Тайна "Старых Башен" - Энид Блайтон - E-Book

Тайна "Старых Башен" E-Book

Энид Блайтон

0,0

Beschreibung

Знаменитая пятёрка отправляется в заснеженные валлийские горы. Ребятам не терпится покататься на санях и лыжах. Они прекрасно проводят время, но однажды в окне таинственного дома они замечают старую женщину, которая подаёт им какие-то знаки. Друзья подозревают, что её держат в «Старых Башнях» взаперти, и решают выяснить, так ли это. А вдруг заточение узницы как-то связано с добычей редкой руды в горах?

Sie lesen das E-Book in den Legimi-Apps auf:

Android
iOS
von Legimi
zertifizierten E-Readern
Kindle™-E-Readern
(für ausgewählte Pakete)

Seitenzahl: 181

Das E-Book (TTS) können Sie hören im Abo „Legimi Premium” in Legimi-Apps auf:

Android
iOS
Bewertungen
0,0
0
0
0
0
0



Оглавление
Глава 1 Невесёлое Рождество
Глава 2 Дорога в Магга-Глен
Глава 3 Наконец-то приехали!
Глава 4 Старая ферма
Глава 5 Могло быть и хуже
Глава 6 Неожиданное знакомство
Глава 7 Снова на ферме
Глава 8 Большой поход в горы
Глава 9 Интересная история
Глава 10 Ночные страхи
Глава 11 Загадочное явление
Глава 12 На лыжах
Глава 13 Эйли удивляет
Глава 14 Морган тоже удивляет
Глава 15 Кто там, Тим?
Глава 16 Эйли соглашается помочь
Глава 17 Дыра в земле
Глава 18 Подземное путешествие
Глава 19 Попытка спасения
Глава 20 В самом сердце горы
Глава 21 Схватка
Глава 22 Хорошо то, что хорошо кончается

Enid BlytonFive Get Into a Fix ® Famous Five ® Text copyright© Hodder & Stoughton LimitedВсе права защищены.Illustration copyright © Hodder & Stoughton LimitedEnid Blyton’s signature is a Registered Trademark of Hodder & Stoughton Limited

First published in Great Britain in 1958by Hodder & Stoughton

0+

ISBN 978-5-389-20535-2

© Перевод на русский язык, оформление, издание на русском языке. ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2021 Machaon®

Глава 1 Невесёлое Рождество

– У нас никогда ещё не было таких плохих зимних каникул, – вздохнул Дик.

Ребята сидели в гостиной на первом этаже, расположившись в креслах перед камином. Камин хорошо горел, но для большего тепла их всё равно заставили принести сверху свои одеяла и подушки. Это было, конечно, лучше, чем лежать на кроватях, но дни зимних каникул от этого не переставали бежать. И всё зря, напрасно, впустую.

– Самые ужасные каникулы в жизни, – в ответ вздохнула Джордж. Она приехала к своим друзьям на Рождество и тоже заразилась гриппом.

– С другой стороны, болеть вместе немного веселее, – рассудительно проговорил Джулиан.

– Веселее? – фыркнула Джордж. Однако нормально ей фыркнуть не удалось: нос был всё ещё заложен. – Для меня это точно худшее Рождество в моей жизни. Ваша мама наготовила столько всего вкусного, а у меня совершенно нет аппетита. Я до сих пор не чувствую вкуса. Вся еда словно вата…

«Гав!» – подал голос Тим, поднимаясь с коврика перед камином. Ему надоело лежать и тоже захотелось принять участие в разговоре.

– Зато у Тима отличный аппетит, – улыбнулась Джордж, гладя свою любимую собаку по голове. – Он потрудился в эти праздники за всех нас. Хотя ему было тоже грустно целый день сидеть в доме и смотреть на нас больных. Как мы валяемся по кроватям. И всё чихаем и кашляем. Кашляем и чихаем.

– Но сейчас мы почти здоровы, – сказал Дик. – Хотя я ещё чувствую в теле какую-то странную слабость. Особенно в ногах.

