Ангел и Волк - Юлия Рахаева - E-Book

Ангел и Волк E-Book

Юлия Рахаева

0,0
1,99 €

Beschreibung

Ангел смерти Юджин Арде под кодовым именем Феникс получает задание устранить амарго по имени Гаяш. И сделать это он должен в экспедиции, в которую отправляется вместе со своей жертвой. Учёный, врач, охранник и журналист под руководством капитана Латимора высаживаются на берег земли, которую когда-то много столетий назад покинули норты. Герои попадают в средневековый город и совершают долгое путешествие на восток, встречаются с дикими племенами и попадают в страны с необычными традициями. Сможет ли ангел смерти вернуться на родину и снова жить нормальной жизнью?

Das E-Book können Sie in Legimi-Apps oder einer beliebigen App lesen, die das folgende Format unterstützen:

EPUB

Seitenzahl: 1304

Bewertungen
0,0
0
0
0
0
0



Юлия Рахаева

Ангел и Волк

Ангел смерти Юджин Арде под кодовым именем Феникс получает задание устранить амарго по имени Гаяш. И сделать это он должен в экспедиции, в которую отправляется вместе со своей жертвой. Учёный, врач, охранник и журналист под руководством капитана Латимора высаживаются на берег земли, которую когда-то много столетий назад покинули норты. Герои попадают в средневековый город и совершают долгое путешествие на восток, встречаются с дикими племенами и попадают в страны с необычными традициями. Сможет ли ангел смерти вернуться на родину и снова жить нормальной жизнью?

Neigeville

I

Scylla et Charybdis

Юджин смотрел на большой современный двухтрубный пароход с огромным кормовым гребным колесом. Надпись на борту гласила «Айланорте», что казалось очень патриотичным. Сделав глубокий вдох, Юджин уверенно зашагал к трапу.

— А ты что здесь делаешь? — услышал он позади себя знакомый голос. Сделав улыбку привычно приветливой, Арде обернулся.

— Здравствуй, хмурый волк! — сказал он. — Неужели ты тоже участвуешь в экспедиции?

— Я давно в ней участвую, придурок! — ответил Гаяш. — А ты в ней зачем? Снабжать нас книгами?

— Нет. Я еду в качестве журналиста. Ну, или писателя. Я буду тем, кто опишет всю экспедицию с первого дня до последнего.

— Хочешь сказать, что умеешь красиво излагать?

— Да, — кивнул Юджин.

— Ну-ну, — усмехнулся Гаяш и начал подниматься по трапу.

— Для одного из нас это путешествие только в один конец, — неслышно прошептал Арде.

Когда его вызвал глава безопасности губернатора Анхель Роуст, Юджин догадывался, какой приказ он получит. Но он не думал тогда, в какой форме это будет ему предъявлено.

— Вы успели показать себя хорошим ангелом смерти, Феникс, — сказал Роуст. — Но то, что произошло потом, дискредитировало вас в моих глазах. Я мог бы предложить вам самый логичный выход из сложившейся ситуации, после того как вы начали содействовать сыску и шерифу. Но я много думал и пришёл к иному выводу. Я даю вам задание. Приказ об устранении амарго по имени Гаяш. Вы прекрасно знаете его. Как у ангела смерти у вас не должно быть подобного рода личных привязанностей.

— У меня их и нет, — ответил Юджин. — Я всегда действовал только исходя из нужд губернатора и Айланорте.

— Отлично. Гаяш стал участником экспедиции, которую Флориан Салес отправляет на земли нортов, откуда сюда прибыли наши далёкие предки. Вы также поедете в эту экспедицию.

— В качестве кого?

— Журналиста. С вас вся хроника. И, как вы понимаете, Гаяш не должен вернуться из этой экспедиции. Если же это будет для вас сочетаться с какими-то трудностями, вы знаете, что делать. Решайте сами, кто из вас не вернётся. Выбирайте между выполнением приказа и самоликвидацией. Всё в ваших руках, Феникс.

Теперь, поднимаясь по трапу вслед за Гаяшем, Юджин вовсе не был уверен в исходе этого путешествия.

На палубе стоял молодой мужчина, миловидный голубоглазый блондин, в котором Юджин узнал того парня, которого он однажды вытаскивал из подпольного клуба после того, как его угостили игнисом.

— Доброе утро! — поздоровался Феникс. — Меня зовут Юджин Арде, а вот этот хмурый бугай — Гаяш. На самом деле, он не такой страшный, каким выглядит. Он добряк.

— Что ты несёшь? — возмутился Гаяш.

— Я Айдо Брума, — с улыбкой ответил блондин. — Я врач этой экспедиции, а вы?

— Журналист, — поднял руку Юджин.

— Я просто еду, — сказал Гаяш.

— Врёт, — рассмеялся Феникс. — Или стесняется. Он наш телохранитель.

— Я не стесняюсь!

— Должен быть ещё какой-то учёный, — проговорил Айдо.

— Ну, что, все собрались? — к участникам экспедиции вышел мужчина с густыми седыми бакенбардами. У него было доброе лицо, и от его улыбки лучики морщинок собирались вокруг его глаз.

— Кого-то нет, — ответил Юджин. — Нас ведь четверо должно быть?

— Да, четверо, — кивнул мужчина. — Учёный, врач, журналист и охранник.

— Вот учёного нет, — сказал Айдо.

— А вы капитан? — поинтересовался Юджин.

— Нет, что вы! Я старший помощник. Уолтер Брукс. Капитана вы сразу узнаете, как только увидите. Его зовут Артур Латимор. Он настоящий хозяин этого судна и истинный глава этой экспедиции.

— А много ещё людей на пароходе? — спросил Гаяш.

— Пять матросов, семь человек машинной команды и кок. Но медуза мне в печень — уже почти пора отправляться! Где носит этого учёного? Капитан будет очень зол, если мы отчалим не вовремя.

— А вон там не он бежит? — показал Айдо. Все обернулись. Действительно к причалу бежал мужчина с огромным чемоданом. Вернее, он пытался бежать, но чемодан ему явно мешал. Наконец, он, тяжело дыша и пыхтя, забрался на борт.

— Опаздываете, — покачал головой Брукс.

— Я перепутал дни, — ответил мужчина. — Думал, что отплываем завтра.

На вид ему было лет тридцать пять, он был невысокого роста, чуть полноватый, круглолицый и с ямочками на щеках.

— Ну, хорошо, что вспомнили, — сказал Юджин.

— Не вспомнил, — помотал головой учёный. — Ассистент позвонил. Как знал, что я перепутаю.

— Как вас зовут? — улыбнулся ему Феникс.

— Родни Томлин.

— Юджин Арде, Айдо Брума, Гаяш.

— Давайте по каютам, — сказал Брукс. — Вам выдано две. Врач и учёный в одной, журналист и охранник в другой. Пойдёмте, покажу.

— Я, что, должен жить с этим придурком? — возмутился Гаяш.

— А я должен жить один! — так же недовольно проговорил Родни.

— Меньше слов, медуза мне в печень, пошли за мной! — сказал Брукс.

Старпом повёл четвёрку к каютам, которые находились напротив друг друга.

— Так вот есть же ещё каюта, — продолжал негодовать Родни. — Почему нам дают только две?

— Потому что в той каюте живу я, — ответил Брукс. — А вон там, — он показал на дверь чуть подальше, — каюта капитана. Ещё вопросы есть?

