством?

Я добрался до угла темного коридора. Включив в прицеле инфракрасную подсветку, я выглянул за угол, обшаривая коридор в поисках опасности. Прибор ночного видения показал маленькое помещение, где стояли несколько больших холодильных шкафов. Я не видел никаких источников тепла, хотя таймер в прицеле предупреждал, что пора возвращаться. Вот только если я уйду и Абрахам тоже ничего не добудет, мы разорены. Так что обязательно нужно было что-то найти.

Я присел, тревожась не только потому, что время было на исходе, но и из-за того, что успел увидеть. Кроме вопроса о создании мотиваторов из живых эпиков, имелась и другая проблема. Когда шла речь об основанной на способностях эпиков технологии, подразумевалось, что все устройства создаются в результате одного и того же процесса. Но как такое могло быть? Оружие не имело ничего общего с биодетектором, дававшим возможность определить, кто является эпиком, а кто нет. И уж тем более они отличались от спирила — продукта основанной на способностях эпиков технологии, позволявшего летать на струях воды.

Занудой я вовсе не был, но знал достаточно, чтобы понять — все эти технологии относятся к совершенно разным областям науки. Специалиста по мышам к лошади не вызовешь — но когда дело касалось технологий эпиков, казалось, будто одного и того же опыта достаточно для создания самых разнообразных устройств.

Признаться, именно эти вопросы и являлись настоящей причиной, по которой мы оказались здесь, в «Ночном соколе». Проф хранил немало секретов еще до того, как очутился во власти собственных сверхспособностей. Казалось, будто никто и никогда не был полностью со мной откровенен на эту тему.

Мне хотелось получить ответы, и, вероятно, они были где-то рядом. Возможно, путь к ним мне преграждала группа боевых роботов-дронов, внезапно возникших передо мной.

Ой!..

4

Одновременно вспыхнули прожекторы всех дронов, ослепив меня, а затем роботы открыли огонь. К счастью, я вовремя их заметил и успел снова спрятаться за угол, так что пули пролетели мимо.

Повернувшись, я бросился бежать назад по коридору. Выстрелы гнавшихся за мной дронов заглушали голос Миззи у меня в ухе. Каждый из роботов состоял из квадратного основания с поворачивающимися во все стороны колесами и веретенообразного туловища со штурмовой винтовкой наверху. Они были идеально приспособлены для маневрирования среди набитых мебелью помещений и в коридорах, но, треск, мне казалось унизительным убегать от чего-то, больше похожего на вешалки для одежды, чем на боевые машины.

Добравшись до лаборатории с трупами, я вбежал в нее, а затем, затормозив, прижался спиной к стене рядом с дверью. Нажав кнопку, я вывел картинку с прицела на маленький экран сбоку моего «готшалька», что позволило мне выставить винтовку из-за угла и стрелять, не рискуя угодить под пулю.

Роботы катились в мою сторону, словно искрящиеся швабры на колесах. Мне лично было бы стыдно создавать столь по-дурацки выглядящих дронов. Я стрелял очередями, особо не целясь, так как коридор был достаточно узким. Я уложил нескольких роботов и замедлил продвижение остальных, которым пришлось пробираться через обломки. Когда я завалил еще нескольких, уцелевшие жестянки отступили за угол, укрывшись в помещении с холодильниками.

— Дэвид? — Мое внимание наконец привлек встревоженный голос Миззи. — Что происходит?

— Все в порядке, — ответил я. — Но меня заметили.

— Уходи.

Я колебался.

— Дэвид?

— Тут что-то есть, Миззи. Запертая комната под охраной дронов — наверняка они вошли туда сразу же, как только началась наша атака. Или эта комната вообще постоянно под охраной. А это значит...

— Во имя Напасти, ты когда-нибудь поумнеешь?

— Ты же сама мне только что говорила: «прими как данность» и все такое. — Я выпустил еще очередь, заметив движение в конце коридора. — Сообщи Абрахаму и остальным, что меня заметили. Выводите всех и будьте готовы к отступлению.

— А ты?

— Собираюсь выяснить, что находится в той комнате. — Я на секунду замешкался. — Возможно, придется подставиться.

— Что?!

— Я ненадолго отключусь. Извини.