– У тебя тоже? – спросила Энн. – Я думала, что только у меня.

– И у меня что-то с ногами, – добавил Джулиан. – Это, наверное, грипп такой, который влияет на ноги. Но я очень надеюсь, что через пару дней мы об этом и не вспомним и будем бегать как ни в чём не бывало. Потому что неделя каникул у нас ещё осталась и жалко потерять и её тоже.

– О да! – хором сказали друзья, и так же все хором закашлялись. Кашляли долго, поглядывая друг на друга.

Первой справилась с кашлем Джордж. Она глубоко вздохнула и погладила себя по груди, словно говоря «хорошая девочка». Она и была девочка. И звали её Джорджина. Но это только в школе. Дома и среди друзей она просила называть себя Джордж и вообще жалела, что родилась не мальчишкой. В эти зимние рождественские каникулы Джордж вместе со своим верным псом Тимом приехала в гости к двоюродным братьям Джулиану и Дику и их младшей сестре Энн, которая, иными словами, приходилась Джордж кузиной.

– Какой всё-таки приставучий этот кашель, – пожаловалась Энн, наконец прокашлявшись. – Никогда в жизни столько не кашляла. Ночью не могла спать.

– И я всё время просыпалась, – сказала Джордж.

Энн встала с дивана и подошла к окну.

– Опять пошёл снег. Как красиво! Неужели так пройдут все каникулы?

Джордж покинула тёплый круг камина и присоединилась к Энн. Вместе они видели, как к дому подъехала машина и из неё выпрыгнул крепкий бодренький человек-шар с медицинским чемоданчиком в руке.

– Это наш доктор Дрю, – вздохнула Энн. – Опять будет хохотать, а потом скажет, что мы уже здоровы и можем хоть завтра ехать в школу.

Через несколько минут дверь открылась, и доктор Дрю весело вкатился в комнату. За ним спешно вошла женщина с выражением усталой покорности на лице. Это была мама Джулиана, Дика и Энн. То, что мать выглядела очень уставшей, было неудивительно: иметь на руках четверых больных детей да ещё несчастную собаку, которую нужно выгуливать, – это, надо сказать, испытание.

– Ну-с, как мы тут? – спросил доктор.

– Сами видите, – вздохнула мать. – Грипп, кажется, прошёл, но теперь их не удержишь в кроватях.

– Прекрасно, прекрасно, – проворковал доктор Дрю и заставил каждого по очереди встать, потом дышать не дышать и сказать «а-а-а». Больше всего внимания он уделил Джордж, эта девочка казалась ему слабее остальных.

Джордж это возмутило. Особенно когда Дик некстати прокомментировал:

– Она у нас вообще самая дохлая. И температура у неё была выше всех, и кашляла она громче, и ночью так стона…

Закончить он не успел, Джордж схватила с кресла свою подушку и запустила ею в Дика. Дик бросил подушку обратно и хотел добавить свою, но закашлялся. Просто как старый дед, постукивая себя в грудь.

Все засмеялись, и Джордж тоже, и вот уже закашляли все четверо. Кашляли они так дружно и так громко, что круглый доктор даже заткнул уши, притворяясь, что оглох.

– Они так сильно кашляют, доктор Дрю, а ведь скоро каникулы закончатся, и они должны будут ехать в школу. А не рано? – забеспокоилась миссис Барнард.

– Ничуть, – ответил доктор. – Как только прекратится кашель, могут сразу отправляться. Я думаю, это дело нескольких дней. Конечно, лучше всего… – И он замолчал, посмотрев на снегопад за окном.

– Что лучше? – спросила миссис Барнард.

– Лучше всего нам поехать в Швейцарию и покататься там на лыжах! – рассмеялся Дик. – Горный воздух пользителен для лёгких.

– «Пользителен»! – фыркнула Джордж.

Доктор рассмеялся.