Родни пробурчал что-то невразумительное и зашёл в каюту. Айдо виновато улыбнулся и пошёл за ним. Гаяш и Юджин зашли в их каюту.

— Мило, — осмотревшись, проговорил Феникс.

— Как в тюрьме, — ответил Гаяш.

— Это почему?

— Кровать двухъярусная.

— А там тоже такие? Я не знал.

— Сядешь — узнаешь.

Юджин только хмыкнул. Кроме двухъярусной кровати в каюте были стол, два стула и встроенный шкаф. Но больше всего Феникс обрадовался окну, в котором было море. Гаяш сел на первый ярус кровати, положил рядом сумку и проговорил:

— Я буду спать здесь.

— Я высоты боюсь, — ответил Юджин, подходя ближе и ставя свою сумку рядом.

— Что?

— Высоты боюсь. Ну, упасть.

— Я, конечно, знал, что ты придурок, но что ещё и трус…

— Да, вот такой я… не уродился, — пожал плечами Юджин. — Ты же уступишь мне место внизу?

— С чего это?

— Потому что ты добрый. И ты же не хочешь, чтобы я упал.

— Да я мечтаю, чтобы ты упал.

— Тогда меня поселят с Айдо, потому что он врач, а тебя с учёным. Представляешь, с тем учёным. Вы точно подружитесь.

Гаяш закатал глаза, мысленно проклиная тот день, когда на свет родился этот будущий книготорговец, а заодно и тот день, когда он согласился на участие в этой экспедиции, и встал с кровати.

— Хорошо, — проговорил он. — Я буду спать наверху.

— Спасибо! — радостно воскликнул Юджин. — Я знал, что ты добрый!

Гаяш молча покинул каюту. Феникс устало лёг на кровать. А ведь они ещё даже не отплыли.

Гаяш вышел на палубу, чтобы посмотреть на землю, которую он покидал впервые в жизни. Да ещё так надолго. Но это действительно стоило сделать, Гаяш был уверен в этом. Нужно было сделать решительный шаг и перечеркнуть всё то, что было до. Прошлое учит, но оно мешает жить, если не суметь сделать шаг вперёд. И Гаяш сделал этот шаг, когда взошёл на борт корабля.

— Представляете, — послышался рядом голос Айдо, — мы ещё отплыть не успели, а у него уже морская болезнь!

— У этого учёного? — спросил Гаяш.

— Да. Как он путешествие выдержит?

— Но ты же врач. Дай ему какое-нибудь снадобье.

— Я врач, а не колдун. Конечно, у меня есть лекарства, которые помогают при морской болезни, я об этом подумал, само собой. Но знаете, я предполагал, что они понадобятся в случае шторма, а не тогда, когда корабль стоит в порту.

Гаяш улыбнулся.

— Ко мне можно на ты, — сказал он.

— Ну да, — кивнул Айдо. — Всё время забываю. Ты же амарго. У меня дурацкая привычка всем выкать, но я быстро потом переучиваюсь.

— У тебя есть знакомые амарги?

— Мой друг детства был амаргом. Он погиб. А потом я ещё общался с одним. Мы почти подружились, несмотря на то, что именно он моего друга и убил.

Гаяш смотрел на Айдо как на сумасшедшего.

— Ой, у вас такой взгляд, — улыбнулся Брума. — То есть у тебя. Ну да, я понимаю, что со стороны звучит странно.

— Звучит не то чтобы странно, звучит немного страшно.

— Мой друг, который погиб, сам искал смерти. Он был… Нет, он не был, он стал преступником. Вот Шенди его и убил.

— Шенди?

— Да. Ты его знаешь? — обрадовался Айдо. Радость при упоминании имени убийцы своего друга показалась Гаяшу совершенно не логичной и даже немного пугающей.

— Знаю, — кивнул амарго. — Линуш был моим сокамерником.

— Ах, вот оно что! — продолжал радоваться медик. — Линуш — мой друг.

Гаяш хотел что-то ответить, но в этот момент со стороны капитанского мостика послышался властный голос, отдававший приказы матросам. Корабль покидал порт. Гаяш обернулся на капитана. Им оказался мужчина норт, которому на вид было около сорока. На нём была одета тёмно синяя форма и такого же цвета фуражка с чёрным козырьком. По тому, как он держался, даже просто по тому, как твёрдо и уверенно он стоял на ногах, Гаяш сделал вывод, что этому капитану можно было доверять. Хотя с доверием у Гаяша и были проблемы. Особенно теперь. Но странно было бы соглашаться на морское путешествие, не доверяя капитану. Сам Гаяш вряд ли смог бы сделать что-то, окажись он сейчас на капитанском мостике.

— Он меня пугает, — проговорил Айдо.

— Кто? — не понял Гаяш.

— Капитан.

— Почему?

— Не знаю. У меня мурашки по всему телу. И голос у него такой…

— Нормальный голос, — пожал плечами Гаяш.

— Пойду посмотрю, как колесо крутится, — сказал Айдо и зашагал к корме, стараясь не смотреть в сторону мостика.

Гаяш усмехнулся и наоборот подошёл поближе к мостику. Корабль взял курс в открытое море, и капитан отдал штурвал своего старпому. Увидел Гаяша, он спустился, подошёл к нему и протянул руку.

— Капитан Артур Латимор, — представился он.

— Гаяш, — ответил на рукопожатие амарго.

— А это кто? — взглядом указал капитан на Айдо, который, свесившись через борт, радостно наблюдал за крутящимся гребным колесом и брызгами от него.

— Врач.

— Хорошо, что я на здоровье особо не жалуюсь.

— Да, я тоже об этом подумал, когда его увидел.

— Ну, будем надеяться, что он всё-таки знаком с азами медицины. Скажите, господин Арде ведь с вами в одной каюте?

— Да, — кивнул Гаяш. — К несчастью.

— Он вам не нравится?

— Просто я знал его раньше.

— Вы не могли бы позвать его в кают-компанию? Мне надо с ним поговорить.

— Хорошо, я позову. А кают-компания это что?

— Это небольшой зал, где можно отдохнуть и пообщаться, — со снисходительной улыбкой объяснил Латимор.

Гаяш направился в каюту, где обнаружил Юджина у окна. Он любовался морем.

— Тебя капитан ждёт в кают-компании, — сказал амарго.

— Ага, спасибо, — отозвался Феникс.

— И ты знаешь, где это и что это?

— Догадываюсь. Ну, я пойду? Не скучай без меня.

Гаяш еле сдержал себя, чтобы не нагрубить в ответ. Юджин покинул каюту и пошёл по коридору в сторону носа корабля, где и обнаружилось небольшое помещение с диваном и столиком. Капитан только что зашёл туда и ожидал Арде.

— Здравствуйте, — с улыбкой заговорил Юджин. Капитан произвёл на него впечатление человека, который действительно был полноправным хозяином этого корабля. Поздоровавшись, Латимор предложил Юджину сесть, сам же остался стоять. У него была подтянутая фигура, а форма не могла скрыть рельеф мышц, когда капитан скрестил руки на груди, и Феникс сделал вывод о его физической силе и выносливости.

— Я понимаю всю важность нашей миссии, — проговорил капитан. — Надеюсь, вы тоже это осознаёте.

— Конечно, — кивнул Юджин. Ему было ужасно неловко сидеть, в то время как капитан стоял, да ещё и смотреть на него снизу вверх.

