Foxcraft. Кн. 3. Снежная магия - Инбали Изерлес - E-Book

Foxcraft. Кн. 3. Снежная магия E-Book

Инбали Изерлес

0,0
4,99 €

Beschreibung

Меня зовут Айла. Несмотря на то, что я еще детеныш, меня считают очень храброй и умной лисой. Я ушла далеко от дома в поисках своего брата Пайри, который пропал, когда на наше логово напали враги. Я не нашла его в Диких землях и с помощью тайного лисьего искусства перенеслась далеко на север, в тундру, на родину могучих снежных волков. Они суровы, как все обитатели ледяных просторов, и очень опасны. Но волчья стая не так сильна, как прежде, ее короля поразил злой недуг, и мне поручена непростая миссия: вызволить из вражеского плена принца Фарракло. Кто, как не умная лисица, поможет снежным волкам, ведь мы родичи, дети Канисты! И я готова на подвиги в надежде на ответную помощь — Пайри где-то здесь, в Снежных землях, так говорили Старейшины. Разве они могут обманывать?.. Впервые на русском языке!

Das E-Book können Sie in Legimi-Apps oder einer beliebigen App lesen, die das folgende Format unterstützen:

EPUB
MOBI

Seitenzahl: 321

Bewertungen
0,0
0
0
0
0
0



Содержание

Foxcraft. Книга 3 : Снежная магия
Выходные сведения
Посвящение
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
Словарь
Благодарности
Об авторе

Inbali Iserles

FOXCRAFT. BOOK THREE. THE MAGE

Published by Scholastic Press, an imprint of Scholastic Inc.

Text and illustrations copyright © 2017 by Inbali Iserles

The moral right of the author has been asserted

Cover illustration © Johannes Wiebel | punchdesign, Munich

Map © by Scholastic Inc.

All rights reserved

Перевод с английского Татьяны Голубевой

Серийное оформление и оформление обложки Татьяны Павловой

Изерлес И.

Foxcraft. Книга 3 : Снежная магия : повесть / Инбали Изерлес ; пер. с англ. Т. Голубевой. — СПб. : Азбука, АзбукаАттикус, 2017. (Foxcraft).

ISBN 978-5-389-14040-0

12+

Меня зовут Айла. Несмотря на то что я еще детеныш, меня считают очень храброй и умной лисой. Я ушла далеко от дома в поисках своего брата Пайри, который пропал, когда на наше логово напали враги. Я не нашла его в Диких землях и с помощью тайного лисьего искусства перенеслась далеко на север, в тундру, на родину могучих снежных волков. Они суровы, как все обитатели ледяных просторов, и очень опасны. Но волчья стая не так сильна, как прежде, ее короля поразил злой недуг, и мне поручена непростая миссия: вызволить из вражеского плена принца Фарракло. Кто, как не умная лисица, поможет снежным волкам, ведь мы родичи, дети Канисты! И я готова на подвиги в надежде на ответную помощь — Пайри где-то здесь, в Снежных землях, так говорили Старейшины. Разве они могут обманывать?..

Впервые на русском языке!

©Т. Голубева, перевод, 2017

©Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа”Азбука-Аттикус“», 2017

Издательство АЗБУКА®

Питеру Фрейзеру — от Серых земель до Диких земель, через Снежные земли и обратно

1

Безумная лисица, дурная лисица, просто еще одна дохлая лисица!

Я не могла выбросить эти слова из головы. Я всегда их повторяла вместе с Пайри, когда мы жили в Серых землях. Казалось, это было очень давно, в другом веке. До того, как пришли Зачарованные и мой брат исчез. Когда жизнь была проще, когда дни были короткими, а сумерки вели к приключениям.

Когда мама, папа и бабушка были еще живы.

До того, как все изменилось.

Мои лапы погружались в глубокий снег. Над тундрой визжала буря. Серые тучи паутиной затягивали звезды, и ночь наполнялась зловещим свечением. Холодные хлопья сыпались с неба, метались и вертелись, как перепуганные мыши. Над Снежными землями начинала кружить метель.

Шум Бурной реки стал не слышен за воемветра. Следы моих лап тянулись за мной, как некая тень. Я прищурилась, всматриваясь в мрачное пространство. Я смогла различить хвойный лес. Высокие стволы вырисовывались на фоне гор с ледяными шапками. Под ветвями я найду укрытие от бури.

Раздался пронзительный крик, и я резко повернула голову в одну сторону, в другую... а сердце ударилось о ребра. Был ли это только ветер или что-то еще?

Или кто-то еще?

Вокруг раскинулись Снежные земли — враждебный мир мечущихся снежинок и леденящего воздуха.

Мир снежных волков.

Завывание бури заглушало их зов. Кружащийся снег покрывал землю мерцающей шкурой. Бродят ли волки днем, как собаки? Или, как лисы, могут охотиться по ночам? Я почти ничего не знала об этих наших диких дальних родственниках.

Я с силой моргнула. Если волки и подкрадываются ко мне, я не сумею их разглядеть.

Мне почти ничего не было видно сквозь метель. Я с трудом могла различить деревья, они превратились в далекую темную полосу толстых коричневых стволов.

Я напряглась, пытаясь уловить запах Пайри.Вледяном воздухе — ни намека на чье-то присутствие. Я была одна в этой дикой пустоте. Я склонила голову набок, уши повернулись вперед. Птицы... Кролики... Жуки. Они должны были быть где-то близко. Даже в Серых землях всегда ощущался запах голубей и мышей, жуков и мух. И там было множество разных звуков. Голоса бесшерстных, рев дороги смерти...

Снежинки замерзали на моих ресницах и тяжело налипали на мех. Какому существу захотелось бы бродить под таким снегопадом?