– Вообще, ты прав, дружок. Горный воздух действительно полезен для лёгких. Но слишком уж ты шустрый. Я бы предложил что-нибудь поближе. Место, где можно спокойно покататься на лыжах или на санках. Небольшие горы, холмы – лучше недалеко от моря. А Швейцария, дружок, пусть немного отдохнёт и без вас.

– Ну, каникулы-то в Швейцарии нам никто и не обещает, – проговорил Джулиан, – пусть мы даже искашляемся тут до отпадения головы. А вообще покататься на лыжах и санках – идея неплохая.

– Отличная идея! – воскликнула Джордж. – Мы хотим кататься. А то каникулы кончаются, а мы всё сидим и сидим в четырёх стенах. Какое уж тут укрепление здоровья подрастающего поколения, а? Что скажете, доктор Дрю?

– Ну-у… – неуверенно протянул доктор. – Кататься с гор – идея, конечно, хорошая. Горный воздух пойдёт на пользу. Но всё должны решать родители.

– Мам, – тут же обратился к матери Джулиан. – Ты от нас так устала... и выглядишь измученной. Может, тебе тоже следует отдохнуть?

Мать грустно улыбнулась, но о себе говорить не стала.

– Ну, если вам пойдёт на пользу… Я имею в виду горный воздух. И если это избавит ваc от кашля… Ну, не знаю. Мне надо всё обсудить с мужем. Доктор, но вы советуете?

«Гав!» – первым на это ответил Тим и лишь потом посмотрел на доктора, прижав уши.

Доктор Дрю рассмеялся и кивнул головой, соглашаясь с собакой.

– Тимми говорит, что ему тоже очень важно подышать горным воздухом, – рассмеялась и Джордж. – А ну-ка, Тимми, покажи доктору язык!

– Да, дружочек, покажи мне язык, – поддержал игру доктор Дрю. – И ещё дай мне лапу. Я посмотрю, нет ли у тебя темпера­туры.

Тим послушно дал доктору лапу и ещё как-то боком извернулся, словно предлагая сунуть ему под мышку градусник. Это вызвало новый смех и новый приступ коллективного кашля.

Доктор снова заткнул уши:

– Что же вы делаете, друзья мои? Я запрещаю вам так смеяться, пока вы не победите свой кашель! Но верю, это скоро случится. А пока я прощаюсь с вами до того дня, когда вам надо будет уезжать в школу. Тогда я снова вас навещу и с чистой душой благословлю на дальнейшее обучение в ваших частных закрытых школах. Всем привет! Отдыхайте и ловите последние славные деньки нашей скромненькой английской зимы.

– Спасибо вам, доктор Дрю! – за всех поблагодарил доктора Джулиан. – Где бы мы ни катались, мы пришлём вам открытку, что кашель у нас прошёл.

Вскоре доктор уехал, а ребята принялись с жаром обсуждать, куда бы они могли отправиться.

– Мам, ты ведь точно разрешила, да? – спросил наконец Дик у матери, которая всё это время молчала. – Мы так надоели тебе своим кашлем, день и ночь, день и ночь. А теперь ты хоть немного отдохнёшь, да?

– Хорошо, – сказала мать. – Несколько дней на воздухе вам не повредят. Только куда вы поедете? К Джордж, в Киррин-Коттидж, невозможно. Там у них на берегу моря совсем мало снега, и потом отцу Джордж наверняка не понравится, если в его дом ворвётся вся ваша кашляющая орава.

– Оч-чень не понравится, – покачала головой Джордж. – Он сразу хлопнет дверью кабинета, а потом выйдет, посмотрит на нас, уйдёт и снова так хлопнет, что весь дом затрясётся, будто…

Джордж не закончила и сама затряслась в кашле.

– Ну, ладно, Джордж, – сказала тётя. – Мы всё поняли. – Она подошла к столу, налила стакан воды и подала племяннице. – На, выпей.

Идея куда-нибудь съездить хотя бы на несколько дней так всем понравилась, что ребята долго не могли успокоиться. Снег за окном всё шёл и шёл, а разговоры всё продолжались и продолжались.