Бросив рацию и наушники, я нажал кнопку сбоку моей винтовки, выдвигавшую снизу небольшую треногу. Я нацелил оружие в туннель под углом, надеясь, что пули срикошетят от металлической стены в роботов, но на самом деле это был лишь отвлекающий маневр. Винтовка могла стрелять дистанционно, с помощью слегка оплавившегося пульта, который я извлек из специального кармашка на оружии.

Я отбежал вглубь комнаты, стреляя короткими очередями лишь для видимости. Прожекторы дронов были достаточно яркими, и их света, отраженного от стекла и металла, было вполне достаточно, чтобы разглядеть все, что находилось в помещении. Я схватил с полки маленького робота-уборщика, все еще отчаянно вращавшего колесами, затем взял мешочек с кровью со стола и моток хирургической ленты, которую до этого заметил в одном из ящиков.

Оторвав кусок ленты, я закрепил на роботе мешочек и проткнул его ножом. Подбежав к двери, через которую попал сюда в первый раз, я приоткрыл ее и поставил за ней робота, который быстро покатился по коридору, оставляя за собой широкий кровавый след, столь же заметный, как внезапное соло на трубе посреди выступления рэпера.

Отлично. Теперь оставалось надеяться, что мне удастся изобразить, будто в меня попали. Схватив еще один мешочек с кровью, я также проткнул его ножом и, глубоко вздохнув, бросился к двери, возле которой дроны обстреливали мой «готшальк».

Роботы добились определенных успехов — они убрали с дороги павших и продолжали наступать. Когда дроны начали стрелять в меня, я отскочил назад, затем вскрикнул и брызнул кровью на стену, а после метнулся к одной из ванн, отмечая кровью другой след в сторону выхода.

Под стеклянной крышкой содержимого ванны практически не было видно, но я поднял стекло и, скрежеща зубами, забрался внутрь, ощущая прикосновение каких-то скользких кусков, которые — я почти не сомневался — были чьими-то потрохами. Погружаясь в холодную жидкость, я прекрасно осознавал весь ужас ситуации, в которой оказался, но, к счастью, уже успел привыкнуть к тому, что, приводя в исполнение собственные планы, порой попадаю в достаточно унизительное положение. На этот раз я сел в лужу преднамеренно. Так что в определенном смысле это был прогресс!

Я старался не шевелиться, надеясь, что прохладная вода в ванне скроет меня от любых инфракрасных датчиков, которыми могли пользоваться роботы. Увы, чтобы меня небыло видно, пришлось закрыть крышку ванны и затаить дыхание. Я лежал среди плавающих органов, глядя на мерцающие надо мной огни прожекторов вошедших в лабораторию роботов. Сквозь воду и стекло я почти ничего не мог увидеть, но прекрасно представлял, как дроны собираются вокруг ванны, глядя на меня и забавляясь моими тщетными попытками их отвлечь.

Я задерживал дыхание, пока не почувствовал, что у меня разрываются легкие. Мое лицо, не закрытое комбинезоном, начало замерзать. К счастью, свет прожекторов дронов наконец исчез. Я сумел продержаться еще немного, прежде чем открыл крышку и, дрожа, огляделся вокруг. В лаборатории царила кромешная тьма.

Роботы, похоже, клюнули на приманку. Протерев глаза, я выбрался наружу. Треск, можно подумать, тут не было жутко еще до того, как я решил забраться в ванну с потрохами, прячась от смертоносных роботов. Тряхнув головой, я направился туда, где оставил рацию и винтовку. Я подобрал с пола наушники, но на них попала кровь, и, судя по всему, они не работали.

Пришлось воспользоваться рацией старомодным способом.

— Я вернулся, — тихо произнес я, нажав кнопку передачи и говоря в рацию.

— Дэвид, ты сумасшедший, — послышался ответ.

— Привет, Меган, — улыбнулся я, проскальзывая в узкий коридор и пробегая мимо лежащих на полу роботов. — Все вернулись на свои исходные позиции?

— Все, кому хватило ума.

— Я тоже тебя люблю, — ответил я. Остановившись возле угла, где впервые наткнулся на роботов-охранников, я выглянул за него. Помещение впереди оставалось темным, как и прежде. Накинув ремень винтовки на плечо, я взглянул в прицел в поисках оставшихся роботов. — Я почти готов. Дай мне еще несколько минут.

