Верные. Книга 3. Дорога чудес и невзгод - Кристофер Холт - E-Book

Верные. Книга 3. Дорога чудес и невзгод E-Book

Кристофер Холт

0,0
4,99 €

Beschreibung

Верные друзья Макс, Крепыш и Гизмо продолжают свой нелёгкий путь в поисках исчезнувших людей. Золотистый лабрадор, таксик и неунывающая йорки пережили немало приключений, избежали множества опасностей, нашли друзей и сразились с врагами. Даже стали участниками научного эксперимента, хотя и не сказать, что по доброй воле. Странное излучение, которому их подвергла хитрая свинья Гертруда, возымело удивительный эффект, и с новыми способностями друзьям ещё только предстоит освоиться. Но как бы то ни было, теперь их ждёт долгая дорога через болота Луизианы, о которых ходит множество жутковатых легенд…

Das E-Book können Sie in Legimi-Apps oder einer beliebigen App lesen, die das folgende Format unterstützen:

EPUB
MOBI

Seitenzahl: 312

Bewertungen
0,0
0
0
0
0
0



Оглавление

Верные. Книга 3 : Дорога чудес и невзгод
Выходные сведения
Пролог. Маячки
Глава 1. Конец реки
Глава 2. Вспышки в небе
Глава 3. Слух о чудовищах
Глава 4. Через лес
Глава 5. Совершенно новый день
Глава 6. Древесные жители
Глава 7. Чешуя и клыки
Глава 8. Болотные дороги
Глава 9. Отчаянное бегство
Глава 10. Таящийся в Грязи
Глава 11. Последний рывок
Глава 12. Собачья полиция
Глава 13. Хороший доктор
Глава 14. Как все это началось
Глава 15. Страх растет
Глава 16. Недолгое перемирие
Глава 17. Нежеланные
Глава 18. Почти у цели
Глава 19. Король свалки
Глава 20. Мусорный туннель
Глава 21. Развалюха
Глава 22. Южанка Белл
Глава 23. «Просто прелестно!»
Благодарности

Christopher Holt

THE LAST DOGS. THE LONG ROAD

Text copyright © 2013 by The Inkhouse

Illustrations copyright © 2013 by Allen Douglas

This edition published by arrangement with the Inkhouse and The Van Lear Agency LLC

All rights reserved

Перевод с английского Евгении Бутенко

Иллюстрации в тексте и на обложке Аллена Дугласа

Холт К.

Верные. Книга 3 : Дорога чудес и невзгод : роман / К. Холт ; пер. с англ. Е. Бутенко. — СПб. : Азбука, Азбука-Аттикус, 2019.

ISBN 978-5-389-16656-1

12+

Верные друзья Макс, Крепыш и Гизмо продолжают свой нелёгкий путь в поисках исчезнувших людей. Золотистый лабрадор, таксик и неунывающая йорки пережили немало приключений, избежали множества опасностей, нашли друзей и сразились с врагами. Даже стали участниками научного эксперимента, хотя и не сказать, что по доброй воле. Странное излучение, которому их подвергла хитрая свинья Гертруда, возымело удивительный эффект, и с новыми способностями друзьям ещё только предстоит освоиться.

Но как бы то ни было, теперь их ждёт долгая дорога через болота Луизианы, о которых ходит множество жутковатых легенд…

© Е. Л. Бутенко, перевод, 2019

© Издание на русском языке, оформление.

ООО «Издательская Группа ”Азбука-Аттикус“», 2019

Издательство АЗБУКА®

Посвящается Донни, Эм Фло и Джошу,

которые позволили мне списать характеры с их кошек

Пролог

Маячки

Макс отдыхал у реки.

Он лежал среди толстых, извилистых корней старого дерева. Сквозь листву вниз проникал яркий дневной свет. Земля под брюхом пса была сырая и тёплая, воздух, обдувавший золотистую шкуру, напитан влагой.

Рядом ревела и клокотала река. Макс шёл вдоль её русла по лесам и полям, мимо городов, посёлков и ферм. Согласно картам, конечный пункт его путешествия находился за противоположным берегом, в той стороне, где садилось солнце. Когда он доберётся до конца реки, придётся искать способ, как переправиться через неё.

С шумом воды сливалось кваканье бычьих лягушек и жужжание насекомых. С другой стороны ствола доносился храп: там спали друзья Макса Крепыш и Гизмо. Обычные для послеполуденного времени звуки, только вот... Птичьих голосов не слышно. Ни чириканья воробьёв, ни утиного кряканья. Все птицы куда-то пропали.

Как и люди.

Макс свернулся калачиком между корнями и представил себе, что его обнимают ласковые человеческие руки. Но от корней пахло землёй и палой листвой, и лежать здесь было совсем не то же самое, что находиться в кругу семьи, — даже близко непохоже. Он с друзьями ушёл уже очень далеко от дома, но так и не встретил вожаков своей стаи — Чарли и Эмму; не привёл он к хозяевам и Крепыша с Гизмо. Другим собакам пёс тоже обещал отыскать их пропавших родных.

Но он так устал и очень проголодался...

Висячие уши Макса вздрогнули. Ему показалось, что среди звуков реки и голосов населявшей её живности зазвенел смех. Человеческий смех! Пёс вскочил на лапы.

Вот звук раздался снова — хохот маленькой девочки. Заливистый визг мальчика. Макс перескочил через корни дерева и понёсся сквозь высокую траву, и вот уже под его лапами оказались гладкие, мокрые камни.

— Чарли! — пролаял Макс. — Эмма! Я здесь!

«Макс!» — прозвучал в его голове радостный крик Эммы.

Пёс перестал топтаться на месте и бешено завилял хвостом. Наконец он увидел юных вожаков своей стаи.