– Хорошо бы, действительно, найти такое место, где были бы горы и море. Так ведь говорил доктор? Чтобы можно было покататься и на санках, и на лыжах… – мечтательно проговорил Дик. – Знаете, я уже чувствую, как здоровею, стоит только начать думать об этом!

– Хорошо, я позвоню в туристическое агентство, – согласилась мать. – Возможно, нам смогут предложить какую-нибудь летнюю турбазу, которая работает и зимой. Главное, чтобы там был снег.

И она позвонила в несколько агентств, но везде ей отвечали, что, увы, ничего подходящего найти не могут. Снега сейчас нет нигде. Да оно и понятно. Всё-таки в Англии настоящие снежные зимы – очень большая редкость. Обычно выпавший снег тает уже на следующий день. Но сегодня ещё он был, сегодня ещё пушистые белые хлопья падали с неба и садовник Дженкинс сметал снег с дорожек сада метлой. Увидев ребят через окно, он помахал им рукой, а потом подошёл поближе.

– Ну как там, живы, болезные?! – прокричал он, напрягая свой хриплый голос. – Не хотите яблочек? Есть совсем уж поспевшие, поздних сортов. Ужасть какие скусные. Слыхал, вы были без аппетита, а сейчас-то оно как? Не хотите похрумкать?

– Хотим! – прокричал сквозь стекло Джулиан. – Давайте, Дженкинс, несите!

Старый садовник вскоре появился в гостиной. С собой он принёс целую корзинку крупных жёлтых яблок, которые изумительно пахли, и несколько спелых груш.

– Угощайтесь-ка. Ужасть какие скусные яблочки!

Сочный хруст, тотчас же раздавшийся в комнате, это подтвердил: яблоки действительно были очень вкусные.

– Ешьте-ешьте. Чистые витамины, живая аптека, – всё приговаривал садовник. – А то уж больно вы какие-то бледные. На воздух вам надо. Да где тут у вас воздух-то? Вот у нас в Уэлсе – воздух так воздух! Некоторые специально дышать приезжают. И всё хвалят, всё хвалят, воздух у вас, говорят, просто пить можно.

Голос у Дженкинса был глухой и хриплый и с тем особенным акцентом, который сразу же выдавал в нём валлийца, уроженца Уэлса. Никакой путаницы тут нет. Вся Англия знает, что в Уэлсе многие жители, особенно в сельской местности, до сих пор говорят по-валлийски. Это, наверное, потому, что слово «по-уэлски» очень трудно выговаривать.

– Слушайте, Дженкинс, а зимой к вам кто-нибудь туда приезжает? – задумчиво спросил Джулиан, продолжая с хрустом грызть яблоко. – Ну, чтобы дышать этим вашим воздухом и всё такое.

– Не, зимой не приезжают. Да и не больно великие у нас горы. Так, холмы. А вот летом моя тётя Гленис принимает всяких отдыхающих. Её ферма стоит на склоне большой горы, и там спуск до самого моря. Которые пешие туристы, им это очень нравится. У тёти есть летний домик неподалёку от фермы, она его и сдаёт. И кормит она очень хорошо, никто не жаловался. Но это летом, конечно. Зимой там нечего делать. Зимой там снега бывает аж по щиколотку. Очень много снега!

– Но ведь это то, что нам нужно! – воскликнула Энн. – Правда, Джулиан? Надо сказать маме. Мама! Мама!

Встревоженная мать прибежала на крик и очень удивилась, увидев в гостиной садовника Дженкинса. Её быстро ввели в курс дела. Тим тоже помогал своим громким лаем. Он был возбуждён не меньше других. И только садовник смущённо молчал. Он переминался с ноги на ногу и мял в руках свою старую кепку.

Кончилось всё тем, что на Дика и Джулиана опять напал кашель.

– Так, – строго сказала мать. – Мальчики, идите наверх в свою спальню и примите микстуру. Дик, без разговоров! Марш! Я обещаю, что мы с Дженкинсом тем временем всё обсудим.