Я встряхнулась. Подушечки моих лап онемели от холода. О чем только я думала? Что я доберусь сюда и сразу каким-то образом определю, куда мне направиться? Сиффрин был прав, мне не нужно было сюда идти. Я инстинктивно оглянулась. Сиффрин теперь был невероятно далеко от меня, позади, на другом берегу реки. Он затерялся в Диких землях, в Лесу Старейшин. Я надеялась лишь на то, что он сбежал от Зачарованных.

«Все будет хорошо. Сиффрин владеет лисьим искусством», — уговаривала я себя. Но меня грызли сомнения. Зачарованных было так много! И куда хуже были Нарралы, которых я уже видела, — наемные убийцы. Они, в отличие от Зачарованных, добровольно служили Мэйгу. Нарралы мастерски владели лисьим искусством, а потому могли разгадать уловки Сиффрина.

Я глубоко вздохнула. Нужно верить, что он спасся.

Снова держа нос по ветру, я прибавила шагу, твердо решив добраться до деревьев. Ледяные порывы вздували мой мех, добираясь до кожи. Долго лия смогу выносить страшный холод этих просторов? Маа Старейшин понемногу таяла. Ярастратила слишком много этой серебряной силы, когда превращалась в большую птицу. И в тенесколько мгновений, когда плыла над Дикими землями, став крылатым и пернатым существом. У меня закружилась голова при воспоминании об остром волнении, испытанном в полете, о том, как воздух подхватил мое тело и поднял высоко над миром...

А потом сила ва-аккира иссякла, и я упала.

Стремительно полетела вниз и очутилась глубоко в ледяной воде.

В страшном смятении я выбралась на берег. В край, где царил резкий ветер, в места, куда не дотягивалась малинта.

Моя лапа скользнула по льду. Скрипнул снег,ия, качнувшись вперед, ударилась носом о замерзшую землю. Белизна, кругом белизна. Я закрыла глаза.

Безумная лисица, дурная лисица...

Безумием было отправляться в Снежные земли в одиночку. Мне не пришло это в голову... Явообще ни о чем не подумала. Вообразила, чтоявот так просто найду своего брата в бесконечнойтундре. Я, совсем не привыкшая к движущимся льдам...

И потом, с моей стороны нехорошо было оставлять лисиц в Диких землях в тот момент, когда на них напали. Сила Старейшин угасала, границы Темных земель ширились... Но чем я могла помочь? Как бы то ни было, мой хвост задрожал от чувства вины. Я предоставила им самим сражаться с Мэйгом.

Тихонько скуля, я поднялась на лапы. Тело дрожало от холода. Порывы ветра трепали моймех, буря визжала в ушах. Я боролась с ней, хотя теперь моя голова едва поднималась над глубоким снегом. У меня упало сердце: я больше не видела никаких деревьев. Все исчезло в густом снегопаде. Даже горы с ледяными шапками пропали, растаяли в темно-сером небе.

В растерянности я оглянулась. Снег стирал мои следы, и дорожка, проложенная мной от берега реки, стала неразличима.

Скоро и сама я исчезну...

Я едва успела добраться до Снежных земель, и этот жестокий край уже победил меня.

«Нет!» — подумала я, и во мне вспыхнул гнев. Он прокатился по моему телу, согревая лапы. Яснова пошла сквозь снег. Но теперь я не знала,в какую сторону двигаться.

Ветер завывал, как плачущая лисица.

Сюда!

Мои уши встали торчком. Кто-то подсказалмне это? Я двинулась на зов. И через несколько шагов натолкнулась на снежную стену. Снег осыпался, открывая низкую пещеру. Облегченно вздыхая, я заползла внутрь и обернула хвост вокруг тела. Снаружи холод был просто невыносимым. Мне следовало подождать, пока буря не истощит свои силы. А потом я отправлюсь на поиски брата. Неизвестно, куда надо идти, как искать. Но я что-нибудь придумаю.

Я крепко заснула, и во сне буря подняла меня в воздух и понесла за облака. Я, как огромная птица, оказалась высоко в небе, я смотрела на Дикие земли сверху, я парила над Серыми землями. Потом ветер отнес меня на тихий луг. На деревьях прыгали и щебетали птицы. В высокой траве жужжали насекомые. Солнце щекотало мой нос и поблескивало на усах. У меня возникло странное ощущение, что мне уже доводилось бывать здесь прежде, но это был совсем не тот луг в Диких землях, который я знала... Где-то поблизости, за безмятежной высокой травой, я слышала гул дороги смерти. Вдалеке поднимались логова бесшерстных, серые, внушительные.

— Это было так давно, Айла...

Из травы вышла бабушка.

Мое сердце подпрыгнуло, я бросилась к ней.

Она прижалась своим пятнистым носом к моему.

— Как мне хочется, чтобы ты никогда не исчезала, бабушка!

— Мне тоже хочется. Но иногда все идет не так, как задумано.

— Ты всегда говорила, что все будет хорошо, если мы не уйдем далеко от норы. Ты так говорила нам, мне и Пайри. Ты обещала!

— Но ведь вы никогда не играли рядом с норой, верно, Айла? — Бабушка отступила и пристально взглянула на меня.

Кончик моего хвоста дернулся.

— Но я ушла всего лишь на зеленую полосу. И не собиралась там задерживаться. Я не думала, что ты будешь меня искать...

— А Пайри?

Я недоуменно моргнула:

— Его со мной не было.

— Но он тоже не вернулся в нору. Он исчез, как и ты.

Я опустила голову.

— Ох, мне так жаль, — проскулила я. — Мы оставили тебя в беде, подвели. Ты столько раз предупреждала, а мы не слушали. И отправились бродить без тебя.

— Я этому только рада.

Я уставилась на бабушку.

— Конечно, я рада, — повторила она. — Это спасло тебе жизнь.

Я снова уткнулась носом в землю. Я должна была быть там, когда пришли Зачарованные. Я должна была что-то сделать, как-то помочь родным...