Они бежали по бурной реке, как будто это была твердь земная. Вода серебристыми брызгами разлеталась из-под их ног, а сами дети были просто силуэтами.

Тень, которой был Чарли, остановилась и помахала Максу. «Привет, Макс! — прозвенел голос мальчика. — Пошли играть с нами, малыш!»

«Я пытался, — пролаял пёс. — Пожалуйста, не убегайте больше!»

Трава зашуршала у него за спиной. Макс оглянулся и увидел старую австралийскую овчарку, которая выходила из подлеска. Собака кивнула, потом села рядом с ним на галечный берег.

«Привет, Босс», — сказал Макс.

«Ну, привет, сынок», — отозвался пёс. Он говорил, не размыкая челюстей, но у Макса в голове отчётливо звучали его слова.

Босс следил за детьми печальным, усталым взглядом. «Ты скучаешь по ним так же, как я тосковал по Белл, — проговорил старик. — Ты не забыл, сынок? Перед смертью ты обещал найти её ради меня».

Макс опустил хвост, потом лёг на живот рядом с Боссом. Они вместе глядели на блестящие быстрые волны. Теперь Макс увидел новую фигуру — взрослую колли: она скакала по воде, гордо выпятив грудь.

«Разве это не самая милая и добрейшая собака из всех, каких ты встречал, сынок?»

Макс кивнул и положил голову на лапы.

Белл опустила морду к воде. Она коснулась носом воды один, два, три раза. Макс восхищённо смотрел на неё, а тем временем над рекой поднялись три соединённых кольца.

Кольца сами собой светились, как три маленьких солнца. Это был символ «Праксиса» — вируса, из-за которого всё и началось. Сначала люди помечали этим знаком места, где имелись заражённые «Праксисом» животные, но теперь такие звери жили повсюду.

Подняв голову, Макс увидел другую собаку, идущую по берегу. Это была его погибшая подруга Мадам Кюри. «Ты устал, но теперь ты не можешь всё бросить, мой дорогой Макси. Ты гораздо ближе к цели, чем думаешь».

Мадам Кюри была стара, взгляд её больших карих глаз говорил о том, что она много чего повидала на своём долгом веку. Она была лабрадором, как и Макс, только с чёрной шерстью, усыпанной белыми крапинками, как ночное звёздное небо. На шее у неё висел ошейник, а на нём сверкал тот же символ из трёх колец, что парил над рекой.

Макс встал на лапы и обнюхал Мадам, втягивая ноздрями знакомый запах.

«Я так скучаю без вас, — прошептал пёс, — и боюсь потерять и других друзей, как потерял вас и Босса».

«Я знаю, Макси, — сказала Мадам. — Но с твоими друзьями ничего не случится. Ты сможешь защитить их».

Макс обернулся и посмотрел на гигантское дерево, где спали двое его маленьких приятелей.

«Взгляни на реку, Макс», — эхом прозвучал в голове пса голос Мадам.

Пёс сделал, что ему велели. Безмолвные дети играли с фигурой Белл, а сияющий символ из трёх колец покачивался на волнах. Для Макса он был знаком надежды, несмотря на то что люди боялись его.

На реке появился кто-то ещё — пожилая женщина с добрым морщинистым лицом. Она была в лабораторном халате, как у ветеринара, который обследовал Макса.

Женщина — хозяйка Мадам — приближалась к трём кольцам. Она взяла их и сдвинула вместе. Получился сияющий оранжевый диск с косым крестом в середине. Довольная, она выпустила его из рук и улыбнулась.

Сверкающий диск — это маячок, сигнал для Макса.

Река заревела громче. Сияющие фигуры Чарли и Эммы принялись танцевать на волнах, к ним присоединились пожилая женщина и Белл.

Макс услышал голос Босса: «Не забудь о своём обещании, друг мой. Прошу тебя, найди Белл».

«Вожаки твоей стаи близко, но ты пока не увидишь их, — раздался голос Мадам. — Найди мою хозяйку. Она тебе поможет. Впереди испытания, но ты умён и справишься с ними. Береги своих друзей. Найди Белл. Не бросай поиски вожаков своей стаи».

«Спасибо», — прошептал Макс.

Ярко вспыхнул свет, и Мадам с Боссом исчезли.

Оранжевый маячок увеличился в размере и начал издавать назойливый звенящий звук, от которого у пса защипало в носу.

Макс проснулся.

Глава 1

Конец реки

Сразу после пробуждения Макс осознал: зуд и жжение в носу не были частью сна.

Скосив глаза, он увидел неясные очертания какой-то букашки с трепещущими крылышками и тонкими ножками. Насекомое было крупное, чёрное, насосавшееся крови. Пёс почувствовал болезненный укол: острый как игла хоботок вонзился в нежную кожу.

Комар!

Не успел Макс среагировать, как его шлёпнуло по носу что-то мокрое и тяжёлое. Жужжание смолкло, и Макс увидел кожистый розовый язык, который быстро убрался в пасть своего хозяина.

Макс отпрянул, но тут же понял, что пойман в ловушку замшелых змееподобных древесных корней, среди которых устроился на отдых. Должно быть, он завалился спать, сам не понимая этого, и ему приснился очередной яркий сон, а его сновидения в последние несколько недель становились всё более живыми.

Встряхнув головой, Макс уставился на поедателя комаров. Это была приземистая круглая бычья лягушка со склизкой бородавчатой кожей. Она медленно моргнула большими жёлтыми глазищами.

— Ух, спасибо! — поблагодарил спасительницу Макс.

Лягушка снова молча моргнула.

— Кажется, — прочистив горло, проговорил пёс, — тут развелось много комаров и прочих букашек с тех пор, как пропали птицы. Но для тебя это хорошо, да?