Поднявшись наверх и выпив свою ложку микстуры, Дик без сил повалился на кровать.

– Я здесь скоро умру от этого кашля! Хорошо бы, мама договорилась с тётей садовника и мы куда-нибудь поехали.

– Мне почему-то думается, что всё получится, – проговорил Джулиан. – Потому что всегда так бывает. Идея, которая вначале кажется безумной, потом воспринимается нормальной, а вскоре уже все понимают, что она попросту гениальная. Потому что работает.

Джулиан оказался прав: идея сработала. Выяснилось, их мама была немного знакома с матерью своего садовника. Та как-то приезжала навестить сына, и её приглашали в дом пить чай. Поэтому, когда Джулиан и Дик спустились в гостиную, дело уже сдвинулось.

– Я как раз звоню тёте Дженкинса, – сообщила им мать. – И если миссис Джонс согласится вас принять, то через пару дней я смогу вас, наверное, уже отпустить. Но, разумеется, если вы будете хорошо себя чувствовать.

Глава 2 Дорога в Магга-Глен

Всё сложилось как нельзя лучше. До миссис Джонс удалось быстро дозвониться, её слова были для ребят как бальзам на уши:

– Да, я всё поняла. Пусть приезжают. Кашляют? Они у меня завтра же перестанут кашлять. Ни о чём не беспокойтесь и передавайте там привет моему племяннику Айвору.

– Мам! – шепнул матери на ухо Джулиан. – Спроси её, можно ли взять с собой собаку? – Он это сделал по настоятельной просьбе Джордж, которая то показывала на Тима, то на телефон.

– Ой, простите, миссис Джонс, чуть не забыла, – сказала мать. – А дети могут взять свою собаку? Что?! У вас своих семь? А зачем так много? Ах да, это ведь пастушьи собаки. Смотрю, у вас там весело!

– Тимми, представляешь, у тебя там будет компания, – сказала своему псу Джордж, который тут же завилял хвостом и запрыгал. – Вот уж побегаете вдоволь!

– Тихо вы, – осадил их Джулиан, увидев сердитый взгляд матери, которая продолжала говорить по телефону. Джулиан боялся сглазить удачу. Ему ещё не верилось, что каникулы можно спасти. Интересно, где у них лежат лыжи и санки?

Радость испытывали все. До отъезда в школу они ещё успеют немного отдохнуть и развлечься. Впереди их ждут новые приключения!

Садовник Дженкинс помог им найти и лыжи и санки. Он вынес их на улицу, внимательно осмотрел, почистил, проверил у лыж крепления и привязал к санкам новые крепкие верёвки. Ребята ему в этом всячески помогали. Иногда, правда, кашляли, но теперь уже, им казалось, значительно меньше.

– Пройдёт пара дней, и мы уже будем кататься с гор, – возбуждённо говорил Дик. – Слушайте, а может, возьмём с собой и коньки?

– Нет, – покачала головой Джордж. – Я специально спрашивала у Дженкинса, есть ли на ферме замёрзший пруд. Он сказал – нет. Ого! Посмотрите-ка, сколько тёплой одежды принесла нам ваша мама. Как будто мы отправляемся на Северный полюс.

Джулиан даже застонал:

– Мам, но, если мы всё это наденем, мы не сможем повернуться. И трудно будет нагнуться, чтобы застегнуть крепления на лыжах. А зачем нам целых шесть шарфов? Даже если один для Тима, чтобы собака не простудилась, всё равно один лишний.

– Это если потеряете или ваши шарфы станут мокрыми. Не переживайте, что много вещей, машина увезёт всё, а лишняя тёплая одежда зимой не помешает.

– Если мы едем на машине, тогда я возьму бинокль! – сказал Дик. – В горах всегда отличная видимость. Аж на сотню километров! Джордж, а ты уверена, что Тим подружится с этими пастушьими собаками? Они же большие. Раз пасут овец, то, наверное, овчарки.

– Можешь, не беспокоиться, Тим умеет обращаться с чужими собаками, – безапелляционно ответила Джордж. – Я его научила.