— Ты ни в чем не виновата, — заговорила бабушка, словно прочитав мои мысли. — Это ведь не ты привела Зачарованных.

— Но зачем кому-то было нужно приводить их? — растерянно спросила я.

И вдруг я осознала, что наступила глубокая тишина. Гул дороги смерти исчез. Все звуки луга пропали. Я вытянула лапы, будто могла силой удержать сон.

— Бабуля?..

Холод пробрал меня до костей. Глаза резко открылись, я содрогнулась. Все мои мышцы болели, оттого что я лежала на твердой земле в пещере. Я огляделась, пытаясь вспомнить, как очутилась здесь. Потом с трудом поднялась на лапы. Подошла к отверстию пещеры. Метель утихла. Золотистый свет разливался над темным горизонтом. Ни малейшего движения не было снаружи, ни единая снежинка не порхала в воздухе.

Я насторожила уши и всмотрелась в тундру.

Здесь у молчания был цвет. Бесконечно и безупречно-белый. Он сползал с далеких гор, набрасывал свою шкуру на хвойный лес... Я ощущала его укусы влажной шкурой, укусы резкие и молчаливые.

Лучи рассвета ослепляли, отражаясь от снега. В холодном воздухе висели кристаллы. Мое дыхание уплывало туманом, и это было единственным, что двигалось в раскинувшемся передо мной просторе, насколько хватало глаз. Что ж, хотя бы метелькончилась. И ветер утих.

Послышался скрип лап по снегу. Тяжелые шаги. Я осторожно выглянула из пещеры. Поначалу ялишь почуяла запах. А вскоре увидела их — трех гигантских волков со злобными мордами, бежавших по тундре. Я в страхе смотрела на их лохматые шкуры, перекаты мощных мышц на задних лапах... Вид этих великанов ошеломил меня. Неужели тот волк в Логовах зверей тоже был таким огромным? Помнится, он отличался худобой, его длинный мех облез... А эти трое выглядели мощными и плотными, их светлые глаза горели, морды были чистыми.

Я заползла обратно в пещеру.

Они не должны меня заметить!

По крайней мере, снегопад скрыл мои следы. Я с трепещущим сердцем вспомнила тот туннель, что вел сквозь горы в Диких землях. Наверное, и здесь должен быть другой выход? Но, обнюхав пещеру, я не нашла его — передо мной была сплошная каменная стена. Я вытянула черную переднюю лапу. Камень поблескивал льдом, и подушечки, коснувшись его, сразу закоченели.

Я не могла рисковать и идти через тундру, во всяком случае сейчас, когда волки были так близко. Мой коричневато-рыжий мех сделал бы меня слишком заметной на фоне бесконечной белизны.А здесь у меня есть укрытие. И мне следоваловыждать, прислушиваясь, не подойдут ли волки слишком близко. Такие огромные твари не могут двигаться совершенно бесшумно.

Наблюдать! Выжидать! Прислушиваться!

Я насторожилась, все мои чувства напряглись.

Скрип лап по снегу... Тень, упавшая на камни...

Я резко обернулась.

Волки стояли у входа в пещеру. Я присела на задние лапы и начала читать заклинание:

— Что было видимым, теперь невидимо; что ощущалось, становится неощутимым. Что было костью, сгибается; что было мехом, стало воздухом.

Но ничего не произошло. Я испытующе посмотрела на свои лапы. Такие же черные, как и раньше, они были отчетливо видны на полу пещеры.

У меня не осталось маа!

Я прижалась к леденящей стене, моя шерсть встала дыбом. Волки перекрывали выход. Бежать было слишком поздно.

Тот, что стоял в центре, был белым как снег.

— Что это такое?

Другие волки шагнули ближе, опустив головы и прижав уши. От их движения на пол пещеры легли темные тени.

У одного из гигантов была пушистая серо-белая шкура. Он сверкнул на меня глазами:

— Нарушительница границы!

Белый волк в центре наморщил нос:

— И как же она посмела сюда явиться? В наши владения?

— Я не хотела ничего плохого, — выдохнула я. — Я не знала, что оказалась на вашей территории, я ведь не из Снежных земель.

— Ты смеешь говорить со мной, жалкая самка? — прорычал белый волк, щелкнув огромнымичелюстями. — Ты не умеешь склоняться перед господином? — Уголки его губ скривились от отвращения. — Это не просто Снежные земли, это владения бишара из Кло, величайшего бишара ледяных пространств. Наши законы запечатлены в воздухе и на земле. — Его холодный взгляд изучал меня. — Аты — чужачка. И для тех, кто нарушает границынаших владений, наказание только одно.

Самка, стоявшая чуть сзади, сделала шаг ко мне. Лишь серебристые кончики ушей и хвоста нарушали чистую белизну ее меха. А глаза были небесно-голубого цвета.

— Мне убить ее, лорд Мирракло? — Она оскалила огромные клыки.

Белый волк отвернулся, словно ему стало скучно.

— Вытащи ее на снег, — прорычал он. — Пусть ее кровь станет предостережением для других.

2

Волчица с небесно-голубыми глазами схватила меня за загривок и выволокла наружу. Я бросилась в сторону, но налетела на серо-белого волка.

— А эта козявка шустрая, — проворчал он. — Лорд Мирракло, может, мы немножко позабавимся, прежде чем отдадим ее воронам?

Он хлопнул здоровенной лапой по моему боку, и я кубарем покатилась по снегу.

Голубоглазая волчица поймала меня, прижав лапой мою шею. Я задохнулась, все мое тело застыло.

— Ну, она не боец. Посмотри на ее тощие лапки. Даже щенкам нет смысла за ней гоняться.

Серо-белый самец подошел к самке. Он навис надо мной, обнажив зубы.

— Вообще, плохо представляю, кто она такая, — проворчал он. — Похоже, нечто вроде гигантской крысы. Леди Кэттискло, ты не знаешь?