Лягушка продолжала таращиться на Макса.

— Раз ты ешь насекомых, — добавил пёс. — Нам не о чем спорить.

Бледное лягушачье горло надулось. Поедательница комаров квакнула и перепрыгнула через голову Макса, сверкнув в воздухе длинными перепончатыми лапами.

— Ну хорошо, — пробормотал пёс, — я тоже рад был познакомиться.

Он поднялся на лапы. Тело не гнулось, от шкуры разило перегноем. Трудно сказать, сколько времени он проспал.

Да и какая разница? Он уже потерял счёт времени. Сколько тянется его путешествие? Кто знает. Может, несколько месяцев, а может, и дольше. Ясно только одно: от дома он далёк, как никогда.

Ферма. Вот где он жил с Чарли, Эммой и их родителями до того, как исчезли все люди, оставив животных самих заботиться о себе. Макса заперли в клетке, но, по счастью, рядом оказался Крепыш, который и помог ему освободиться. Вскоре они встретили Гизмо. А после этого трое новых друзей решили, что жить под тиранией вожака стаи Гизмо невыносимо — не этого они хотели.

Сон Макса о Чарли и Эмме казался таким живым и реальным! Родные и друзья часто приходили к нему в сновидениях, предупреждали об опасностях и обнадёживали.

— Верзила! Ты наконец проснулся!

Изогнув шею, Макс посмотрел на двух своих верных товарищей.

Говорил Крепыш — такс с узкой мордочкой, остроконечным хвостом и длинным чёрным телом на коротких лапках. Вислоухий пёсик был печально известен своей любовью к шарикам — сухому собачьему корму.

Рядом с Крепышом сидела Гизмо — неунывающая, отважная йоркширская терьерша. У неё были светло-коричневая с чёрным шерсть, яркие дружелюбные глаза и пушистые заострённые уши, которые всегда стояли торчком. Смелая и очаровательная, она потеряла своих хозяев ещё до того, как пропали все люди.

Макс выбрался из переплетения древесных корней.

— Сколько я спал? — поинтересовался он.

— С полудня до вечера и всю ночь! — ответила Гизмо. — Но мы не хотели тебя тревожить.

Виляя обрубком хвоста, она быстро высунула маленький розовый язычок и лизнула Макса в нос.

Крепыш вразвалочку подошёл к кромке воды.

— Ага, мы решили, тебе надо хорошенько отдохнуть. Мне неприятно говорить это, приятель, но твоя шерсть утратила былой блеск.

Макс посмотрел на свою золотистую шкуру — давно не чёсанную, с комками присохшей грязи. Его приятели выглядели не лучше. Пушистая шёрстка Гизмо свалялась колтунами, а у Крепыша стала жёсткой и тусклой. Все они исхудали, хотя и не страдали от голода, по пути научившись добывать себе пропитание.

— Пошли, Макс, — позвала Гизмо, пробираясь вслед за Крепышом сквозь подлесок. — Вода приятная и свежая.

— Спасибо за заботу, — отозвался Макс и присоединился к друзьям, которые уже стояли на гладкой гальке у реки.

— Это самое меньшее, что мы могли сделать, — проговорил Крепыш, когда Макс окунулся в реку, чтобы смыть грязь со шкуры и полакать воды, которая пахла рыбой и водорослями.

— Ты вёл нас вперёд и защищал всё время после того, как мы спасли собак с речного парохода, — добавила Гизмо. — В последнее время ты забывал о таких важных вещах, как еда и сон!

— Никогда не пойму, — покачал головой Крепыш, — как можно забыть о еде, верзила! Ну то есть... о шариках. Я мог бы...

Такс замолчал, всё его тело напряглось.

— Слышите? — прошептал пёсик.

Макс вышел из воды и оглядел берег. Какое-то мгновение он ожидал услышать смех вожаков своей стаи, как во сне.

Но вместо этого уловил ушами отдалённое кваканье.

— Ой, снова она! — Крепыш обернулся к Максу. — Скажи, верзила, ты не хочешь отведать лягушачьих лапок? Я слышал, их считают деликатесом.

Макс поперхнулся:

— Стану я есть бычьих лягушек. Они на вид такие... худые.

Крепыш уставился на Макса.

— Если ты не съешь её, она слопает меня! — Такс нервно зашагал взад и вперёд по берегу. — Ты бы видел, как она на меня таращилась. Облизывалась. Выжидала. Говорю тебе, верзила, она хотела попробовать собачатины!

Гизмо подбежала к кромке воды и обрызгала Крепыша. Тот, отплёвываясь, попятился. Это развеселило йоркширку.

— Что за ерунду ты выдумал, Крепыш! — воскликнула она. — Бычья лягушка не такая уж и большая. Как она может тебя слопать?

Такс плюхнулся на живот и положил голову на лапы.

— Я слышал разные истории. Все говорят, что я похож на сосиску. Согласись, не так-то просто жить, когда тебя принимают за вкусное угощение.

Качая головой, Макс выбрался на берег.

— Не отправиться ли нам дальше? — сказал он своим приятелям. — В таком случае, если лягушка вернётся, нас тут уже не будет.

Радостно гавкнув и вильнув остроконечным хвостом, Крепыш вскочил и вразвалочку подошёл к Максу. Гизмо присоединилась к ним.

— Ты думаешь, мы уже близко? — спросила терьерша, когда они двинулись по траве вдоль реки на юг.

Впереди виднелись только блестящая вода и деревья. Тем не менее увиденное во сне давало Максу надежду, что вскоре настанет новый этап в их путешествии.

— Я не уверен, Гизмо, — признался пёс, осторожно переступая через бревно. — Но у меня доброе предчувствие. Сегодня мы, наверное, доберёмся до конца реки.