— Принято.

Я переключил рацию только на передачу, чтобы переговоры по ней моих товарищей не встревожили любых находящихся поблизости врагов. К несчастью, на прочие предосторожности у меня не оставалось времени. Мой трюк с ложным следом вскоре могли раскрыть. Словно подтверждая мои опасения, здание содрогнулось от отдаленного взрыва.

Пошарив по стене, я нашел выключатель и зажег свет, затем подошел к одному из больших морозильников. На поверхности из нержавеющей стали отразилось мое лицо с двухнедельной щетиной. Мне показалось, что я выгляжу как оборванец, над чем любила подшучивать Меган.

С отчаянно колотящимся сердцем я распахнул дверцу первого шкафа, выпустив облако ледяного воздуха. Внутри оказались ряды стеклянных пробирок с разноцветными колпачками — не мотиваторы, которые я искал, но, скорее всего, образцы ДНК эпиков.

— Что ж, — прошептал я, — по крайней мере, это не замороженные обеды.

— Нет, — послышалось в ответ. — Я держу их в другом шкафу.

5

Я замер, чувствуя, как по спине бежит холодок. Стараясь не делать резких движений, я медленно обернулся и обнаружил, что, увы, не заметил одинокого робота, прятавшегося в темном закоулке. Вряд ли в его напоминающей жердь фигуре было что-то пугающее, чего, однако, нельзя было сказать об установленной на его верхушке усовершенствованной штурмовой винтовке ФАМАС-Г3.

У меня возникла мысль выстрелить в дрона, но мое оружие было повернуто в другую сторону, и оставалось лишь надеяться, что я успею попасть в робота, прежде чем он пристрелит меня самого. Однако шансы на это были невелики.

— В другом морозильнике действительно находится еда, — продолжал доносившийся из робота мягкий мужской тенор. Вероятно, голос принадлежал одному из загадочных руководителей компании «Ночной сокол». Большинство дронов походили на автономные, но их хозяева наверняка за мной наблюдали — на каждой винтовке имелась камера. — Причем вовсе не замороженные обеды, а стейки. Несколько отборных кусков мяса с ребрышек, оставшихся со старых добрых времен. Мне больше всего их не хватает.

— Кто ты? — спросил я.

— Тот, кого ты пытаешься ограбить. Как ты сумел отвлечь моих дронов?

Прикусив губу, я попробовал оценить время реакции винтовки робота, медленно двигаясь вбок и наблюдая, как она следует за мной. Треск! Аппаратура слежения работала превосходно — винтовка оставалась нацеленной прямо на меня. В динамиках робота послышалось негромкое кудахтанье, похожее на предупреждение, и я замер.

Но способно ли его оружие поворачиваться во все стороны? Может, и нет...

— Как же низко пал всемогущий Джонатан Федрус! — произнес голос. — Теперь он посылает ударную группу, чтобы попытаться меня обокрасть.

Федрус? Ну конечно. Сотрудник компании «Ночной сокол» считал, что мы все еще работаем с Профом. Мстители не особо распространялись о том, что он стал жертвой собственных способностей; большинство вообще не знало, что он эпик.

— Мы явились сюда лишь потому, — сказал я, — что вы отказались с нами торговать.

— Да уж, весьма благородно с вашей стороны. «Продайте нам то, что мы хотим, или мы заберем это силой». От спецгруппы Джонатана я ожидал большего. Вы едва... — Он замолчал, а затем продолжил уже тише: — Что значит — там еще один? Что-что они украли? Откуда им вообще стало известно, где оно находилось, черт побери?

Послышался приглушенный ответ. Я попытался выйти из-под прицела робота, но дрон снова издал тот же кудахчущий звук, на этот раз громче.

— Эй, ты! — снова обратился ко мне голос. — Свяжись со своими дружками и скажи им, чтобы вернули то, что украл тот, другой, или я в самом деле тебя убью. У тебя три секунды.

— Э-э...

— Две секунды.

— Эй, ребята!..

Стена справа от меня расплавилась, окатив меня жаром, и за ней возникла темная фигура.