– Научила училка, – рассмеялся Дик.

– Что-о?

– Училка и есть!

Джордж замахнулась на него тряпкой, которой только что протирала чемоданы, но потом решила не обижаться и тоже рассмеялась. Жизнь налаживалась. О гриппе больше никто не вспоминал.

День отъезда наконец наступил. Ребята, конечно, ещё покашливали, но чувствовали себя уже значительно лучше. Машина прибыла вовремя. Это был большой легковой автомобиль, нанятый вместе с шофёром в транспортной компании. Багажа у ребят было очень много, но он весь разместился. Пару чемоданов пришлось, правда, положить на верхний багажник, где их крепко обмотали верёвками.

– Ну, слава Богу, погрузились, – обрадовался шофёр. – Теперь можно ехать. Если тронемся прямо сейчас, в Магга-Глен приедем ещё засветло.

– Мы готовы, – сказал Джулиан. – Народ, попрощались – и в машину!

Все поцелуи были сделаны, объятия завершены, слёзы тайком вытерты. Айвор Дженкинс попросил передать привет его тёте, что и было обещано.

Дик первым залез в салон, сев рядом с водителем. Остальные расположились сзади, на большом и широком как диван сиденье. Места там хватило даже Тиму, который категорически отказался от коврика на полу. Он приготовился всю дорогу смотреть в окно. Ну и лаять по мере необходимости.

Друзья радостно вздохнули, когда машина выкатила на дорогу.

Шофёр оказался весьма дружелюбным и очень говорливым. Он сразу всё выболтал и о себе, и о своей семье, и о своих братьях и сёстрах, которых у него аж одиннадцать! Но и с удовольствием выслушал душещипательный рассказ детей о том, какие ужасные у них выдались каникулы, как они болели и как наконец выздоровели. Ну или почти выздоровели. Иногда кто-нибудь из них всё же кашлял, но и мотор у машины тоже иногда кашлял, так что в поездке наблюдалась полная гармония между техникой и пассажирами.

Примерно на полпути было решено остановиться и перекусить.

– Знаете, я хочу есть. Реально хочу есть, – сама себе удивлялась Джордж. Впервые за последние дни она почувствовала, что к ней возвращается аппетит. Особенно когда они распечатали корзинку с бутербродами. Дразнящие запахи наполнили весь салон.

– Потрясающе! – поддержала подругу Энн. – Еда уже больше не кажется безвкусной, как бумага. Извини, Тимми, лафа закончилась. Все последние дни ты ел и за себя, и за нас. Могу дать тебе лишь маленький кусочек… Ой, ты откусишь мне палец!

Тим возмущённо гавкнул. Он никогда и никому не собирался что-либо откусывать, но корзинку опустошил бы гораздо успешнее, чем эти глупые детёныши людей.

Они ели и смеялись. Смеялись и кашляли. Шофёр только качал головой.

– С детства не люблю такой кашель. Помню, как мы все заболели коклюшем. Ужасно все кашляли. Очень громко и дружно, но старались, конечно, вразнобой. А то, когда хором, казалось, что крыша дома сейчас сорвётся и куда-нибудь улетит.

Это вызвало смех. Но и снова кашель, как будто крошка попала не в то горло. Хотя здоровье уже не имело большого значения. Потому что впереди их ожидало ещё больше веселья. Их ждали горы, лыжи, санки и самый отчаянный отдых на свежем воздухе.

Ехать пришлось неожиданно долго. Все устали. Только шофёр чему-то улыбался, оглядываясь на спящих детей, и весело крутил баранку. И только Тим по-прежнему смотрел в окно в надежде, что когда-нибудь кто-нибудь наконец опустит стекло и он сможет высунуть голову и ловить открытой пастью набегающий воздух. Так, чтоб язык и уши полоскались на ветру. Это он любил.

Вторую остановку сделали возле небольшого магазинчика, совмещённого с крошечным кафе.