— Главой экспедиции формально и неформально являюсь я. Поэтому то, что вы будете писать в течение нашего путешествия, вы будете показывать мне. Вы ведь не будете возражать?

— Не буду. Я всё понимаю.

— Вот и замечательно.

— А мне уже сегодня начинать?

— Разумеется. Показывать мне будете в конце дня перед отбоем.

— А здесь будет отбой?

— Конечно.

— Но мы же не военные.

— Вы члены экспедиции. И вы сейчас под моим руководством. Я в ответе за вас с первого до последнего дня. И если в экспедиции не будет дисциплины, то успех её будет под сомнением. Это ясно?

— Ясно, — ответил Юджин. Перспектива отчитываться перед этим человеком каждый вечер казалась ему мрачной и печальной. — Я могу идти?

— Можете, — кивнул капитан. — По пути, будьте так добры, зайдите в каюту к господину Томлину и пригласите его ко мне.

— Слушаюсь.

Юджин постучал в каюту Родни и Айдо, в ответ была тишина. Тогда он просто открыл дверь и заглянул внутрь. На первом ярусе кровати, раскинув руки в стороны, спал Родни. Какое-то время Юджин смотрел на него. Потом всё-таки подошёл и коснулся плеча. Никакой реакции. Юджин коснулся снова, сжал и легонько потряс.

— А? Что? Уже? — Родни замотал головой и сел, удивлённо уставившись на него.

— Вас капитан ждёт в кают-компании, — сказал Юджин. — Простите, что разбудил, но капитан явно не из тех, кто прощает опоздания.

— Зачем я ему понадобился?

— Очевидно, чтобы рассказать вам о важности нашей экспедиции и потребовать какие-нибудь отчёты.

— Ааа, — протянул Родни. — Но это он прав.

— В чём?

— В важности экспедиции. Только идиот этого не понимает. Мы с вами пишем историю.

— Чью?

— Мира, друг мой, всего мира.

С этими словами Родни поднялся и зашагал к двери.

 

На третий день пути Гаяш начал маяться от скуки. Он не представлял, чем можно заниматься в замкнутом пространстве корабля. Его сосед по каюте либо писал в толстой тетради свои бортовые заметки, либо любовался морем на палубе, либо спал. И всё больше молчал, что приводило Гаяша в некоторое замешательство. Он хорошо помнил своё общение с книготорговцем в Айланорте, когда тот болтал без умолка и нёс чаще всего полную околесицу. Что случилось с ним теперь? Гаяш подозревал, что дело было в его внезапно воскресшем брате, про которого ему так никто ничего толком и не рассказал. Амарго решил во что бы то ни стало выпытать у Юджина правду и запланировал это на время после отбоя, когда им никто не сможет помешать.

Другие члены экспедиции раздражали Гаяша не меньше его соседа, если не больше. Хотя нет, врач не раздражал, но казался очень странным и словно не от мира сего. А вот учёный выглядел всезнайкой, да ещё и явно считал себя умнее других. Он употреблял в своей речи непонятные для Гаяша слова и каждый раз ехидно усмехался.

Самым нормальным человеком на корабле амарго считал старпома. Уже на второй день пути Брукс угостил Гаяша ромом, который оказался напитком не хуже текилы.

Сейчас Гаяш прогуливался по палубе, поражаясь тому, насколько бескрайним казалось море. Оно уходило к горизонту, сливаясь с небом. Сложно было представить, что где-то там впереди была земля.

— Мне показалось, вам скучно, — проговорил подошедший капитан.

— Есть такое, — кивнул Гаяш.

— Чем вы занимались в городе?

— Много чем. Служил в карауле, сидел в тюрьме, работал охранником.

— Какой вид спорта?

— Борьба.

— Я так и подумал. Хотите спарринг?

— С вами?

— Почему нет? Я стараюсь держать себя в форме. Среди моих матросов, к сожалению, нет достойного противника.

— Хорошо, — кивнул Гаяш. — Где и когда?

— Через четверть часа на корме, — ответил Латимор.

 

В каюту к Юджину вбежал Айдо с криком:

— Там Гаяш с капитаном дерётся!

Феникс подумал, что ослышался. От Гаяша он, конечно, мог ожидать чего угодно, но не от капитана. Последовав за Айдо на корму, Юджин с удивлением увидел, что тот был прав, хотя и не совсем. С первого взгляда Фениксу стало ясно, что это был обычный спарринг двух борцов, но никакая не драка. Противники бились с уважением друг к другу и по всем правилам этого вида спорта. Оба были по пояс обнажены, оба вспотели, у обоих в глазах горел азарт. Вокруг уже собрались зрители. Кроме Юджина и Айдо, там были старпом и парочка матросов. Противники бились почти на равных. Иногда Юджину казалось, что Гаяш был сильнее, но капитан не уступал ему в ловкости и быстроте реакции. Феникс задумался, смог бы он сам победить в схватке с Гаяшем, если бы дрался в полную силу, ведь до этого момента он никогда не видел амарго в деле. Юджин подозревал, что Гаяш был профессиональным борцом, но всё же не думал, что настолько умелым. Наконец, противники довольно пожали друг другу руки и разошлись. Матросов с кормы как ветром сдуло.

Вечером Юджин уже традиционно направился в кают-компанию, где его ждал капитан.

— Красивый был спарринг, — проговорил Феникс, протягивая ему тетрадь.

— Благодарю, — ответил Латимор. — Никогда бы не подумал, что вас может интересовать борьба.

— Я уважаю сильных людей.

— Но писать об этом не было необходимости, — взглянув в тетрадь, сказал капитан.

— О чём тогда? — спросил Юджин. — Пока мы не прибыли на землю, здесь ничего не происходит. Даже пейзаж не меняется.

— Для вас же лучше, что он не меняется, — усмехнулся Латимор. — Когда он изменится, это будет означать шторм. Не думаю, что кто-то на этом судне ему обрадуется.

— Так мне вырвать эту страницу?

— Оставьте, раз написали.

— Сколько нам ещё добираться до земли?

— Если погода будет нам благоприятствовать, то вполне можем быть там уже через две недели. У меня самый быстрый и оснащённый корабль в Айланорте. Можете идти.

Вернувшись в каюту, Юджин сел на кровать, прислонившись к стене и подобрав ноги. Закрыл глаза.

— Надо поговорить, — раздался сверху голос Гаяша.

— О чём? — отозвался Феникс.

Амарго спрыгнул с верхнего яруса и стал напротив кровати, внимательно смотря на него.

— Ты меня пугаешь, волк, — улыбнулся Юджин.

— Я хочу, чтобы ты мне рассказал всё о твоём брате. Это не просьба. Я требую. Я имею право знать.

— Мой брат работал на правительство. Я ничего об этом не знал.

— На правительство? Это как?

— Ну, вот почти как Шенди. Только Шенди для всех сыщик, агент шерифа, а Френсис был как бы в тайной службе. Я сам толком этого так и не понял. Брат не говорил мне. Ни слова. Собственно поэтому ты и попал в тюрьму из-за тех бумаг. Там была какая-то шифровка, видеть которую ты не имел права. Френсис на самом деле был прекрасным стрелком, он был уверен, что убьёт тебя на дуэли. Но у него был враг. И этот враг испортил его оружие. А потом человек из правительства, на которого Френсис работал, скрыл тот факт, что брат на самом деле выжил, хоть и находился в тяжелейшем состоянии. Он был в коме. Френсис долго лечился, а человек, на которого он работал, искал того, кто подстроил дуэль. Им оказался Ашез.