Волчица сильнее нажала лапой на мое горло.

— Нет, это не крыса, — сказала она. — Может, какая-то странная бескрылая сова? Или длинноногий заяц?

Белый волк — тот, кого называли лордом Мирракло, — просунул между ними свою широкую морду. Он всмотрелся в меня, и его пасть скривилась от отвращения.

— Болваны, — рыкнул он. — Она понимает, что мы говорим. Должно быть, это одна из детей королевы Канисты. Какая-нибудь низшая ветвь, которую следует уничтожить в борьбе за превосходство. Посмотрите только, как она дрожит за свою жалкую жизнь! — Он наклонил голову ниже, его губы оттянулись назад, приоткрыв неровные зубы. — Эй, ты ведь напугана, недоразумение? Ты здесь одна, без друзей, да? — Когда белый волк подошел ближе, двое других слегка попятились. — Ты разве не умоляешь нас пощадить тебя?

Я в этот миг была свободна, но окружена. Моесердце колотилось о ребра.

Бандиты! Да никогда им не услышать моей мольбы!

Я уставилась на белого волка... на Мирракло.И несмотря на ужас, мой голос прозвучал ровно:

— Я не боюсь. У меня нет друзей. Я — лиса.

— А она не труслива... — Серебристый кончик хвоста волчицы весело качнулся в воздухе. — Она мне нравится. Что скажешь, Норралкло?

Серо-белый прыгнул вперед, чтобы достать меня лапой, и толкнул в грудь. Я покатилась по снегу, задыхаясь. Но в тот миг, когда я вскочила, волчица пихнула меня. Я взлетела в воздух, перевернулась в белизне и стукнулась обо что-то твердое... о толстую лапу белого волка.

Мирракло смотрел на меня сверху вниз.

— Довольно! — заявил он. — Пора нам возвращаться к бишару из Кло. Надо избавиться от этойлис-ки.

Волчица двинулась вперед, приподняв губы, так что стали видны ее розовые десны.

Я похолодела от ужаса.

Бишар из Кло...

Я лихорадочно вспоминала имя волка из Логов зверей. Как же его звали?..

— Фарракло! — взвизгнула я.

Волки замерли, их глаза расширились. Я увидела, как они переглянулись.

— Что ты сказала? — прошипел Мирракло.

«Они его знают», — догадалась я.

— Я сюда пришла, чтобы увидеть Фарракло,— выпалила я, стремительно соображая. — У меня для него сообщение.

— От кого? — спросила волчица.

Мне пришлось собрать все свое мужество, чтобы ответить:

— Мне не велено говорить.

— Что за сообщение? — рыкнул белый волк.

В его холодных желтоватых глазах горело желание убить меня.

— Тайное сообщение... я могу передать его только самому Фарракло.

Я ожидала, что Мирракло бросится на меня, но он замер. Одно белое ухо повернулось. Мгновение-другое все молчали.

Осмелев, я откашлялась и произнесла:

— Я должна увидеть Фарракло. Это вопрос жизни и смерти.

Мирракло сверлил меня взглядом. Над Снежными землями поднималось солнце, бросая ослепительный свет на широкую спину волка. Он словно стоял в кольце холодного пламени. Наконец Мирракло повернулся, шерсть на его загривке вздыбилась.

— Нам туда, — прорычал он. — Леди Кэттискло, заставь ее поспешить.

Волчица погнала меня перед собой. Волки бежали без усилий. Но для меня это было куда кактрудно. Мне приходилось перепрыгивать через комья снега, и каждый раз я весьма неловко приземлялась. Несмотря на толчки, я не успевала заволками. В конце концов Кэттискло схватила менязубами за загривок и понесла, как щенка. Держала она меня не слишком нежно. Я чувствовала, как ее зубы впиваются в мое тело, ощущала каждый ее шаг по земле.

Пришлось сделать над собой усилие, чтобы не закрывать глаза. Я была полна решимости видеть,куда мы направляемся. И между тряскими прыжками волчицы я успевала замечать, что меня окружает. Мирракло возглавлял стаю, прокладывая путьчерез холмистую тундру. Второй самец бежал рядом с Кэттискло. Впереди показались заснеженные хвойные деревья. Это был тот самый лес, который я заметила прошлой ночью, но потеряла в пурге. Волкам не понадобилось много времени, чтобы достичь его кромки. Они продолжали мчаться без устали, лавируя между стволами. Птицы с пронзительными криками разлетались во все стороны. Какое-то существо вскинуло пушистую голову и тут же нырнуло в снег.

Волки не остановились.

Они неслись вверх по склону. Я видела теперь замерзшие озера и скалы. Вдали над горами клубились облака, но прямо над нами небо было голубым. Солнце поднялось, его лучи сверкали на снегу, но теплее не стало.

А волки все бежали и бежали. Волчица держала меня в зубах. У меня болела шея, но я молча терпела, изо всех сил стараясь поджимать хвост. Я должна была сосредоточиться, придумать какой-то план. Неужели я действительно увижу Фарракло?Помнит ли он меня? Тот волк, запертый в клетке,ничем не походил на этих трех мускулистых зверей. У него не было ни их уверенности, ни их силы. Я вспомнила его ребра, выпиравшие под облезлойшкурой, почти облысевшую морду... Если даже онрешит помочь мне, что он может сделать против могучих слуг бишара?

Но вот наконец волки замедлили шаг, и теперь я лучше видела окружающий мир. Скалы кольцом выступали из сугробов — будто огромные челюсти смыкались вокруг нас. Впереди откуда-то поднимался пар. Я извернулась, чтобы посмотреть в ту сторону. Ярко блеснула голубая вода, и я с изумлением ощутила, что от нее исходит тепло. Как это пруд может оставаться теплым, если вокруг лежит снег? Почему эта вода не замерзает?