Я бросился на пол и, вопреки инстинкту, покатился в сторону робота-дрона. Он успел выстрелить, но, как я и надеялся, не сумел наклонить винтовку настолько низко, чтобы в меня попасть.

Это означало, что попали в меня только один раз.

Пуля угодила в ногу. Не знаю, как это могло случиться, но, треск, боль была адская.

Робот попытался отступить, но я схватил его, не обращая внимания на жгучую боль в ноге. Когда в меня стреляли в последний раз, я сперва ничего не почувствовал, но сейчас едва соображал от боли. И все же мне удалось не дать роботуснова в меня выстрелить — я отсоединил винтовку, и та упала на пол.

К несчастью, пока я сражался с роботом, от потолка отцепились два десятка дронов, до этого маскировавшихся под панели, и зависли прямо надо мной. Опасность оказалась куда серьезнее, чем я полагал, хотя в данный момент их внимание было сосредоточено на шагнувшей из остатков стены темно-красной, словно расплавленный камень, человеческой фигуре, которая состояла целиком из пламени. Огнемет. Вот только, к сожалению, ненастоящий.

Держась за раненое бедро, я огляделся в поисках Меган. Она пряталась за углом коридора, ведущего в лабораторию. Огнемет не был настоящим, но не был он и иллюзией — скорее, тенью из иной версии нашего мира. И он пришел не затем, чтобы меня спасти, — Меган просто наложила на наш мир расходившиеся из того мира волны, создавая видимость присутствия Огнемета.

Ей удалось одурачить дроны — я действительно ощущал исходящий от расплавленной стены жар и чувствовал запах дыма. Когда дроны открыли лихорадочную стрельбу, я сунул руку в открытый морозильник и схватил горсть пробирок, а затем заковылял к Меган, которая сама направилась ко мне, как только поняла, что я ранен.

— Слонц! — проворчала она, подставляя плечо и таща меня в сторону укрытия, а затем сунула украденные мной пробирки себе в карман. — Стоит оставить тебя на пять минут одного, и ты тут же получаешь пулю.

— По крайней мере, у меня для тебя подарок, — сказал я, прислонившись к стене, пока она быстро перевязывала мою рану.

— Подарок? Те пробирки?

— Новая винтовка, — ответил я, скрежеща зубами от боли, пока она туго затягивала бинт.

— В смысле — тот ФАМАС, что ты оставил там, на полу?

— Угу.

— Как ты, наверное, понимаешь, такая винтовка есть на каждом из сотни дронов, с которыми я сражалась снаружи. В данный момент из них можно построить целый форт.

— Что ж, когда закончишь строить форт, тебе понадобится хотя бы одна для стрельбы. Так что — всегда пожалуйста! К ней даже... — я поморщился от боли, — к ней даже прилагается помещение, полное смертоносных роботов. И ещетам, возможно, есть несколько стейков. Не знаю, врал он насчет них или нет.

За ее спиной невозмутимо возвышался Огнемет. Пули плавились, не успевая до него долететь. Жар был не такимсильным, как казалось изначально, — будто огонь пылал где-то вдалеке, а мы ощущали лишь тепло нагретого им воздуха.

Способности Меган по-прежнему оставались для нас загадкой. Дроны, которые расплавил Огнемет, на самом деле вовсе не погибли, и никакой дыры в стене не существовало.Воздействие иного мира на наш было лишь мимолетным. Наминуту с небольшим мы оказались в искаженной реальности, где смешались два мира, но несколько мгновений спустя все должно было вернуться в норму.

— Со мной все в порядке, — сказал я. — Надо уходить.

Меган молча подставила мне плечо. Тот факт, что она ничего не ответила, а также в разгар сражения отвлеклась на то, чтобы осмотреть мою рану, говорил о многом. Я был серьезно ранен и истекал кровью.

Мы двинулись по коридору в сторону лаборатории. Я обернулся, проверяя, не следуют ли за нами дроны, — их не было, но меня пробрала дрожь при виде Огнемета, который смотрел в мою сторону. На фоне искаженных языков пламени взгляд его черных глаз встретился с моим. Меган клялась, что наш мир для него невидим, и тем не менее он протянул ко мне руку.