— Хозяин трактира? — удивился Гаяш.

— Да, — кивнул Юджин. — До того, как стать трактирщиком, Ашез тоже работал на правительство. Что-то они не поделили с Френсисом, я не знаю.

— Постой… Тогда, после гибели этого Ашеза Шенди тебя допрашивал. И ты потом был в странном состоянии. Я это помню. Что ты узнал тогда?

— Ничего особенного. Лишь то, что мой брат был этим самым секретным агентом, а я ничего не знал. А потом Френсис решил мстить. Ашезу, Люсии… Он…

— Сошёл с ума?

— Да.

— Ты поэтому отправился в экспедицию? Чтобы бежать от этого?

— Угадал, — улыбнулся Юджин.

 

Они попали в шторм на восьмой день пути. Небо внезапно потемнело, начался сильный дождь, а волны угрожающе покрылись белыми барашками. Капитан приказал всем укрыться в каютах и ни в коем случае не выходить на палубу. Юджин подвинул стул к окну и стал смотреть на волны и дождь. Стулья были единственным предметом мебели, который можно было передвигать. Кровать и стол были привинчены к полу, что в который раз напоминало Гаяшу о тюрьме.

— И не боишься? — поинтересовался амарго, наблюдая за Юджином. Сам он сидел на кровати, на месте своего соседа.

— Нет, — покачал головой он.

— А говорил, что трус.

— Это я высоты боюсь, да, а шторма нет. А ты?

— Капитан толковый мужик, и команда у него хорошая. Корабль прочный. Выдержит.

Волны становились всё сильнее, качка усилилась.

— Хорошо, что у тебя нет морской болезни, — проговорил Гаяш.

— Да, оказалось, что нет, — ответил Юджин. — Я сам не знал.

Стул, стоявший у стола, покачнулся и упал. Феникс схватился за стену.

— Иди сюда, — позвал его Гаяш. — Покалечишься, я с тобой возиться не хочу.

Юджин с улыбкой поднялся и сел рядом с ним. Дверь в каюту открылась, и на пороге появился Айдо.

— Я с ним больше не могу, — проговорил он. — Я помню, что я врач. И я всегда отличался невероятным терпением, но это не тот случай. Одно дело, когда ты общаешься с пациентом, а другое, когда ты живёшь с ним уже неделю.

— Что там с нашим учёным? — поинтересовался Юджин.

— Морская болезнь, что же ещё! Но это ладно, это я понимаю. Но он ведёт себя, как подросток. Он старше меня, а я чувствую себя его мамочкой.

— А капитан тогда папочка, — рассмеялся Феникс.

— Капитан, по-моему, единственный, кто его выдерживает.

— Их объединяет осознание великой цели нашей экспедиции.

Корабль в очередной раз качнуло, и Айдо едва не оказался на полу. Гаяш перебрался на второй ярус, и Брума сел на кровать рядом с Юджином.

— А что там, куда мы едем? — поинтересовался Гаяш. — Вы в курсе?

— Там материк, — ответил Айдо. — Или то, что от него осталось. Наши предки серьёзно пострадали от стихийных бедствий, поэтому вынуждены были оставить те земли и отправиться на поиски новых. Но уехали, конечно же, не все. Никто не знает, что случилось с той землёй и людьми, живущими на ней. Мы должны будем выяснить это. Родни мне все уши прожужжал тем, что там должен был поменяться климат, только в какую сторону, он не знает. Он разрывается между вечной зимой и пустыней.

— Мне оба варианта не особо нравятся, — сказал Юджин. — Я не люблю холод, и жару плохо переношу.

— Но в Айланорте же часто бывает жарко, — проговорил Гаяш.

— И я страдаю от этого.

— Я тоже, — вздохнул Айдо.

— На вас не угодишь, — хмыкнул амарго.

Дверь в каюту снова открылась, и вошёл совершенно зелёного цвета Родни. Покачнувшись, он вцепился в дверную ручку и проговорил:

— Если я умру, то вам придётся самим заниматься исследованием.

— Поверьте, — ответил Айдо, — от морской болезни ещё никто не умирал.

— Значит, я буду первым, — возразил Родни.

— Вы же ученый. Вы не верите статистике?

Томлин задумался. Корабль снова качнуло вместе с Родни. Не устояв на ногах, он упал на пол, зажав рукой рот.

— По-моему, его надо в гальюн, — проговорил Гаяш.

— И что ты на меня смотришь? — Айдо повернулся к Юджину.

— Ты врач, — пожал плечами тот.

Брума с неохотой поднялся и подошёл к всё ещё лежащему на полу Родни.

— Давайте, я провожу вас обратно в каюту, — сказал он. Томлин пробормотал что-то невразумительное. Айдо помог ему подняться, но ненадолго. Оба через мгновение оказались на полу. Гаяш молча спрыгнул с кровати, подошёл к Айдо и Родни, поднял обоих за шкирку, отпустил Бруму, но продолжил держать учёного. Практически вытащил его из каюты, затащил в каюту напротив и уложил там на кровать.

— Спасибо, — проговорил вошедший за ними Айдо.

— Приводи его в чувства, — ответил Гаяш и ушёл.

Шторм стих к утру. На следующий день море было тихим и спокойным. На голубом небе не было ни облачка, словно и не было никакого шторма. Юджин утром вышел на палубу и стоял у бортика, любуясь штилем. Через какое-то время к нему присоединился Родни. По сравнению со вчерашним, он выглядел будто заново родился.

— Вижу, вам лучше, — проговорил Юджин.

— О да, — довольно улыбнулся Родни. — Какой дивный воздух!

— Будем надеяться, что больше в шторм не попадём.

— Думаю, что так оно и будет. Послушайте, господин Арде, как вы живёте в одной каюте с этим невежественным, простите, чурбаном? Вы ведь интеллигентный образованный человек, очевидно не склонный к насилию.

Юджин рассмеялся.

— Что такое? — не понял Родни.

— Ничего, простите, — взял себя в руки Феникс. — Он не чурбан.

— Но согласитесь, что он невежественный.

— В чём-то он будет умнее нас с вами.

— Это невозможно.

— Не хочу с вами спорить.

— Но вы же согласитесь, что он из тех людей, кто решает всё насилием.

— Иногда по-другому и нельзя, — ответил Юджин.

— Всегда можно! — возразил Родни.

— Вот вы учёный. Вы животных случайно не изучали?

— Я изучал флору и фауну.

— Отлично. Скажите тогда, как выживают хищники?

— Не сравнивайте нас с животными. Мы наделены разумом.

— Только не говорите, что у животных разума нет, — улыбнулся Юджин.

— Есть, — кивнул Родни, — но не такой, как у человека. Именно поэтому человек смог изобрести речь, язык.

— А также оружие, деньги.

— Вы перегибаете палку.

— Хорошо, я с вами соглашусь. Насилие это плохо.

— Вот вы врёте, чтобы мне угодить. Но ладно, — улыбнулся Родни. — Я слишком хорошо себя чувствую, чтобы злиться на вас.

— Я вовсе не хочу, чтобы вы на меня злились. Нам нужно быть друзьями.