– Я тоже выйду, разомну ноги, – сказал шофёр. – Я буду вон в том баре напротив. Поболтаю со старыми знакомыми. А вы чего-нибудь перекусите в кафе. Там, кстати, отличные булочки с маслом. Очень вкусные. Только не задерживайтесь, на всё про всё у вас пятнадцать минут. Скоро начнёт темнеть, а нам ещё надо будет отыскать ферму. Лучше это сделать засветло. Правда, взойдёт луна, но кто знает, как там всё сложится.

Ребята с удовольствием разминались, выбравшись из машины. А Тим просто вылетел пулей и тут же давай лаять. Он решил, что это конец путешествия, но увы. Зато в кафе он первым получил свою булочку с маслом, но сначала лишь слизал масло, после чего поднял голову, словно спрашивая: а ещё будет? Ребята рассмеялись. Тогда Тим лёг на пол и съел булочку лёжа.

Они тоже съели каждый по булочке. С чаем. Чай был сладкий и крепкий. После него опять захотелось есть. Джулиан купил каждому по шоколадному батончику.

– Аппетит приходит во время еды, – сказал он. – Вообще, забавно, что аппетит растёт по мере того, чем дальше ты отъезжаешь от дома. Мама нас не могла соблазнить никакими вкусностями.

– Но мы же болели, – резонно заметила Энн. – А сейчас мои ноги уже готовы бегать.

– Сами? Без тебя? – с тревогой спросил Дик, и все расхохотались.

Они уже были в Уэлсе. Дорога всё больше начинала петлять меж холмов, подниматься по серпантину в горы. И хотя это были не самые высокие горы в мире, на их вершинах уже лежал снег, и его становилось всё больше и больше, и он спускался всё ниже и ниже.

– Надеюсь, до завтра он не растает, – обеспокоился Дик. – В долинах практически снега нет.

Но машина продолжала лезть в гору и всё чаще двигалась по самому краю крутого обрыва. Вскоре они проехали какой-то дорожный указатель, и Джулиан успел прочесть первое странное название на валлийском, что-то вроде «Кёмрёхлли».

– Мы правильно едем? Эта дорога точно ведёт в Магга-Глен? – спросил Джулиан шофёра.

– Д-да, – не сразу ответил водитель и включил фары. – Вроде правильно. Хотя я этого места отчего-то не помню.

– Мы что, заблудились? – встревожилась Энн.

Ей никто не ответил.

Машина забиралась всё выше и выше, дорога становилась всё уже и уже, и от этого темнота лишь сгущалась.

– Надо доехать до какой-нибудь деревни и там спросить, – сказал Джулиан.

Все молчали. Никакой деревни впереди не было.

Наступила настоящая ночь, взошла луна, хотя она была ещё низко и виднелась лишь в просветах меж горных вершин. Толку от неё было мало. А дорога становилась совсем плохой, машину начало трясти.

– Мы точно едем правильно? – озвучил общую обеспокоенность Дик.

– Ну-у… – ответил шофёр. – Похоже, мы где-то не туда свернули, хотя я ума не приложу где. Наверное, надо будет развернуться. Но здесь не получится, надо подыскать широкое место.

– Смотрите, там свет! – крикнула Энн. – А вон и указатель.

Фары выхватили из темноты дорожный указатель. На нём было написано «Старые Башни», стрелка вела направо. Тут же стала видна и боковая дорога, уходящая вправо и вверх. Шофёр остановился.

– Н-да, мы заехали куда-то не туда, – пробормотал он.

– А что на карте? Карта-то у вас имеется? – спросил Джулиан.

– Да нет. Обычно я не держу в машине никаких карт. У меня отличная зрительная память. Хм. Но сегодня стоило бы взять. Ладно, давайте доедем до этих башен и спросим там.

Они повернули направо, и машина с надсадным рёвом стала забирать вверх. Она делала это с заметным трудом, как будто что-то лишнее прицепилось сзади. Дорогу занесло лёгким снегом, и никаких следов от ранее проехавших машин на ней не было.