Из пруда вытекал ручей. По мере того как он убегал вдоль скал-клыков, вода в нем остывала,и я это почувствовала. Мирракло опустил голову,что-то пробормотал и стал с жадностью пить. Кэттискло бросила меня на плотный снег. Я нервно вздохнула; от такого путешествия я просто ошалела.

— Лорд Мирракло, — заговорила Кэттискло, — можно разрешить лисице напиться?

— Из священного потока? — Волк словно выплюнул эти слова, не соизволив даже оглянуться.— Конечно нет. Эта лис-ка очутилась здесь непонятно как. И по мне, так она может сдохнуть от жажды.

Я подумала, что такое едва ли возможно, учитывая то, сколько снега было вокруг. Но когда я посмотрела на чистый голубой ручей, мне захотелось попробовать его сладкую воду.

Вскоре волки снова двинулись в путь, но теперь они шли медленно, их лапы ступали осторожно. Кэттискло подгоняла меня вперед. Я семенила между ней и серо-белым самцом, а Мирракло по-прежнему был впереди. И вдруг что-то ослепительно засверкало. Я увидела золотой камень.

Мирракло подошел к золотому камню и склонил голову. Двое других волков замерли.

Я повернула уши вперед.

Мирракло торжественно заговорил:

— Благородный король Серрен, охраняющий эти просторы и стерегущий наш покой... Наши целиблагородны, сердца чисты, позволь нам пройти.

Он поднял голову и пошел дальше. Серо-белый двинулся за ним, также остановившись у камня и повторив те же слова.

Я оглянулась на Кэттискло.

— Ты должна просить разрешения войти в Ледяной форт, — сказала она.

Шерсть на моей шее шевельнулась. Ледяной форт? Что-то мне не слишком хотелось туда идти.

— Чьего разрешения?

Кэттискло в упор взглянула на меня голубыми глазами и процедила:

— Разрешения древнего духа, охраняющего вход.

Я посмотрела на золотой камень. Мирракло исеро-белый волк уже ушли далеко вперед. Я облизнула губы, снова повернулась к волчице:

— Я не знаю, что говорить.

Кэттискло вздохнула.

— Отойди в сторону, лисица. — Она встала перед камнем и бросила на меня сердитый взгляд.— Наклони голову.

Я сделала, как было велено.

Кэттискло повторила слова Мирракло:

— Благородный король Серрен, охраняющий эти просторы и стерегущий наш покой... Наши цели благородны, сердца чисты, позволь нам пройти. — Потом она нагнулась ко мне. — Идем теперь дальше, лисица.

Я заметила, что она не зовет меня лис-кой,как Мирракло. И потрусила впереди Кэттискло междудвумя скалами-клыками, обогнув золотой камень.

Снег был истоптан множеством лап. Мои усы напружинились. Сколько снежных волков жило здесь? Я чуяла в холодном воздухе запах семи, восьми... и сбилась со счета. Их было куда больше, чембывает лис в обычной семье. Неужели в этой стае я встречу Фарракло?

Острые ледяные зубья высились вдоль пути, который уводил нас все дальше на территорию снежных волков. На льду танцевали солнечные блики, жемчужные, яркие. Пласты льда нависали и над моей головой в узком проходе — замерзшей пещере. Осколки отражений мелькали вокруг. Я заметила искаженную светлую спину Мирракло в зеркалепотолка. И оглянулась. У золотого камня уже стояла другая волчица. Она наблюдала за нами, насторожив уши.

— Поторопись, лис-ка!

Мирракло и серо-белый самец остановились впереди. Белый волк опустил голову и сердито зашептал:

— Склонись и постоянно держи голову опущенной! Обращайся к придворным с уважением.И помалкивай, если тебе не велят говорить.

Мой хвост сам собой прижался к боку.

— Сюда, — буркнул Мирракло и шагнул вперед.

Кэттискло подтолкнула меня:

— Ты слышала, что сказал лорд Мирракло?

Я в отчаянии посмотрела на нее:

— Ох, пожалуйста, я ведь только хочу увидеть Фарракло. Зачем вы ведете меня туда?

— Ты должна поклониться принцу и придворным Кло, — сказала она. — Нам сюда. А говоритьбудешь потом.

— Потом ты меня убьешь, — мрачно напомнила я ей.

— Возможно, — откликнулась волчица, и ее голубые глаза сверкнули.

Запах волков становился все гуще по мере того, как я шла по проходу за Мирракло. Вскоре тропа передо мной расширилась, потолок пещеры поднялся, коридор превратился в огромное ледяное помещение. Солнечные лучи били в ледяной купол. Лед искрился светом: зеленым и голубым, фиолетовым и красным. Я посмотрела вверх, и у меня закружилась голова от обилия красок.

Я нервно сглотнула, хотя в горле у меня было сухо, как в песчаной яме.

Затем представила себе чистую голубую воду ручья. И тут же отогнала эту мысль.

«Сосредоточься, Айла!»

Может ли мне помочь лисье искусство? Должна ли я истаять? Или воспользоваться караккой? Даива-аккир всегда пригодится... Старейшинынаучили меня менять свой облик, но я была измождена после путешествия. Хватит ли мне маа, чтобы перевоплотиться?

Следовало придержать ту маа, что у меня осталась, необходимо было сохранить ее на крайний случай.

Я глянула вперед и задохнулась. Ясно, что волковздесь должно быть много, я ведь чуяла их мощный запах. Но при виде такого количества гигантов я чуть не потеряла сознание от ужаса. Они сидели рядами. А в середине оставался проход, покоторому шел Мирракло, сверкая глазами и скалязубы. Когда белый волк проходил мимо кого-то изсобратьев, те застывали. И посматривали на меня, принюхиваясь к воздуху.