— Да, я тоже так считаю. Экспедиция должна сплотить нас.

— Вас и Гаяша.

Родни поморщился.

— Не до такой степени, — сказал он. — Пойду немного прогуляюсь по палубе. С вашего позволения.

Родни удалился, а Юджин снова развернулся к морю. В эту минуту он хотел, чтобы они никогда не прибывали на землю. Этому желанию Феникса не суждено было сбыться. На пятнадцатый день путешествия Юджин и Гаяш проснулись от криков матроса. «Земля!» Феникс выбрался из-под одеяла и поёжился. Утро было прохладным.

— Прибыли, похоже, — проговорил Гаяш. — А тебе опять снились кошмары.

— Прости, если мешал спать, — извинился Юджин.

Кошмары преследовали его почти всё путешествие. И если днём он брал себя в руки и даже запрещал себе думать о брате и приказе Роуста, то ночью во сне всё становилось слишком реальным. В который раз он видел Френсиса, как в тот последний день, когда он навестил его в клинике. На нём была смирительная рубашка, а рядом стояли два санитара со шприцами наготове. Они боялись его даже связанным. У Френсиса в глазах были слёзы. Настоящие, он не играл, и Юджин знал это. Его брат искренне не понимал, почему его держат взаперти, почему пичкают лекарствами. Во сне он всегда высвобождал себя из смирительной рубашки, вырубал обоих санитаров, а потом нападал на Юджина. Дальше сюжет сна развивался каждый раз по-новому. В этот раз Феникс позволил себя убить.

— Что тебе такое снится? — поинтересовался Гаяш.

— Брат, — ответил Юджин.

— Отпусти его.

— Легко сказать.

— Легко. Но сделать тоже можно. Если постараться. Вставай, пойдём посмотрим, что там за земля.

Вдвоём они вышли на палубу. Было холодно. Намного холоднее обычного. Юджин сразу почувствовал, что замерзает. Прямо по курсу в какой-то сизой дымке виднелась земля.

— Это что, снег? — спросил подошедший Айдо. Он кутался в одеяло, которое притащил с собой из каюты.

— Похоже на то, — ответил Гаяш. — Ну, или иней.

Корабль подходил ближе, и вдали появились очертания города.

— Как в книжке, — завороженно проговорил Юджин. — Про принцесс и драконов.

Город действительно напоминал средневековый. Крепостная стена с башенками, за которой виднелись крыши домов. Вдалеке на возвышенности виднелся настоящий замок, напоминавший Юджину картину, которую он купил когда-то у антиквара.

— Потрясающе, — сказал Родни. От холода у него посинел нос, но Томлин этого не замечал. — Потрясающе, — повторил он.

II

Etranger

Участники экспедиции во главе с капитаном Артуром Латимором покидали корабль «Айланорте», чтобы проститься с ним на неопределённый срок. Пароход под управлением старшего помощника Брукса отправлялся вдоль материка, огибая его с юга, чтоб ожидать капитана и пассажиров у восточного побережья, ровно на тех координатах, которые обозначил Латимор.

Довольный и сияющий Родни был одет в свитер и куртку. Он радовался, что угадал с одним из своих предположений по поводу зимы. Айдо выглядел замёрзшим и несчастным. Из тёплой одежды у него была только кофта, которая сейчас совсем его не спасала. Гаяш, казалось, вовсе не замечал холода, хотя поверх рубашки он всё же надел жилет. Юджин любовался открывающимся видом, кутаясь в светлый плащ с капюшоном. Капитан же остался в форме. Вооружены были только двое: Гаяш и Латимор. У обоих за поясами были револьверы. Юджин имел при себе дротики, о которых никто не знал. Он надеялся, что ему не придётся применять их. Да он и не собирался. У каждого через плечо была небольшая сумка со сменой одежды и провиантом. У Айдо имелись с собой все необходимые врачебные принадлежности. Пятёрка сошла на берег и двинулась по направлению к городу.

Когда они подошли ближе, то оказалось, что город окружён глубоким рвом, через который был перекинут мост, ведущий к городским воротам. Ворота были открыты, у входа стояли стражники в латах, вооружённые секирами.

— Я про такое только в книгах читал, — проговорил Юджин.

— Ага, — кивнул Айдо, — в сказках.

— Очевидно, их уровень развития остался на том же уровне, на каком он находился, когда наши предки покинули эти земли, — предположил Латимор.

— Думаю, вы правы. И это удивительно! — воскликнул Родни.

— Значит, и оружие у них на том же уровне? — спросил Гаяш.

— Наверняка, — кивнул капитан.

— И чем тогда пользовались? — поинтересовался Айдо. — Арбалетами?

— Да, — ответил Латимор. — Наши предки привезли в Айланорте аркебузы и пушки. Порох, которого не знали амарги.

— И взорвали наши храмы, — сказал Гаяш.

— Привезли цивилизацию, — вставил Родни.

— Думаю, сейчас не время и не место для подобных споров, — проговорил Юджин, видя, как изменился в лице Гаяш.

— Да, — согласился капитан. — Нам нужно попробовать войти в город и поговорить с местными правителем.

— Это будет историческая встреча! — торжественно произнёс Родни.

Когда путники приблизились к воротам, стражники направили на них оружие. Выражение их лиц не предвещало ничего хорошего.

— Мы путешественники, — с улыбкой заговорил Латимор. — Мы приехали с миром. Мы хотели бы поговорить с вашим правителем.

— А они хоть по-нашему понимают? — спросил Айдо.

— Должны, — ответил Родни. — Язык же отсюда был привезён.

— Вы странно одеты, — сказал один из стражников. — А вот тот, — он указал концом секиры на Гаяша, — вообще на амма похож.

— Кто это? — не понял амарго.

— Жители острова Фес, — объяснил Юджин.

— Мы прибыли издалека, — снова заговорил Латимор. — Из-за моря.

— Это неправда! — воскликнул второй стражник. — За морем ничего нет!

— Но ваши, вернее, наши общие предки много веков назад отправились за море и нашли там новую землю. Мы живём там.

— Наши предки погибли, это всем известно. Потому что за морем нет ничего, кроме моря. Там лишь стихия, которая забирает к себе всех нортов.

— То есть вы всё-таки называете себя нортами? — обрадовался Родни.

— Конечно! А как ещё мы должны себя называть?

— Тогда скажите, если вы считаете, что наши предки погибли, не добравшись до земли, то откуда мы знаем, что завоевателя Айланорте звали Фердинанд Монрой?

— Неудачная попытка, господин учёный, — тихо проговорил Юджин.

— Каждый ребёнок знает это, — усмехнулся стражник.

— Да, мы странно одеты, — вздохнув, сказал Латимор, — но это, потому что мы действительно прибыли издалека. Мы прибыли с миром. Пусть вопрос о нашем пребывании в вашем городе решит кто-то вышестоящий. Вы не находите, что я прав?

— Ладно, — проговорил стражник. — Мы проводим вас к наместнику. Только отдайте оружие.

Капитан протянул страже свой револьвер.

— Что это? — удивились те.

— Оружие, — с улыбкой ответил Латимор. — Уменьшенный вариант аркебузы и не надо перезаряжать так часто. Называется револьвер.

Стражник осторожно взял его в руки.

— Вы тоже, — капитан повернулся к Гаяшу. Тот с неохотой отдал свой револьвер страже. — Остальные не вооружены, как вы видите, — сказал Латимор.