Вскоре мы скрылись с его глаз. Громкие звуки выстрелов преследовали нас, когда мы, шатаясь, вошли в лабораторноепомещение с органами. Мимо пронеслась еще одна группа дронов, но роботы не обратили на нас ни малейшего внимания. Их целью был эпик.

Через лабораторию мы вышли в освещенный коридор. Замной на полу тянулся кровавый след, на этот раз настоящий.

— Что это было за помещение? — спросила Меган. — В тех банках — что, сердца?

— Угу, — ответил я. — Ох... до чего же больно...

— Коди, — тревожно позвала Меган, — Абрахам уже вышел?.. Хорошо. Заводи джипы и приготовь аптечку. Дэвид ранен.

Ответа я не расслышал.

— Не знаю, как нам быть, Миззи. Будем надеяться, что удастся отвлечь их внимание, как и планировалось. Будь наготове.

Я сосредоточился на том, чтобы идти, стараясь не думатьо боли. Мы свернули в туннель, ведущий к потайному входу, через который я сюда проник. Стрельба позади нас внезапно прекратилась.

Плохой знак. Огнемет исчез.

— Ты не могла сделать так, чтобы он следовал за нами? —спросил я.

— Мне нужна передышка, — ответила Меган сквозь зубы, глядя прямо перед собой. — Даже раньше, когда меня не волновали последствия применения моих сверхспособностей, приходилось несладко.

— Хочешь сказать... — начал я.

— Голова раскалывается, — сказала она. — Как вчера, только хуже. Как будто... в общем, как будто кто-то колотит мне по черепу, пытаясь проникнуть внутрь. Создание столь крупного искажения реальности толкает меня к краю пропасти. Но будем надеяться...

Меган остановилась. В туннеле перед нами собралась группа дронов, преграждая путь к выходу в лес. До люка оставалось еще около сотни метров, но я видел, что он взорван и в дыру просачивается солнечный свет. Вероятно, именно так вошла сюда Меган. Но поскольку теперь дорогу нам перекрывали дроны, выход мог с тем же успехом находиться в Австралии.

А затем внезапно обрушился потолок и сверху на нас полетели огромные куски металла, туннель содрогнулся, словно от взрыва. Однако я знал уже достаточно, чтобы понять —с этим взрывом что-то не так. Возможно, куски стали скрежетали не так громко, как следовало, а может, все дело было в том, как содрогался коридор. Или в том, как эти куски стали падали прямо перед нами, заслоняя нас от дронов, которые начали стрелять, но обломки не коснулись ни меня, ни Меган.

Это была всего лишь очередная межпространственнаяиллюзия, хотя и достаточно мощная, чтобы сбить меня с ног.Со стоном ударившись о землю, я попытался перекатиться на бок, оберегая раненую ногу. Вокруг все завертелось, и на мгновение я почувствовал себя кузнечиком, пришпиленным к летающей тарелке.

Когда окружающий мир вновь обрел стабильность, я обнаружил, что сижу скорчившись возле одного из упавшихкусков металла, показавшегося мне вполне настоящим. Здесь,в созданном Меган слиянии двух миров, иллюзия становилась реальностью.

Моя кровь, просочившаяся сквозь импровизированную повязку, пачкала пол, оставляя на нем следы, как от грязной тряпки. Меган сидела рядом на корточках, склонив голову и тяжело дыша.

— Меган? — спросил я сквозь грохот стрельбы дронов. Треск... скоро они до нас доберутся, несмотря на все завалы.

Глаза девушки были широко открыты, губы раздвинулись, обнажив стиснутые зубы. По ее вискам стекал пот.

То, с чем ей приходилось сражаться, используя свои способности, теперь безжалостно атаковало ее саму.

6

Такого быть не должно.

Мы выяснили, каким образом можно сделать эпиков невосприимчивыми к разрушающему воздействию их сверхспособностей: если оказаться лицом к лицу с собственными глубоко потаенными кошмарами, тьма отступит.

Не так давно Меган вбежала в горящее здание, чтобы меня спасти, и взглянула в глаза собственным страхам. Теперь она должна была быть свободна. И тем не менее ее стиснутые зубы и напряженно нахмуренный лоб не оставляли никаких сомнений. Меган, не моргая, повернулась ко мне.