Большую часть утра трое друзей провели в молчании. Взошло солнце, день разогрелся, но под сенью деревьев собаки чувствовали себя превосходно.

Время от времени Макс поглядывал наверх. Он искал оранжевый маячок, который ему приснился. Настоящий он видел в реальности.

Несколько недель назад Макс, Крепыш и Гизмо наткнулись на речной пароход, который сделали своим домом собаки. Именно там они встретились с Боссом, австралийской овчаркой. Этот пёс оказался верным другом.

С его помощью трое друзей отыскали лабораторию, где работала пожилая женщина, вожак стаи Мадам Кюри. Там они узнали, что домашние и дикие животные заражены вирусом под названием «Праксис», который был придуман, чтобы сделать зверей более умными. Зато людям он мог причинить вред. Вот почему все они уехали. Из-за вируса, видимо, и птицы улетели. Свинья по имени Гертруда сказала Максу, что ему нужно искать оранжевые маячки, которыми отмечала свой путь пожилая женщина.

Потом плохие люди и стая злобных волков напали на пароход. Макс, Крепыш и Гизмо помогли спастись жившим на борту собакам. Корабль подожгли, и он пошёл ко дну, а Босс пострадал от дыма и огня и не смог оправиться. Он попросил Макса найти его пропавшую любовь — колли по имени Белл, которую он оставил в городе Батон-Руж. Макс обещал сделать это.

История с пароходом случилась несколько недель назад, но за всё это время собаки не видели ни одного маячка.

Ещё раньше в городе, который находился далеко на севере, Мадам Кюри тоже говорила Максу, чтобы он отыскал одну женщину, вожака её стаи. Как и Босс, Мадам, старая и очень больная, призывала Макса продолжать путь. Двое его друзей погибли, и Макс ни за что не бросил бы начатое дело. Он знал, что рано или поздно маячки отыщутся и Белл ждёт в Батон-Руже весточки от Босса.

— Эй, мне это кажется или река становится шире? — спросил Крепыш.

Макс покачал головой, готовый утверждать, что у его друга разыгралось воображение, но воображение тут оказалось ни при чём. Такс был прав.

Река текла широким, бурлящим потоком всё время, пока собаки шли вдоль неё. Но теперь, казалось, она стала вдвое шире. Противоположный берег отодвинулся далеко-далеко.

У Макса от возбуждения застучало сердце, и он кинулся бежать с криком:

— Пошли!

Впереди сквозь просвет в деревьях виднелся невысокий пригорок. Макс взобрался наверх по мягкой земле и оказался на асфальте.

Дорога!

Крепыш и Гизмо, тяжело дыша, стояли рядом, а Макс метался взад и вперёд. Влево от него уходила вдаль ровная, прямая дорога. На асфальте виднелись большие пятна высохшей грязи, кое-где он был засыпан сломанными ветками, как будто здесь пронёсся ураган.

С правой стороны дорога уходила на длинный металлический мост, который тянулся над рекой. Поржавевшие опоры обвивали виноградные лозы; из земли, усыпанной обломками камней, торчали засохшие сорняки.

Впереди река разливалась широким веером в песчаных берегах, и дальше водной глади, казалось, не было конца. Макс вспомнил картинки, которые видел когда-то давно в телевизоре вожаков своей стаи, и выдохнул:

— Это океан.

С воды подул ветер. Он принёс с собой бодрящий запах моря, рыбы и морских водорослей. Никогда прежде Макс не чуял ничего похожего.

Пёс стал изучать песчаный берег. Океанские волны набегали на него и выбрасывали пену, а потом отступали, оставляя за собой мокрый ровный песок. На берегу тут и там росли сорняки с головками в форме луковиц на верхушках стеблей. Животные тут тоже имелись — странные создания, напоминавшие с виду пауков с гладкими твёрдыми панцирями, а одно было похоже на звезду.

— Мы добрались до края света, верзила? — спросил Крепыш.

Макс не успел ответить: раздался восторженный лай Гизмо. Она бросилась вперёд, так неистово виляя хвостиком, что он был едва виден.

— Смотрите! — крикнула она, крутанувшись на месте. — Вы видите? Корабли!

Прищурившись, Макс направил взгляд вдаль, на океанский простор.

И увидел.

Под пушистыми облаками, лениво плывшими по голубому небу, качались на волнах три корабля. Они находились далеко от берега, и Макс, судя по расстоянию, заключил, что они, наверное, гораздо больше размером, чем речной пароход.

— У тебя острое зрение, Гизмо! — заметил Крепыш и ласково ткнул терьершу носом.

— Спасибо, — отозвалась Гизмо и посмотрела на Макса широко раскрытыми глазами. — Как думаешь, на этих кораблях есть люди? И куда они плывут?

Макс склонил голову набок:

— Ну, на последнем корабле, который нам попался, были одни собаки, но большинство домашних животных не могут плавать по морям на таких больших кораблях. Значит, там должны быть люди. И нам нужно двигаться в том же направлении.

— А куда? — поинтересовался Крепыш.

— На запад. — Макс кивнул в сторону моста.

— Ура! — воскликнула Гизмо, подскакивая на месте от нетерпения. — Чего мы ждём, Макс?!

Три собаки побежали к мосту. Там между арками висел зелёный знак с надписью: «ЕДА И РАЗВЛЕЧЕНИЯ — 1 миля».

Читать человечьи слова — на это способны немногие собаки.

Однако Макс, Крепыш и Гизмо уже знали, что это одно из преимуществ, которыми наделил их «Праксис».