— Ну, пошли, — кивнул стражник.

Они вошли в город. Дорога, ведущая от ворот, была достаточно широкой и вела, очевидно, на центральную площадь. Снега не ней почти не было, хотя он и лежал на крышах многих домов. Улочки, расходившиеся от дороги, были узкими, на некоторых, казалось, не поместилась бы даже повозка. Горожан на улицах было немного. Все встречные норты с удивлением и даже некоторым ужасом смотрели на чужеземцев. Внешность горожан была довольно типичная для нортов. Мужчины были одеты в узкие штаны, заправленные в сапоги, и что-то, похожее на тёплый жакет. Некоторые были в плащах. На женщинах были длинные платья, полностью скрывающие ноги, и поверх него были надеты тёплые жилеты или короткие плащи. У всех женщин на головах было что-то, похожее на чепец. Пахло в городе вовсе не морем и не морозной свежестью. От всех людей шёл неприятный запах, говоривший о том, что о гигиене здесь никто не вспоминает. На дороге то и дело встречались кучи конского навоза, которые явно никто не собирался убирать. Лицо Родни очень быстро приобрело зеленоватый оттенок, и Юджин подумал, что его сейчас стошнит прямо на месте, но учёный держался.

Наконец, стражник привёл путников к городской ратуше, которая располагалась на площади. Ратуша представляла собой высокое красивое здание с часовой башней. У входа стояла ещё парочка стражников с аркебузами. Они перемолвились парой слов и всё-таки пропустили чужеземцев внутрь. Там их попросили подождать, а через некоторое время к ним вышел мужчина средних лет, чья одежда выдавала в нём знатного человека. Его штаны были из дорогой ткани, сапоги украшал мех, а камзол сиял золотыми нитями.

— Моё имя Гвендаль Тар, волею её величества я наместник этого города. Кто вы такие и зачем прибыли?

— Мы прибыли по морю из далёких земель, — ответил Латимор. — Мы путешественники. Наша цель — узнать, что стало с этой землёй, которую когда-то покинули наши предки, чтобы основать новое государство за морем. Мы были бы рады наладить дружественные отношения с вами.

— Позвольте мне усомниться в ваших словах, — сказал Тар.

— Отчего же?

— Не существует никакой земли за морем, и это известный факт. Есть варварское поселение на севере. Есть наши давние враги — амма на востоке. Но за морем есть только море. Оно погубило не одну сотню нортов, желающих найти ту мифическую землю, о которой вы говорите.

— Но посмотрите на нашу одежду. Разве кто-то здесь одевается подобным образом? Мы можем продемонстрировать вам некоторые другие предметы нашего обихода, которые покажутся вам диковинными. Рискну предположить, что ни у амма, ни у тех, кого вы назвали варварами, нет ничего подобного.

— Но среди вас есть амма, — проговорил Тар.

— Вы ошибаетесь, — ответил Латимор. — Это амарго. Он всего лишь схож с амма внешне. Амарги — коренные жители тех земель, куда несколько веков назад прибыли наши общие предки. Я могу показать вам карты.

— Что ж, — задумался наместник, — я всё равно не верю вам, но я посмотрю на то, что вы хотите мне показать. Пройдёмте со мной. Но только вы один. Ваши спутники пусть подождут здесь.

— Послушайте! — возмутился Родни. — И со мной вам тоже надо говорить! Я ведь учёный!

— Хорошо, — Тар внимательно посмотрел на него. — Вы тоже можете пойти с нами. Остальные ждите.

— Не нравится мне всё это, — проговорил Гаяш, когда Тар удалился вместе с Латимором и Родни.

— Да, сказкой о драконах и принцессах тут не пахнет, — тихо сказал Юджин.

— Причём именно что не пахнет, — кивнул Айдо.

Через некоторое время к путешественникам вышло несколько вооружённых аркебузами человек.

— Нам было приказано сопровождать вас, — сказал один из них.

— Сопровождать куда, простите? — поинтересовался Юджин.

— В ваш дом.

— У нас будет дом? — удивился Айдо.

— Вам же надо где-то ночевать.

— Мы никуда не пойдём без капитана и учёного, — проговорил Гаяш.

— С вашими спутниками всё в порядке, их позже проводят в ваш дом.

— Думаю, нам лучше послушаться, — сказал Юджин. — Нам ведь пока не сделали ничего плохого. А то, что они вооружены, так их можно понять.

— Твоё «пока» не очень вдохновляет, — ответил Гаяш. — Но ладно, идём.

Вооружённые норты вывели их из здания ратуши и проводили в небольшой двухэтажный дом неподалёку. Он напоминал гостиницу или трактир с комнатами. На первом этаже был небольшой зал на два стола, на втором же были комнаты. Три двери. Путешественникам предложили зайти в одну из них, после чего дверь была за ними немедленно заперта.

— И что они собираются с нами делать? — спросил Айдо.

— Изучать, наверное, — предположил Юджин. — Нас пока не убивают.

— Опять твоё «пока»! — возмутился Гаяш.

— А что ты предлагаешь? — улыбнулся Феникс. — Между прочим, нормальная комната.

— С целой одной кроватью, — кивнул Айдо. — А если сюда приведут капитана и Родни, то всё станет ещё веселее.

Кроме кровати в комнате была ещё тумбочка. На этом мебель заканчивалась.

— Вообще-то мы можем бежать через окно, — сказал Гаяш. — Всего-то второй этаж.

— Мне интересно, куда ты хочешь бежать? — с улыбкой спросил Юджин.

— И зачем? — добавил Айдо.

Гаяш пожал плечами, бросил сумку на пол и опустился на кровать.

— Думаю, нам стоит немного подождать, — проговорил Феникс. — Подвинься.

И он сел рядом с Гаяшем. Притянул свою сумку, достал оттуда тетрадь, ручку и принялся писать.

— И охота тебе? — спросил амарго.

— С меня капитан это потом потребует. Я не думаю, что произошедшее с нами может сойти за отмазку.

— Точно не сойдёт, — кивнул Айдо. — Слушайте, я в туалет хочу.

— Мне кажется, тут с этим будут проблемы, — ответил Юджин.

— Почему?

— Думаешь, здесь есть система канализации? Ты людей на улицах видел? Запах помнишь?

— Я согласен сходить в туалет на улице, но не в комнате же! — сказал Айдо.

Гаяш поднялся, подошёл к двери и громко постучал.

— Чего надо? — спросил голос из-за двери.

— Отлить, — ответил Гаяш.

Дверь открылась и заглянувший мужчина спросил:

— Кому из вас?

— Всем, — улыбнулся Юджин.

Туалет в этой гостинице выглядел ещё хуже, чем пах. Когда все трое справили нужду и вышли оттуда, они увидели, что к ним привели Латимора и Родни.

— Что за вонь! — с ужасом воскликнул Томлин.

— Как успехи в переговорах? — поинтересовался Юджин.

— Пока не очень, — ответил капитан. — Но наместник здесь не главный. Городом правит королева.

— А ну, пошли наверх! — раздался голос одного из сопровождавших их нортов. Гаяша, Юджина и Айдо отвели обратно с ту же самую комнату, а Латимора с Родни отправили в соседнюю. Феникс сел на кровать и вернулся к своим записям. Айдо забрался на подоконник и стал наблюдать за улицей. Гаяш сел рядом с Юджином, затем взял свою сумку, открыл, достал бутерброд и начал есть.