Меня била дрожь. Я пробиралась между волками, избегая их диких взоров. Я старалась не смотреть и на их когтистые лапы. А также не думать о волчьих огромных клыках.

— Не останавливайся, — прошипела Кэттискло. — Делай то, что велит лорд Мирракло.

Она отстала и уселась в первом ряду. Серо-белый занял место позади нее. А мне пришлось идти за белым волком.

Мирракло не оборачивался, чтобы взглянуть на меня. Он шествовал между волками, пока не очутился в дальнем конце пещеры. О, как он демонстрировал свое превосходство — хвост был поднят, брюхо подтянуто! Волки отшатывались, почтительно уступая ему дорогу. Я всматривалась вних, ища то ободранное существо, которое встретила в Серых землях. Но почти не отличала одного от другого. Бишар казался сплошной массой напряженных мышц, широких спин и волнующегося меха. Все волки выглядели куда лучше, чем Фарракло.

Мирракло приблизился к ледяной стене и повернулся к собратьям.

— Приветствуем принца! — рявкнул он.

— Приветствуем принца! — взвыли волки.

Их голоса загремели, эхом отдаваясь от стен,и я прижала уши. Волки все как один простерлись на полу пещеры и склонили головы. Даже Мирракло упал на живот.

Воцарилась тишина. Волки застыли, словно камни. И между ними на пол легла чья-то тень.

— Склонись, лис-ка! — прорычал Мирракло.

Он хлопнул меня по спине огромной лапой, ия распласталась на земле. Но не наклонила голову. Если ко мне приближалась смерть, я предпочитала смотреть ей в глаза.

Я изогнула шею. Над загривками волков бишара я увидела их господина. Он двигался между ними легко и свободно. Его шею окутывал белый пышный мех, в нем виднелись серебристо-серые волоски. Мощные лапы, прямой хвост... От этого волка пахло красотой и силой.

Он опустил взгляд. Глаза у него были как луны. Я видела в них огонь, видела красные вспышки жестокости...

— Все возносим хвалу принцу Фарракло Отважному Клыку! — пролаял Мирракло.

— Возносим хвалу! — эхом откликнулись волки.

— Фарракло? — выдохнула я.

Вместо грязных, свалявшихся комьев шерстиявидела гладкий светлый мех. Спину, некогда клочковатую и драную, покрывала блестящая грива. И весь он гудел от наполнявшей его маа.

Уши волка повернулись, он уставился на меня. Челюсти его расслабились.

— Айла из Серых земель? — произнес принц.

— Ты знаешь эту лисицу? — в изумлении выпалил Мирракло.

Взгляд Фарракло не отрывался от меня.

— Да разве я мог ее забыть? Она вызволила меня из клетки бесшерстных. Я обязан ей своей свободой. — Он склонил голову набок и махнул хвостом. — Что ж, Айла... Ты проделала долгий путь сюда из Серых земель. Пришла потребовать долг?

3

Свет лился с потолка ледяной пещеры. Волки все так же прижимались животами к земле. Но они подняли головы и удивленно наблюдали за нами.

Фарракло сел передо мной. Я изумилась его величине. Если бы я встала на задние лапы, то не дотянулась бы до его загривка.

— Айла из Серых земель! Ты решилась на дальнюю дорогу. — Голос у него был низким. — Где ты ее нашел, лорд Мирракло?

— Я обходил с дозором Штормовую долину вместе с леди Кэттискло Яростной Раа и воином Норралкло Раа, — ответил Мирракло. — Лисий детеныш прятался в пещере Ниррабар. Мы чуть не убили эту лис-ку за такую наглость.

Фарракло смотрел не на белого волка, а на меня.

— Это так? — спросил он.

От страха у меня похолодел загривок. Я ведь надеялась на защиту Фарракло, он обещал мне ее там, в Серых землях, но это было очень давно. И я тогда ничего не знала о его положении. Как он поступит сейчас, перед своим бишаром?

Мирракло низко поклонился:

— Мы пощадили ее, когда она назвала твое имя, принц Фарракло. И сказала, что у нее для тебя сообщение.

— В самом деле? — Фарракло все так же смотрел на меня.

— Я... — Мой голос прозвучал слишком пронзительно в затихшей пещере. Я чувствовала, какснежные волки вытянули шеи, чтобы лучше меня расслышать. — Я просто ищу своего брата.

— А, того, который пропал... — Фарракло наморщил нос. — Ты его так и не нашла?

Я нервно облизнулась.

— Я его искала в Диких землях. Ходила к Старейшинам; говорят, они мудрейшие из всех лисиц.Живущая там лисья семья помогла мне, нона нее напали. Один из Старейшин встал на дурной путь, он порабощает лисиц, натравливает их на свою родню... — Слова вырывались из моей пасти торопливо, путано, хвост опустился.

Мирракло фыркнул:

— Какие-то проблемы у лисиц. Да, звучит серьезно! — И он оскалился.

— Тихо! — рявкнул Фарракло, застав меня врасплох.

Я отпрыгнула назад, шерсть моя встала дыбом. Но гнев принца был обращен не на меня. Фарракло яростно уставился на белого волка. Мирракло распластался на земле, прижав уши. От напряжения, охватившего волков, холодный воздух словно вибрировал. Никто не шелохнулся.

— Айла, так ты говорила... — Голос Фарракло теперь звучал мягко, почти как мурлыканье.

Я нервно покосилась на Мирракло. Голова белого волка прижималась к земле, глаза были опущены.

— Я не смогла найти Пайри. Старейшины мне посоветовали поискать его в Снежных землях. — Я посмотрела в глаза Фарракло. — Он может прикидываться волком. Среди детей Канисты нет никого крупнее!

Принц изумленно смотрел на меня:

— И ты пришла сюда одна?

— Я просто не знала, что еще делать, — тихо ответила я. — Сиффрин хотел пойти со мной, ноне смог перебраться через Бурную реку.