Свинья Гертруда объяснила им, что этот вирус опасен для людей, но безвреден для животных. На самом деле освоение чтения было первым шагом в процессе, который, когда завершится, сделает животных такими же умными, как люди. В лаборатории Гертруда подвергла Макса, Гизмо и Крепыша второй стадии процесса, и с тех пор Макс стал понимать гораздо больше об окружающем мире. Он видел изменения и в своих друзьях: они говорили и вели себя иначе. Это пугало и одновременно вызывало восторг. Ведь Гертруда сказала, что по завершении второго этапа они перестанут быть опасными для людей.

Если бы с остальными животными произошло то же самое, люди смогли бы вернуться в свои дома и жизнь пошла бы нормально, как раньше.

Но прежде всего Максу нужно было отыскать вожака стаи Мадам.

Трое приятелей перебежали мост. Далеко внизу у них под лапами плескалась и шумела река, которая быстрым потоком вливалась в океан.

Но погружаться в воду им сейчас не хотелось.

К вечеру они добрались до города, солнце садилось, тени удлинились. Первым им попался на пути маленький магазин. Витрины у него были закрыты ставнями, на двери висела прикреплённая к цепочке табличка: «ЗАКРЫТО». Рядом на бетонной подъездной дорожке стоял ржавый грузовик.

Однако чем дальше вглубь города продвигались наши друзья, тем более современными становились здания. Справа от дороги, напротив пляжа, один за другим тянулись магазины, все выкрашенные в бледно-голубой цвет, с зубчатыми маркизами над окнами. В витрине одного стояли банки с яркими леденцами, висели раскрашенные под радугу воздушные змеи, а по углам приткнулись стойки с открытками. Рядом находился ресторан с вывеской: «Крабья нора Джима».

— О-хо-хо! — простонал Крепыш и улёгся на живот прямо посреди дороги.

— Что с тобой? — спросила Гизмо, лизнув такса.

— Всё в порядке, только я страшно голоден. Мы шли целую вечность.

У Макса тоже бурчало в животе и лапы устали. Он обвёл взглядом витрины магазинов, но не увидел продуктового.

Однако на улице в стороне от дороги имелось одно примечательное здание. Оно стояло на песке. Макс прищурился и прочёл вывеску: «ПРИЮТ НА СОЛНЕЧНОЙ СТОРОНЕ». Ниже более мелкими буквами было написано: «Обеды и ужины от местного шеф-повара. Можно с домашними питомцами».

Крепыш тоже читал вывеску, приподняв голову.

— Обеды и ужины? Можно с животными? Мне нравится это место!

— Проверим его! — тявкнула Гизмо.

Трое приятелей во главе с Максом с новыми силами бросились вперёд. Они взобрались наверх по истоптанным деревянным ступеням «приюта» и оказались на широком крыльце. Макс ткнулся головой в стеклянную входную дверь. Она не поддалась. Глянув вверх, пёс прочитал на двери слово «ТОЛКАЙ». Значит, дверь заперта.

— Пошли, — скомандовал лабрадор, — посмотрим, нет ли входа сзади.

Идя по террасе, они обогнули дом сбоку и оказались на просторной открытой площадке. Вокруг пустого бассейна, от которого разило хлоркой и плесенью, стояли деревянные пляжные стулья. Некоторые были опрокинуты набок, один висел вверх ногами на перилах. Зонтики с дырявыми, изодранными куполами валялись на земле.

В задней стене «приюта» имелись две скользящие стеклянные двери. На одной, открытой настежь, висели картинки, которые, как понял Макс, обозначали уборную.

Вот и путь внутрь!

Макс уже готов был поделиться с друзьями хорошей новостью, когда почувствовал, что Крепыш врезался в его задние лапы.

— Не хочу тревожить тебя, верзила, — прошептал такс, — но, кажется, мы не одни.

Макс учуял звериный мускусный запах. Обернулся и увидел на другой стороне бассейна четырёх маленьких зверьков. Они лежали, сбившись в кучу, в тени рядом с перилами крыльца — три кошки и крошечная собака.

Самая крупная из кошек — толстая, рыжая, полосатая, с чёрным пятном под носом — вышла на свет, прищурив зелёные глаза, так что они превратились в щёлочки.

— Привет! — Гизмо вильнула хвостишком. — Вы нам не поможете? Мы ищем какую-нибудь еду и подумали, не найдётся ли тут чего?

У рыжей кошки не было шанса ответить.

Они услышали отдалённый грохот, который донёсся с севера.

Звук становился громче. Поднялся сильный ветер, он взметнул в воздух опавшие листья и колючие песчинки.

Большая кошка, встопорщив шерсть, крикнула:

— Не стойте там! Бегите!

Глава 2

Вспышки в небе

На мгновение Макс замер.

Грохот, казалось, пробрал его до костей, и земля затрещала под лапами. Ураганный ветер трепал шерсть, захватывал в вихри пыль и песок, швырял их в глаза, забивал рот. Повсюду сверкали яркие вспышки света, они ослепляли пса.

Три кошки, собачка, Крепыш и Гизмо с воплями бросились бежать. Они в страхе выкрикивали Максу какие-то предупреждения, но он из-за шума ничего не мог разобрать.

БАБАХ, БУБУХ, ТРАХ-ТАРАРАХ!

Выплёвывая изо рта песок, Макс вслепую бросился назад, к крыльцу. Передние лапы задели пляжный стул. Пёс зашипел сквозь зубы: больно. Но останавливаться нельзя. Прижавшись к шершавому от песка деревянному полу, он прополз под перилами крыльца.

Источник шума находился теперь прямо над ним — навис мрачной тенью в последних лучах заходящего солнца. Макс посмотрел вверх, и как раз вовремя: один из потрёпанных жёлтых зонтиков взвился в небо, повисел там мгновение, потом перевернулся и упал на пляж.