— Я ее чувствую, Дэвид, — прошептала она. — Она пытается пробиться.

— Кто?

Меган не ответила, но я понял, кого она имела в виду, — Напасть. Напасть, красное пятно в небе, новую звезду, возвестившую о появлении эпиков... которая сама была эпиком. Отчего-то я знал, что Напасть крайне разозлена тем, что мы докопались до правды. Выяснив связь эпиков с их слабостями, мстители поняли, как Меган может противостоять Напасти.

Стрельба со стороны дронов прекратилась.

— Этот обвал — своего рода иллюзия, да? — эхом отдался в коридоре все тот же голос. — Какого эпика вы убили, чтобы овладеть этой технологией? Кто рассказал вам, как изготовить мотиваторы?

По крайней мере, он говорил, а не стрелял.

— Меган... — Я взял девушку за руку. — Меган, посмотри на меня.

Она сосредоточила на мне взгляд, и, похоже, это помогло, хотя в ее глазах все еще плясали безумные искорки. Я подавил искушение отступить назад и позволить этому безумию вырваться наружу. Возможно, мы сумели бы спастись.

Но Меган при этом, скорее всего, погибла бы. Когда Проф поддался тьме, созданной его могуществом, он не моргнув глазом убил собственных друзей.

Я не мог допустить, чтобы подобное произошло и с Меган. Морщась от боли в раненой ноге, я достал из кармана зажигалку и высек огонь.

Меган на мгновение отпрянула, а затем, зашипев, попыталась схватить пламя, обжигая руку. Упавшие куски металла, которые мы использовали в качестве укрытия, замерцали и исчезли. Восстановился и потолок. Огонь все еще оставался слабостью Меган и сводил на нет ее способности. Вероятно, так будет всегда.

К счастью, пока Меган позволяла себе встретиться с собственным страхом лицом к лицу, она, судя по всему, могла отогнать от себя тьму. Лицо ее расслабилось, а тело со вздохом осело на землю.

— Здорово, — пробормотала девушка. — Теперь у меня болит не только голова, но и рука.

Слабо улыбнувшись, я оттолкнул от себя винтовку, затем проделал то же самое с винтовкой Меган и поднял руки, рассматривая окружающих нас дронов. Большинство роботов выглядели как штурмовые винтовки на колесах, однако некоторые продолжали парить в воздухе. Мне повезло — дроны поняли мои поднятые руки верно и палить не стали.

Одна из машин подкатилась ближе, и из ее основания выдвинулся маленький экран, на котором появилась подсвеченная сзади темная фигура.

— Это ведь было изображение Огнемета из Ньюкаго? Оно одурачило мои датчики, — сказал тот же голос. — Обычная иллюзия на такое неспособна. Какую технологию вы используете?

— Я расскажу, — сказала Меган. — Только не стреляй. Пожалуйста.

Она встала, незаметно откинув что-то ногой — свои наушники. Я накрыл их рукой и перекатился сверху, сделав вид, будто хватаюсь за кровоточащую ногу. Вряд ли дроны что-то заподозрят.

— Ну? — произнес голос. — Я жду.

— Межпространственные тени, — объяснила Меган. — Это не иллюзии, а расходящиеся из иной реальности волны.

Она стояла между дронами и мной. Большинство роботовцелились именно в девушку — но, если бы они выстрелили, Меган бы просто снова воскресла.

Я оценил ее жест, но, треск, воскрешение могло иметь непредсказуемые последствия, особенно учитывая недавнее проявление ее сверхспособностей. Меган не умирала с тех пор, как мы побывали в Новилоне, и я надеялся, что так оно будет и впредь.

Нужно было что-то предпринять. Я скорчился, продолжая держаться за ногу. Боль была вполне реальной. Надеясь, что дроны не обратят внимание на истекающего кровью человечишку, я положил голову на наушники и украдкой прошептал в микрофон:

— Миззи? Слышишь меня? Коди? Абрахам?

Ответа не последовало.

— Не может быть, — сказал голос, обращаясь к Меган. — Я много раз пытался захватить подобного рода способность в мотиватор и сомневаюсь, что кому-то хватит знаний, чтобы совершить то, чего не удалось мне. Межпространственное перемещение слишком сложно, требует слишком многих сил, чтобы...