Снежный волк весело фыркнул и опустил огромную морду. Я отпрянула. Но он не сделалмне ничего плохого, наоборот, весьма дружелюбноткнул меня носом. Я почуяла его мускусный запах.

— А ты довольно храбрая, да, Айла? — Фарракло слегка взмахнул хвостом. — Не знаю, чем я смогу тебе помочь, но если сумею — помогу. Снежные волки всегда платят долги. — Он поднял голову и обратился к бишару. — Вставайте! — приказал он.

Волки поднялись, внимательно наблюдая. Краем глаза я видела, как Мирракло встал на лапы и встряхнулся.

Фарракло легонько подтолкнул меня:

— Эту юную лисицу зовут Айла. Она наша гостья, друг бишара земли Кло. Как все вы знаете, бесшерстные поймали меня и заперли в своих мерзких логовах. Им нравилось приходить и таращиться на меня. В глубине сердца я много раз умирал там, оказавшись так далеко от Снежных земель. И долго я бы там не протянул.

Волки бишара сочувственно заворчали и заскулили.

— Но Айла освободила меня, рискнув ради моей свободы собственной жизнью. И я дарую ей величайшее уважение. Она может ходить где угодно в наших землях, она может ловить нашу добычу. Будьте ей друзьями и защищайте ее, как свою родню. — Фарракло поднял морду вверх. — Как любого из волков бишара, которые едины под светом королевы Канисты. Ради дружбы. Ради чести. Навеки.

— Ради дружбы. Ради чести. Навеки! — повторили волки.

Их голоса так загремели в ледяной пещере, что я поморщилась.

Фарракло встряхнул своей гривой с серыми пятнышками.

— Поприветствуем нашу гостью! — воскликнул он.

Строгий порядок рухнул. Снежные волки ринулись к нам. Я задержала дыхание. При виде такого множества гигантских зверей у меня все сжалось внутри. Но они махали хвостом, выражая дружеские чувства, и столпились вокруг меня, повизгивая, принюхиваясь, вертя ушами.

— Добро пожаловать, Айла! — тявкали они.

Кэттискло протиснулась между ними.

— Друг принца Фарракло — наш общий друг! — заявила она.

— Надеюсь, теперь ты не собираешься меня убить? — Я робко взмахнула хвостом.

Кэттискло весело взвизгнула.

— Не сегодня! — сообщила она, подмигивая.

Волки придвинулись ближе, крутя хвостом, склоняя голову набок. Над моей головой колыхалась сплошная масса светлого меха.

— Эй, дайте бедной лисице дышать! — сказал Фарракло. — У вас всех еще будет возможность познакомиться с ней поближе.

Волки попятились, продолжая всячески выражать дружелюбные намерения. Фарракло наклонил ко мне голову:

— Ты пока останешься здесь, да, Айла?

— Ну, если можно... — Я с надеждой взмахнула хвостом.

— Давай я тебе покажу все вокруг, чтобы ты знала, где живут члены бишара, а ты мне расскажешь подробнее о твоих поисках.

Он резво двинулся к выходу из пещеры, и волки расступились, чтобы дать ему дорогу.

— Увидимся потом, Айла, — сказала Кэттискло и дружески ткнула меня влажным носом.

Я поспешила за волчьим принцем, стараясь не отставать. Свет над пещерой менялся. Сияющий желтый стал зеленым. Я смотрела на снежных волков, а те повизгивали и тихонько рычали, приветствуя меня. Весь бишар пришел в движение. Они не только виляли хвостом, а прыгали, толкали друг друга, облизывали, тыкались лбом.

Их щенячье веселье оказалось заразительным. Я воспряла духом. Да, Снежные земли были жестокими, но теперь, рядом с Фарракло, мне ничто не угрожало. Может быть, волки даже помогут мне найти Пайри.

Но когда я поворачивалась, чтобы побежать за принцем, мне на глаза попался Мирракло. Он стоял в глубине пещеры, его желтые глаза горели отраженным светом. Уши были насторожены, хвост замер. Нос сморщился, а длинные белые клыки были обнажены.

Фарракло остановился у выхода из пещеры, чтобы я его догнала. Он посмотрел на меня сверху вниз. Его золотистые глаза больше не казались злобными — в них я увидела тепло.

— Ну-ну, — тихо сказал он, когда убедился, что другие волки нас не слышат. — Ты такая крошечная, едва ли с наших щенков ростом. Маленькая, но сильная...

По тону его голоса я поняла, что Фарракло меня поддразнивает, но не только. Он был восхищен.

— А в бишаре сейчас есть волчата? — спросила я.

— О да! — ответил Фарракло. — Четыре прекрасных малыша. — Его хвост горделиво взметнулся вверх. — Хочешь с ними познакомиться?

Я не была уверена, что мне нравится мысль о знакомстве с гигантскими детенышами. Они ведь могли не слишком прислушиваться к приказам принца, как это делали взрослые. Но отказаться было бы невежливо.

— Конечно, — пробормотала я. — А твоя подруга тоже здесь?

— Моя подруга? — Фарракло покосился на меня. Потом понял и завилял хвостом. — А, это не мои дети!

— Не твои?

— Конечно нет! Только король и королева имеют малышей. Хотя все мы восхищаемся маленькими так, словно они наши собственные.

Фарракло пошел дальше. Я поспешила за ним. Он повел меня по ледяному проходу, потом повернул в боковой коридор, которого я прежде не заметила. Я почуяла густой запах снежных волков на этом пути, но его заглушал мускусный запах Фарракло. Его превосходство было будто впечатано и в землю под нашими лапами, и в холодные молчаливые стены. Я не ощущала вокруг более могучего волка, более сильной маа.

— Я думала... — Вспоминая, как Фарракло командует бишаром, я нахмурилась. — Разве не ты их вожак?