Затуманенным взглядом Макс увидел над собой два произведённых людьми механизма. Они висели так низко, что едва не задевали крышу приюта. Сверху на них крутились какие-то гигантские лезвия.

Вертолёты.

Ветер, поднявшийся из-за вращения лопастей, трепал и перепутывал золотистую шерсть Макса, залеплял ему глаза песком, но пса это больше не тревожило. Ведь если появились вертолёты, значит в них есть люди. Он почти различал их смутные силуэты в окнах кабины.

Забыв о страхе, Макс вспрыгнул на один из пляжных стульев и залаял так громко, как только мог.

— Эй! — голосил он. — Мы здесь, внизу! Пожалуйста, возьмите нас с собой!

Но его лай потонул в шуме вращающихся винтов. Спустя пару секунд вертолёты уже летели над пляжем.

Не слезая с шезлонга, Макс в отчаянии наблюдал, как уносятся прочь два близнеца-вертолёта, обшаривая прожекторами пляж. В свет лучей попадали кошки, собаки и другие животные, которые спешили спрятаться в дюнах. Всякого зверья тут было гораздо больше, чем те четверо, которых успели заметить Макс и его друзья, но вертолёты не стали садиться.

Люди, находившиеся внутри, не могли не видеть животных.

Им просто не было до них дела.

Поскуливая, Макс следил взглядом за летучими машинами: они неслись над океаном, постепенно уменьшаясь в размерах. Там находились большие корабли. В наступающей темноте они стали ярче, заметнее. Именно к ним и летели вертолёты. К остальным людям, которые не хотели иметь ничего общего с животными, которых оставили в своих домах.

Нет, укорил сам себя Макс. У людей не было выбора. Если бы они не уехали, то заболели бы. Ему нужно найти вожака стаи Мадам Кюри. Но и сама Мадам, и Гертруда утверждали, что эта женщина должна быть на суше.

Все, кто спрятался на крыльце, один за другим стали покидать укрытия.

— Что это было? — спросил Крепыш. — Летающая тарелка? Я однажды видел их по телевизору. — Такс, разинув пасть, глазел на Макса. — Ты так никуда и не спрятался, верзила? Всё время был на виду? Ты видел пришельцев?

Макс покачал головой и спрыгнул с шезлонга.

— Это были не пришельцы, Крепыш, а люди на вертолёте.

— Странно, — сказала Гизмо. — Интересно, что они тут делали.

Вдруг, словно из ниоткуда, появился толстый рыжий кот; он вспрыгнул на перила крыльца и оказался прямо у Макса над головой.

— Какая разница, что они делали? — проворчал котяра. — С тех пор как они оставили нас одних на пляже, ничего плохого не случилось, только иногда эти страшные звуки. — Кот лизнул лапу и провёл ею по морде, чтобы стряхнуть песок. — Между прочим, меня зовут Грендель.

Макс представился сам, назвал своих друзей, а потом спросил:

— Ты не скучаешь без людей?

За спиной у него кто-то фыркнул, Макс обернулся и увидел других кошек и собачонку — чихуа-хуа. Они сидели на краю пустого бассейна. Обе киски были стройные, с белыми животами, а остальная шерсть у одной была чёрная, а у другой — серая.

Серо-белая кошка — Макс подумал, что фыркнула именно она, — широко распахнула глаза.

— Люди бросили нас на произвол судьбы, — напомнила она. — Какое нам до них дело? Благодаря леди в шляпе у нас здесь, на пляже, есть всё необходимое.

Что-то в этих кошках и их приятеле сразу показалось Максу знакомым. До чутких ноздрей пса донёсся шлейф мускусного запаха шерсти, и в голове вспыхнули воспоминания.

Прошли недели, может быть, даже месяцы, но он уже встречал этих животных раньше, в самом начале путешествия. Они похудели, но это точно его старые знакомые. Все трое жили в кошачьем доме, а чихуа-хуа считал себя котом. Кошачий вожак Рауль разрешил собакам провести с ними ночь. Эти две кошки — сёстры — были самыми добрыми, поделились с гостями едой и водой.

После того как Макс и его друзья покинули кошачий дом, на них напали волки — те же, что позже напали на речной пароход. Их вожак Дольф преследовал Макса, Крепыша и Гизмо, чтобы отомстить. Рауль погиб, защищая тех, кого взял под свою защиту, и обитавшие в доме кошки разбежались. Макс не ожидал снова встретить кого-нибудь из обитателей кошачьего дома.

— Эй, мы ведь знакомы, верно? — виляя хвостом, сказал Макс сёстрам-кошкам и чихуа-хуа.

— О! — тявкнула Гизмо. — Конечно! Ты Панда, верно? — спросила она чёрно-белую кошку. — А ты её сестра Поссум? — обратилась терьерша к серой.

Кошки переглянулись.

— Да, — мяукнула Поссум. — Это мы.

— И маленький Будда! — пролаяла Гизмо, обращаясь к чихуа-хуа. — Должна сказать, ты превратился в настоящего боевого кота.

Будда по-кошачьи повёл тонким хвостом, но не ответил.

— А вы те собаки, которым мы помогли, — тихим голосом проговорила Панда.

— Это мы, — отозвался Крепыш.

Гизмо опустила уши.

— Мы думали, эти плохие волки могли навредить вам. Я рада, что с вами всё хорошо.

— К счастью, — отрывисто рассмеялась Поссум, — если кто и знает, как мигом разбежаться в разные стороны, так это кошки.

— Но как вы оказались здесь? — полюбопытствовала Гизмо.

— Ну... — начала Панда.

Крепыш застонал и картинно повалился на бок, прикрыв морду лапой.

— Очень приятно, что все живы-здоровы, но давайте обменяемся историями позже. Я буквально умираю от голода.