Я бросил взгляд на Меган, которая стояла с гордо поднятой головой перед развернутой в боевом строю армией, хотя голова ее раскалывалась от боли. Слова прозвучали заискивающе, словно девушка считала себя побежденной, но поза говорила о другом — об отказе преклонить голову перед кем бы то ни было.

— Ты ведь эпик? — спросил голос, тон которого стал жестче. — Никакой технологии, никакого мотиватора? Значит, Джонатан опять набирает команду? После того, как перешел на другую сторону?

Я не удержался от судорожного вздоха. Откуда он знает про Профа? Мне хотелось потребовать ответа, но сейчас я был не в том состоянии. Я опустил голову на пол, почувствовав внезапное головокружение. Треск... сколько крови я потерял?

Едва моя голова коснулась наушников, в них сквозь шум помех прорвался голос Миззи:

— Меган? Треск, не молчи! Ты...

— Это я, Миззи, — прошептал я.

— Дэвид? Наконец-то! Слушай, я заложила заряды, чтобы обрушить туннель. Можешь выбраться тем же путем? Могу устроить взрыв, когда ты выйдешь.

Заряды... Я взглянул на окружавшие нас дроны.

Иллюзии Меган...

— Давай прямо сейчас, Миззи, — прошептал я.

— Точно?

— Да.

Я напрягся.

Над головой раздался взрыв. Звук был громче, чем я ожидал. Куски металла упали в точности туда же, где лежали прежде, ударившись о землю в сантиметрах от того места, где скорчился я, — но я остался невредим, как и Меган.

Роботы, однако, обратились в прах, подобно юношеским мечтам.

Меган тотчас же оказалась рядом со мной. Вытащив из кобуры на бедре пистолет, она начала стрелять по оставшимся дронам. Мне удалось достать свой нож, однако, заметив его, Меган не преминула спросить:

— Ты серьезно?

— По крайней мере, это не дурацкий самурайский меч, — пробормотал я, упираясь спиной в обломки.

Когда рассеялась пыль, Меган уничтожила последний дрон, который, крутясь, покатился по земле.

С трудом поднявшись на ноги — вернее, на одну ногу, — я заковылял по разрушенному туннелю к своей винтовке.

— А это еще откуда? — спросила Меган, показывая на обвалившийся потолок.

Заряды Миззи не полностью обрушили туннель, — насколько я мог понять, упавшие обломки были полностью идентичны иллюзии, которую до этого создала Меган.

— Миззи сказала, что может взорвать туннель, после того как мы уйдем.

— И вместо этого ты велел ей обвалить его прямо нам на голову? — Подобрав винтовку, Меган протянула ее мне, затем подхватила свою.

— Я подумал — твои иллюзии ведь берутся из альтернативной реальности? И чем ближе эта реальность к нашей, тем легче ее вызвать? Ты выглядишь довольно усталой...

— И чувствую себя не лучше.

— ...и я решил, что ты воспользовалась реальностью, очень похожей на нашу. Вот я и предположил, что, когда Миззи активирует свои заряды, потолок и стены обрушатся точно так же.

Снова подставив плечо, Меган помогла мне проковылять вокруг завала, пристрелив по ходу дела дрон, который пытался выбраться из-под упавшего камня.

— Могло и не сработать, — тихо проговорила она. — В других реальностях далеко не всегда все происходит одинаково с нашей. Ты мог погубить сам себя, Дэвид.

— Ну не погубил же, — ответил я. — Так что пока мы в безопасности...

Я не договорил, услышав отдавшиеся эхом в коридоре металлические звуки. Они доносились откуда-то издалека, из-за наших с Меган спин, — жужжание пропеллеров, лязг гусениц...

Меган посмотрела на меня, затем на выход в лес, до которого еще оставалось около тридцати метров.

— Нужно поторапливаться, — сказал я, ковыляя вперед.

Меган сняла мою руку с плеча и помогла опереться о стену, чтобы я не упал.

— Тебе потребуется время, чтобы отсюда выбраться, — заметила девушка.

— Значит, мешкать не стоит.