Челюсти Фарракло напряглись, он посерьезнел. Некоторое время он молчал. Наконец мы вышли на открытое место к осиновому лесу. Снова начался снегопад, стволы поблескивали серебром. Принц остановился у опушки и наклонился, пробормотав что-то неразборчиво. Потом бросился бежать между деревьями, энергично принюхиваясь. Я услышала его голос:

— Это Лес Кло. Он тянется вдоль северной границы нашей территории.

Раздался высокий писк — тревожный сигнал какого-то маленького существа. Всмотревшись в ветви, я заметила мех и маленькие темные глаза. Зверек прятался за ствол дерева и пищал.

У меня заурчало в животе.

— Вы здесь охотитесь? — спросила я.

— Здесь? — Фарракло нахмурился. — Нет... Наша добыча ни за что не осмелится подойти так близко. Нам приходится уходить далеко, чтобы найти что-нибудь получше.

— Но и здесь есть добыча, — смущенно сказала я.

Снежный волк проследил за моим взглядом, увидел пискливое существо на осине. Он фыркнул,и из его черных ноздрей вырвались две струи пара.

— Мы не гоняемся за древесными крысами! — Он снова вильнул хвостом. — Ох, лисица, какие же мы разные!

Я припомнила, как он насмехался надо мной в Серых землях. И важно выпятила грудь:

— В крысах нет ничего плохого!

— Ну да, наверное, это лучше, чем жевать то, что бросают тебе бесшерстные, — кивнул Фарракло. Но, увидев, как я скуксилась, он стал немного серьезнее. — Не принимай мои слова близко к сердцу, лисенок. Волки бишара умерли бы с голоду, если бы пытались набить животы такой вот мелочью. В нашем прекрасном мире просто недостаточно много крыс.

Он ткнул меня носом, и я, успокоившись, ответила ему тем же.

Мне нужно было еще очень многое узнать о волках. Я помнила небольшую зеленую полосу рядом с моей старой норой — там мама, папа и бабушка находили почти всю нашу еду.

— А где вы охотитесь?

— Там, где можно найти добычу. — Фарракло немного помолчал. — Такую, которой достаточно для бишара из Кло. Иди за мной, я объясню.

Он побежал по тропе между осинами, и его лапы оставляли огромные следы на снегу. Через некоторое время деревья расступились. Мы поднялись по склону и вышли к большим черным камням.

— Отсюда я могу приглядывать за бишаром. Я прихожу сюда, чтобы подумать.

— Один? — спросила я.

— Обычно один. Другие волки могут присоединиться ко мне только по моему приказу или по велению короля или королевы.

Я остановилась.

— А король и королева были там, в Ледяном форте?

Фарракло посмотрел мимо меня на блеклые осины и ответил:

— Нет.

И тут же повернулся и начал подниматься вверх по каменистому склону.

Я последовала за ним, перебираясь через валуны. Они были покрыты сверкающей ледяной коркой, и мои лапы то и дело скользили.

Волк уже добрался до гребня холма и смотрел на меня оттуда. Стоя в одиночестве на темных камнях, он выглядел еще более царственным, его мех блестел на фоне неба.

— Тебе помочь? — рявкнул он.

— Нет, все в порядке, — быстро ответила я, полная решимости самостоятельно одолеть преграду.

Снежный волк проявил добросердечие и отвернулся, чтобы не видеть, как я барахтаюсь на скользких камнях. Но наконец я достигла гребня и остановилась рядом с Фарракло. Отсюда были видны границы Леса Кло, Ледяной форт и золотой камень, возле которого волки просили разрешения пройти в королевские владения. Вокруг простирались белые просторы тундры.

Фарракло смотрел вдаль, позволяя мне отдышаться.

— Ты ищешь брата. Мне знакома боль потери. Бесшерстные оторвали меня от этих земель, бросили в клетку ради собственной забавы. Я мог бы умереть там. — Он повернулся ко мне; его глаза горели. — Но одна храбрая лисичка меня спасла. Айла, знай, нет ничего такого, чего я не сделал бы, чтобы тебе помочь.

Я поежилась под его огненным взглядом.

— Помнишь, что я говорила там, в Серых землях? «Лис, потерянный для Старейшин за шкурой и сухожилиями величайшего из детей Канисты». Это единственный намек, который я могу сделать.

— И что это значит? — Уши Фарракло дернулись.

Мой хвост прижался к боку.

— Самой хотелось бы знать.

Ну почему я не попросила Старейшин объяснить это, когда была такая возможность?

— Ты упоминала о какой-то семье из Диких земель. Но сюда ты пришла одна.

— Они были добры ко мне, — вздохнула я и сильнее поджала хвост. — Они приняли меня вместе с Сиффрином и Хайки.

— Это другие лисицы? — уточнил Фарракло.

Я опустила голову в знак подтверждения.

— Я встретилась с Сиффрином в Серых землях. Он был посланцем Старейшин. Я сначала не доверяла ему... но я ошибалась.

Фарракло повернул голову и в упор посмотрел на меня:

— И что с ним случилось?

— Он все еще в Диких землях. В безопасности... я надеюсь. Там так много Зачарованных...

— Зачарованных? — Уши Фарракло повернулись вперед.

— Лисиц с мертвыми глазами, рабов Мэйга, одного из Старейшин, который откололся отостальныхи стал использовать лисье искусство ради зла. Он создал целую армию лисиц, подавив их волю. Он высасывает из них маа.

— Это то же самое, что маха? — Волк нахмурился.

— О чем это ты? — спросила я.

— Я имею в виду сущность всего. Это вода, которая бежит в Бурной реке, это сила, которая заставляет метель бушевать, траву — расти, дождь — падать с неба. Это свет, который льется со звезд. Маха переполняет великих воинов. Когда уходит он или она, маха рассеивается, становится частью мира, снова сливается с землей и воздухом.