Макс облизнулся и сделал шаг вперёд:

— Если вы не против, мы попытаемся найти немного шариков.

— Зачем нас спрашивать? — проворчал Будда.

— Это ничей пляж. Он свободен, — медленно проговорил с перил Грендель. — Делайте что хотите.

Макс ничего не мог ответить, просто смотрел на кошек. До сих пор животные, которых они встречали, всеми силами старались защитить свои запасы пищи и дома. И пёс меньше всего ожидал ответа «делайте что хотите».

— Вот и отлично! — объявил Крепыш и перевернулся на живот. — Наконец-то встретили спокойных зверей. — Глянув на Макса, он добавил: — Может, это океанский воздух.

Макс посмотрел на пляж. Океан стал тёмно-серым, солнце начало клониться к закату. Волны с тяжёлым грохотом разбивались о берег, пенились и отступали.

— Может быть, — согласился он с таксом, а кошкам сказал: — Вы говорите, здесь никто никого не слушается? Вы просто целыми днями играете на пляже?

— Именно, — подтвердил Грендель. — У нас много еды...

— Еда-а-а! — снова застонал Крепыш.

— ...И мест для сна и игр на пляже. Это очень здорово. — Толстый кот поморщился. — Всё, кроме мух.

Остальные кошки замяукали, выражая согласие.

Макс смущённо посмотрел между Гренделем и Поссум.

— Люди исчезли несколько месяцев назад, — сказал он. — Откуда вы берёте пищу? Мы не видели поблизости ни одного продуктового магазина.

Грендель начал расхаживать по перилам.

— Недалеко отсюда на севере есть небольшой городок с торговым центром и магазином зоотоваров. Но мы туда не особенно часто ходим. Леди в шляпе оставила нам столько корма, что хватит на годы.

— Леди в шляпе? — спросил Макс.

— Макс, приятель, верзила, — вздохнул Крепыш, — серьёзно, можем мы уже чего-нибудь поесть?

Прочистив горло, Панда сделала несколько осторожных шагов вперёд:

— Если хочешь, можешь сегодня попробовать нашей еды. На пляже есть пища для собак, но сейчас уже темно, и ты, вероятно, не сможешь её найти.

— Что?! — возмущённо взвыл Будда и прыгнул перед Пандой. — Это кошачья еда! Не раздавай её каким-то глупым собакам!

Панда шлёпнула его лапой по заду. Испуганный Будда издал обиженный и явно очень собачий лай и спрятался за Поссум.

— С тобой всё в порядке, сестрёнка? — спросила Панда, выгибая шею и глядя на свою серо-белую родственницу.

— А почему нет? — Поссум медленно моргнула жёлтыми глазами.

— Оххх, да хватит уже! — нетерпеливо воскликнул Крепыш и вильнул остроконечным хвостом. — Шарики! Показывайте, где они, леди.

— Это не совсем такие шарики, к каким вы привыкли, — предупредила Поссум и по-кошачьи усмехнулась.

Крепыш склонил голову набок:

— Как это?

— У нас есть только кошачьи, со вкусом лосося.

— Кошачьи? — поморщился такс.

— Самые лучшие, — облизнулась Панда.

— Ну что ж, полагаю, нам не повредит, если мы попробуем что-нибудь новенькое. Ведите нас к ним, — распорядился Крепыш и нервно сглотнул.

Макс всегда питался только собачьими шариками. Кошачий корм по сравнению с ними был очень мелким. Однако после нескольких дней вынужденной голодовки угощение, предложенное Пандой, Поссум, Буддой и Гренделем, показалось ему лучшей едой на свете.

Кошачий тайник с запасами корма находился в тени, под бортиком бассейна. Один из мешков уже был вскрыт неожиданно сильными кошачьими челюстями. Все ели молча — слышались только сухой хруст и стоны жадно насыщавшегося Крепыша.

Наевшись до отвала, семеро зверей улеглись рядышком на тёплом песочке. Дул порывистый солёный морской бриз, более холодный, чем раньше, потому что наступил вечер. Макс смотрел на горизонт, где виднелись огни кораблей, а значит там были люди. Он даже подумывал, не поплыть ли к ним, бросившись в тёмные волны, но решил, что расстояние слишком велико.

— Милое местечко, — пробормотал Крепыш, сворачиваясь в клубок у живота Макса и томно прикрывая глаза. — Похоже, тут мы найдём весёлую компанию для игр, тонны еды и никто не будет пытаться всеми командовать. Может, останемся тут ненадолго?

— Пляжные каникулы, — задумчиво вздохнула Гизмо.

Крепыш лизнул её в нос, и она уютно прижалась к нему бочком.

— Мы не можем задерживаться, — тихо проговорил Макс. Образы из недавнего сна всплыли в его голове. — Завтра отправимся дальше. Нужно найти наши семьи, Белл и вожака стаи Мадам и маячки.

— Мм, — протянул Крепыш; его голос заглушала шёрстка Гизмо.

Однако Макс понял, что приятель не слышал его, да и Гизмо уже спала.

— Вы продолжаете путешествовать, да?

— Кто там? — спросил Макс.

Это была Поссум.

— Мы встретились вскоре после того, как уехали люди, — напомнила она, облизывая лапку. — Ты говорил, вы ищете свои семьи. Похоже, вы проделали долгий путь и ничего не нашли.

Макс постарался сдержаться и не вспылить.

— А вы сами почему здесь оказались, зачем ушли так далеко от дома? Почему не сдались волкам? Пусть бы они с вами разделались, а?

Поссум со вздохом оглянулась на Будду и Панду:

— Моя сестра теряет разум от стремления к любви. Её ведёт вперёд убеждённость, что однажды она вновь обретёт своих любимых людей. — Серо-белая кошка ударила лапой по воздуху и отвернулась от спящей сестры. — Кроме того, нам не пришлось идти весь этот путь на своих четырёх. Нас нашла женщина в шляпе и привезла сюда в грузовичке.