Меган приложила винтовку к плечу и посмотрела вглубькоридора.

— Меган!

— Отсюда, из-за обломков, удобно обороняться, — сказала она. — Постараюсь продержаться как можно дольше. Иди.

— Но...

— Дэвид, прошу тебя! Просто иди.

Я взял ее за плечо, привлек к себе и поцеловал. При этом я неловко вывернул ногу, и боль обожгла мне бок, но мне было все равно — поцелуй Меган того стоил.

Я отпустил ее и ушел, как она и велела.

Да, я чувствовал себя трусом, но, если работаешь в команде, учишься понимать, когда кто-то может справиться с задачей лучше тебя. И мне, как мужчине, следовало позволить своей бессмертной девушке погеройствовать.

В любом случае я собирался вернуться за ней, живой илимертвой. Не могло быть и речи о том, чтобы бросить ее тело, обрекая его на ту же судьбу, что и трупы в ваннах. Я ковылял вверх по склону, стараясь не думать о том, что может случиться с Меган. Если дроны одержат верх, она застрелится, поскольку альтернатива была слишком рискованной.

За моей спиной от стальных стен коридора эхом отдались выстрелы Меган. Дроны с треском разбегались во все стороны. Снова послышались очереди.

Я уже почти добрался до выхода, но увидел в лучах солнца снаружи какой-то силуэт. От роботов меня уже начинало тошнить. Поморщившись, я достал пистолет, но, к счастью, неясный силуэт превратился в крепкого темнокожего мужчину. Одет он был во все черное, очки ночного видения подняты на лоб, а в руках у него была громадная пушка. Увидев меня, Абрахам выругался с едва заметным французским акцентом.

— Как ты? — спросил он, спеша ко мне по короткому склону. — Где Меган?

— Прикрывает наш отход, — ответил я. — Хочет, чтобы мы уходили без нее.

Встретившись со мной взглядом, он кивнул и, повернувшись, прошел последние несколько метров вместе со мной.

— Дроны снаружи отступили обратно в комплекс, как только заметили тебя, — сказал Аб. — Все наши ждут у джипов.

Значит, не все потеряно.

— Она — эпик. — Это было утверждение, а не вопрос.

Я подпрыгнул, озираясь вокруг. Это был все тот же голос из лаборатории. Неужели какой-то дрон сумел нас засечь?

Нет. Панель на стене превратилась в дисплей, и та же темная фигура смотрела с него прямо на нас.

— Дэвид? — спросил Абрахам, стоя в падавшем сквозь проломленную крышу солнечном свете. — Идем.

— Она — эпик, — эхом отозвался я, повернувшись к экрану. Фигура показалась мне знакомой.

Внезапно вспыхнул свет. Тень исчезла, и на ее месте появился коренастый пожилой мужчина с круглой головой, полностью лысой, не считая нескольких прядей седых волос, торчавших подобно короне. Да, я уже видел его раньше. Один раз. На фотографии у Профа, сделанной много лет назад.

— Сегодня я стал свидетелем невероятных событий, — сказал он, — и меня мучает любопытство. Ты ведь тот, кого называют Сталеубийцей? Да... тот самый парень из Ньюкаго. Разве ты не убиваешь эпиков?

— Только тех, кто этого заслуживает, — ответил я.

— А Джонатан Федрус?

— Джонатана Федруса больше нет, — тихо проговорил Абрахам. — Остался лишь эпик Зеленый Луч. И мы сделаем то, что должно.

Я промолчал. Не то чтобы я не был согласен с Абрахамом, но произнести те же слова мне было нелегко.

Незнакомец внимательно разглядывал нас. Внезапно стрельба позади нас смолкла.

— Я отозвал свои машины. Нам нужно поговорить.

Но вместо ответа я грохнулся в обморок.

7

— У нас не возникло бы этих проблем, сотрудничай вы с нами.

Голос Меган. Мм... Я лежал в темноте, наслаждаясь его звуками, и меня крайне раздосадовало, когда дальше заговорила уже не она.

— Что мне оставалось делать? — произнес голос того человека из «Ночного сокола». — Сперва я узнаю, что Федрусперешел на другую сторону, а затем вы связываетесь со мнойи требуете оружия? Мне это совершенно ни к чему.