— Волк проголодался? — не смотря в его сторону, проговорил Феникс.

— Мне просто скучно, — ответил Гаяш с набитым ртом.

— Ну, давай поиграем.

— Во что?

— В слова.

— Я тоже играю, — повернулся к ним Айдо.

— Тогда я начинаю, — улыбнулся Юджин. — Город. Теперь ты, волк, на «д».

— Я не соглашался играть, — ответил Гаяш.

— Ну, давай же!

— Дурак.

— Кошка, — сказал Айдо.

— Амарго, — Юджин.

— Опасность, — Гаяш.

— Тайна, — Айдо.

— Ангел, — Юджин.

— Ложь, — Гаяш.

— Жизнь, — Айдо.

— Ночь, — Юджин.

— Чушь, — Гаяш.

— Шушаник, — Айдо.

— Имена нельзя, — возразил Феникс.

— Тогда штопор, — ответил Айдо.

— Риск, — Юджин.

— Кровь, — Гаяш.

Дверь открылась, и вошедший норт принёс поднос с хлебом и водой. После того, как он ушёл, их больше не беспокоили.

— Наверное, нам действительно придётся здесь ночевать, — проговорил Юджин.

— Ну, ложитесь, — ответил Гаяш.

— А ты?

— Я сяду вон там у стены.

— Охранять нас будешь? — улыбнулся Феникс.

— Заткнись и ложись спать.

— Ты же не против? — Айдо сел на кровать рядом с Юджином.

— Спать с тобой?

— Ну, да, на одной кровати.

— Не против, — снова улыбнулся Феникс.

Айдо уснул очень быстро. Юджин осторожно слез с кровати и взглянул на Гаяша. Тот сидел, прислонившись к стене и закрыв глаза. Феникс не был уверен, что он спал. Юджин бесшумно подошёл к окну. Обернулся на Гаяша. Тот не двигался. Дыхание его было размеренным. Феникс надел плащ, тихо раскрыл окно и забрался на подоконник. Аккуратно спустился по стене вниз. Пошёл вдоль по тёмной пустынной улице. Дойдя до ратуши, Феникс обошёл её сзади и увидел чуть приоткрытое окно на втором этаже. Все эти треугольные выступы, свойственные подобной архитектуре, были как нельзя кстати. Южин поднялся наверх и заглянул в окно. За столом сидел Гвендаль Тар и внимательно рассматривал карту, которую ему, очевидно, оставил Латимор. Рядом на столе лежали револьверы Гаяша и капитана. В комнате было темно. Свеча на столе освещала только небольшой участок вокруг себя. Достав дротик, Феникс метнул его в свечу. Темнота стала кромешной. Быстро проникнув в комнату, Юджин забрал оружие, и пока Тар метался в поисках света, вылез через окно. Спрятав револьверы в плаще, Феникс зашагал обратно к гостинце. Снова забравшись на второй этаж, он приоткрыл окно соседней комнаты. Там на кровати спал Родни, а на полу — капитан. Юджин тихо слез с подоконника и положил револьвер в сумку Латимора, затем также бесшумно выбрался из комнаты и вернулся в соседнюю. Гаяш по-прежнему не двигался с места. Юджин положил револьвер в его сумку, снял плащ и лёг на кровать к Айдо.

Утром их разбудили крики с улицы.

— Кажется, что-то случилось, — проговорил Юджин, вставая и подходя к окну. Дверь в их комнату открылась, и тот норт, который вчера приносил им еду, грозно проговорил:

— Если вы в этом замешаны, то пеняйте на себя!

— В чём, можно узнать? — поинтересовался Феникс.

— Уже год у нас не случалось ничего подобного! И вот этой ночью была убита невинная девушка. Если вы связаны с колдовством, то знайте: вас приговорят к сожжению на костре.

— Причём здесь колдовство? — спросил Гаяш.

— Да потому что эта несчастная была принесена в жертву каким-то колдуном для проведения своего жуткого обряда!

— Вы уверены?

— Конечно, я уверен! Королева давно уже издала указ о запрете колдовства. И вот снова! Именно в ту ночь, когда вы появились в нашем городе. Случайность? Не верю! — и норт вышел, громко хлопнув дверью.

— Вот мы попали, — проговорил Айдо.

— Никуда ещё не попали, — возразил Гаяш.

— Обыскать их! — приказал вернувшийся норт своим вооружённым короткими мечами товарищам.

Гаяш спокойно отдал им свою сумку, будучи уверенным, что в его одежде и еде точно не было ничего, связанного с колдовством. А нож у него был спрятан в сапоге. К удивлению Гаяша, а также всех присутствовавших в сумке обнаружился револьвер, который вчера у него забрал стражник.

— Как он сюда попал? — удивился амарго.

— Так это они сами, наверное, подбросили, — предположил Айдо.

— Подбросили, — согласился Юджин, понимая всю нелепость ситуации.

— Револьвер! — раздался крик из соседней комнаты.

— И здесь тоже!

— Теперь точно попали, — вздохнул Айдо.

Вещи отобрали у всех пятерых. Особенно сокрушался Родни, у которого в сумке был какой-то жутко важный атлас. Айдо решил, что медикаменты им вряд ли понадобятся, если их решат сжечь на костре, поэтому не возражал, когда у него их забрали. Когда путешественников вывели из гостиницы и повели в местную тюрьму, у Гаяша возникла мысль попробовать бежать, чтобы потом вытащить остальных. Но при попытке бегства он получил удар по голове и укол секирой в бок.

— Не стоит больше так делать, — проговорил Латимор. — Не сейчас, Гаяш.

Юджин испытывал дикое чувство вины. Он готов был убить себя, только бы перестать мучиться этим глупым болезненным чувством. Когда их подвели к зданию тюрьмы, Феникс повернулся к одному из нортов и заявил:

— Я признаюсь. Я колдун.

— Ты совсем спятил? — проговорил Гаяш, держась за раненый бок.

— Не слушайте его. Они вообще не знали ничего, когда со мной связались. Вашей королеве угрожает опасность. Если она не желает этого, то пусть лично встретится со мной. Если убьёте меня, то потом сами пожалеете, когда королева погибнет.

— Вот идиот, — пробормотал Гаяш. Юджина оглушили ударом по голове и потащили куда-то в сторону.

Оставшихся четверых привели в большую камеру, пол которой был застелен сеном. Кроме них, там уже был один узник, молодой мужчина. Он был хорош собою, стройный, даже скорее худой, с русыми волосами и тёмно-синими глазами. Его лицо было бледным, но оставалось каким-то светлым и добрым.

— Здравствуйте, — немного испуганно проговорил он.

— Доброе утро, — ответил ему капитан.

— Не сильно оно доброе, — сказал Айдо. — Гаяш, дай я посмотрю рану.

— Что ты там посмотришь, когда у тебя всё отобрали? — отозвался амарго.

— Перевязать всё равно смогу. Можно же кусок одежды оторвать.

— Ладно, — согласился Гаяш.

— Вот, — проговорил узник, — вода есть. Промыть.

И он протянул жестяной стакан с водой.

— Спасибо, — кивнул Айдо.

Родни подошёл к решётке на двери, вцепился в прутья и закричал:

— Вы не имеете право нас держать здесь! Мы свободные жители свободной страны! Мы не преступники! Держать нас здесь незаконно!