— Женщина в шляпе, о которой упоминал Грендель. — Макс сдвинул брови. В памяти вдруг всплыла фотография, которую он видел в лаборатории. — На ней был лабораторный халат, как у ветеринара? Седые волосы и добрая улыбка?

Поссум дёрнула усами, глаза её засверкали в сумеречном свете.

— Она одета в розовое, жёлтое и фиолетовое, — сказала кошка. — Рубашки у неё в цветочек. И она носит большую соломенную шляпу.

— Ты помнишь что-нибудь ещё? Не оставляла ли она по пути яркие оранжевые маячки?

— Не знаю, я не заметила. Она привезла сюда меня, мою сестру и Будду — это всё, что я могу сказать. Она кормила всех зверей на пляже и тех, у которых вместо имён номера, — животных из придорожного зоомагазина, а потом оставила нас. — Кошка горько усмехнулась. — По-моему, из-за этого здесь, на пляже, все такие ленивые. Еды много, причём всякой-разной. К чему нам что-то делать? Играй да объедайся. Я уверена, когда-нибудь наши запасы кончатся, но до тех пор мы будем наслаждаться жизнью и кутить напропалую.

— Ох, — качнул головой Макс, — это очень хорошо, что леди в шляпе снабдила вас едой.

Поссум не ответила — она молча продолжала ухаживать за своей шубкой.

Макс положил морду на песок и снова стал смотреть на корабли.

— Знаешь, я был с Раулем в тот момент, когда он умер, — сказал пёс.

Опоссум перестала расчёсывать шерсть.

— Он отвлёк этих злобных волков, чтобы другие кошки выжили, — продолжил Макс. — Он сделал это, надеясь, что, даже если сам больше никогда не увидит хозяйку, у вас будет шанс однажды воссоединиться со своими семьями. — Макс встретился взглядом с Поссум. — Я найду людей. Слишком многим я дал слово сделать это и теперь не могу бросить то, что начал. Пока не исполню обещанное, не успокоюсь. Есть способ обезвредить вирус, из-за которого все люди уехали. Так что не давай своей сестре потерять надежду, ладно? Люди скоро вернутся к вам.

Тишина. Долго-долго ничего не было слышно, кроме плеска волн, собачьего сопения и стрекота насекомых.

— Ты так думаешь? — наконец шёпотом спросила Поссум.

— Я это знаю, — твёрдо ответил Макс.

Больше они не разговаривали. Но пёс чувствовал тепло кошачьего тела у себя под боком. Поссум свернулась клубком рядом с ним и погрузилась в сон.

Глава 3

Слух о чудовищах

Макс проснулся под звуки лающего смеха, плеск волн и свист ветра в ушах. Воздух был ещё холодный, солнце только что взошло, но на пляже уже кипела жизнь: тут были десятки собак, кошек и других домашних животных.

Набрав полную пасть шариков и прожевав их, Макс медленно побрёл по песку. Он не видел ни мордашки, ни хвоста Крепыша, Гизмо или знакомых кошек, но не сомневался, что они где-то рядом.

До ушей донеслись звуки музыки. Пёс пошёл на них и наконец обнаружил компанию молодых псов, собравшихся вокруг большого радиоприёмника. Музыка была бодрая, барабаны отбивали ритм. Несколько собак, поднявшись на задние лапы, изображали, будто танцуют, как люди. Продержаться долго им не удалось, и они мохнатой гурьбой повалились на землю.

Неподалёку от собак-танцоров трое щенков азартно перекидывали друг другу ветку. Кошки игриво наскакивали на клочки выброшенных океаном водорослей и давили их лапами, будто ловили мышей. Молодые бордер-колли весело гонялись за разноцветным пляжным мячом.

И повсюду на песчаном берегу были разложены стопки мешков с собачьим и кошачьим кормом. Некоторые были вскрыты, коричневые шарики высыпались из них и тонули в песке. Но большая часть лежала аккуратно. Кошки не солгали: леди в шляпе, кто бы она ни была, оставила животным более чем достаточно корма. Этих запасов хватит на несколько месяцев.

Макс сделал кружок на месте, впитывая в себя всё, что видел, слышал и обонял. Куда бы он ни взглянул, везде замечал животных, которые прекраснейшим образом проводили время. Никто не дрался. Всё это напоминало одну большую нескончаемую вечеринку.

Макс знал, что нужно найти Крепыша с Гизмо и отправляться в путь, но не мог оторвать взгляда от океана. Он был такой огромный, красивый, пахучий. Ничего подобного пёс в жизни ещё не видел. Не успев остановить себя, Макс бросился в полосу прибоя.

Песок под ногами из сухого, текучего и тёплого превратился в плотный и сырой, волны покатились на него, в нос ударил порыв ветра.

Холодная вода хлынула на Макса, накрыла почти с головой. Закрыв глаза, пёс попытался упереться лапами в уползающий из-под них песок, и тут волна отступила, оставив его насквозь мокрым. Со шкуры потоками стекала вода.

Макс засмеялся. Он хохотал громко и долго. Какие игривые эти волны! Обрызгали его и убежали! Ну что ж, в эту игру можно играть вдвоём. Бросившись вперёд, пёс врезался в отступавшую волну головой и поднял стену брызг, которые полетели в сторону океана.

Он раскрыл пасть и сделал большой глоток. Морская вода оказалась не такой, как речная, у которой вкус был странный, но всё-таки она годилась для питья.

Океанская же отдавала тухлятиной: какой-то коктейль из рыбы, водорослей и соли... Так много соли!