— Бедный, — проговорил узник.

— Как вас зовут и за что вы здесь? — поинтересовался Латимор, садясь рядом с ним.

— Меня зовут Жюль, и я колдун, — ответил тот.

— Так уж и колдун? — усмехнулся капитан.

— Да, — пожал плечами Жюль.

— Тогда разрешите представиться, господин колдун, я Артур Латимор, капитан корабля «Айланорте», а это мои товарищи по путешествию: наш воин Гаяш, медик Айдо Брума и тот, что кричит у двери — это учёный Родни Томлин.

— Колдунов не бывает, — развернувшись, проговорил Родни. — Всё непонятное можно объяснить наукой.

— Вы тоже так считаете? — спросил Жюль капитана.

— Я верю в то, что можно увидеть или потрогать. Если вы докажете, что вы умеете колдовать, я поверю.

— Присоединяюсь к капитану, — проговорил Гаяш. — Тоже готов поверить в любую чертовщину, если сам лично увижу.

— А я вам просто верю, — сказал Айдо, закончивший перевязывать рану. — Колдун так колдун.

— Так в чём заключается ваше колдовство? — поинтересовался Латимор.

— Я лечу людей, — ответил Жюль.

— Я тоже, — сказал Айдо. — Я теперь тоже колдун?

— Нет, если вы медик. Вы ведь изучали науки?

— Конечно, изучал.

— А я не изучал. Я просто лечу.

— Чем?

— Травами, отварами, словами, руками.

— Это называется знахарь. И в этом нет ничего колдовского. Это нормально. Это даже наука может объяснить. Ведь верно, Родни?

— Ну да, — кивнул тот. — Знахари существуют. С этим не поспоришь.

— Может, вы делаете что-то ещё? — спросил Латимор.

— Нет, — ответил Жюль. — Но для королевы и этого достаточно.

— Чем же её так пугает колдовство?

— Не знаю. Но она ненавидит колдунов.

Гаяш думал о том, что сделали с Юджином. Он готов был сам убить этого идиота за его безрассудность. Что за нелепая идея — взять вину на себя?

— Юджина убили, наверное, — словно ответил его мыслям Родни.

— Что за бред ты несёшь? — возмутился Гаяш.

— Мы ничего не знаем, — сказал Латимор, — поэтому не будем делать поспешных выводов.

— А кто это? — спросил Жюль.

— Наш пятый спутник. Юджин Арде. Писатель.

— Что он сделал?

— Признался в колдовстве.

— Его сожгут, как и меня, — просто сказал Жюль.

— Сожгут? — ужаснулся Айдо.

— За колдовство сжигают на костре.

— Вообще нас всех тут обвинили в колдовстве, — бледнея, проговорил Родни. — Но они не имеют права! Это же нельзя так… Это какие-то варварские первобытные обычаи!

— По приказу королевы сожгли уже всех колдунов. Мало кто остался, — сказал Жюль.

— Но не сожгут же они его просто так? Раньше нас? — проговорил Гаяш.

— Думаю, что нас сожгут всех вместе в один день, — ответил Жюль.

— Почему тогда он не с нами сейчас?

— Потому что он заявил, что знает об угрозе королеве, — сказал Латимор. — Не знаю, к чему это приведёт.

— Да ни к чему! — воскликнул Гаяш. — Ни к чему хорошему! Бежать нам надо отсюда.

 

Юджин очнулся в комнате с богатым убранством. По сравнению со всем, что было в городе, эта комната действительно напоминала сказку. Так в них жили принцессы. Те самые, что с драконами. Юджин лежал на кушетке, перед ним был столик с резными ножками. На столике стоял позолоченный графин. На стенах комнаты были тканевые бордовые обои, напротив кушетки и столика стояло бархатное кресло в тон обоям. Юджин сел, голова почти не кружилась. Он понял, что его не обыскивали, или обыскивали не тщательно. Да и плащ всё ещё был на нём. Феникс поднялся с кушетки и подошёл к окну. Вид просто поражал. Город как на ладони. Юджин понял, что он находился в том самом замке, который они увидели ещё издалека. Сзади послышались шаги, и в комнату вошёл мужчина, одетый в длинный узкие штаны, скорее напоминавшие чулки, и ещё одни короткие штаны сверху, но уже более пышные. Его камзол напоминал тот, что был надет на наместнике. Его русые волосы были опрятно уложены, а на лице застыло снисходительно улыбчивое выражение. Юджин понял, что этот человек явно занимал высокое положение в этом замке.

— Очнулись? — проговорил он.

— Да, — кивнул Феникс.

— Вы утверждаете, что знаете о какой-то угрозе для королевы?

— Да.

— Так расскажите мне.

— А вы кто?

— Первый министр Нэжвилля Антуан Лоррен, — важно представился мужчина.

— Я буду говорить только с королевой, — сказал Юджин.

— Да кто вы такой?

— Я Феникс.

Услышав это имя, Лоррен вдруг переменился в лице и быстро покинул комнату.

— Как интересно, — проговорил Юджин. Какое-то время он пробыл в комнате один, любуясь городом. Затем министр вернулся.

— Её величество, королева Нэжвилля, Анабель Белоснежная ожидает вас.

Лоррен проводил Юджина в большой зал, где на троне восседала женщина, одетая в длинное белое платье, полностью закрывающее её тело, однако, оставляющее прекрасное представление о её хорошей фигуре. Её волосы были светлее самого светлого блондина, которого Юджин когда-либо встречал в Айланорте. Лицо было бледным с красивыми правильными чертами. Феникс учтиво поклонился.

— Что ты хотел сказать мне, чужеземец? — властно спросила королева.

— Я скажу вам это только наедине, — ответил Юджин.

— Я могу удалить своего первого министра, но не могу оставить тронный зал без охраны, — с лёгкой улыбкой проговорила Анабель.

— Так удалите его.

— Не слишком ли вы дерзки?

— Нет.

— Что ж. Антуан, оставьте нас.

Министр с поклоном покинул тронный зал. Теперь кроме королевы и Юджина, здесь была только охрана. Два человека, вооружённых аркебузами, ещё двое с мечами и двое с секирами у дверей.

— Я слушаю тебя, — сказала Анабель.

— Моё имя Феникс, — проговорил Юджин. — И я знаю об опасности, которая вам грозит.

— Если ты действительно Феникс, то чем ты можешь доказать это?

— Например, этим, — и он достал из-под одежды свой кулон с выгравированной птицей. — Можете посмотреть.

— Подойди ближе.

Юджин приблизился к трону, видя, как напряглись охранники, и показал королеве кулон. Анабель склонилась к нему, взяв кулон в руки. Юджин почувствовал её дыхание на своём лице.

— Ты действительно Феникс, — проговорила королева, отпуская кулон. — Ты тот, кто хранит наш город уже много веков. Ты пришёл, чтобы сказать, что мне угрожает опасность?

— Да, — кивнул Юджин.

— Тогда говори.

— Я скажу. Но сначала позвольте мне рассказать о тех людях, что прибыли со мной. Ваше величество, выслушайте то, что я расскажу о земле, которую они оставили, чтобы увидеть вас.

— Я слушаю тебя, — кивнула Анабель. Юджин начал свой рассказ, а королева его внимательно слушала, ни разу не перебив. Когда же он замолчал, Анабель проговорила:

— Если это действительно так, то я была бы рада наладить союзнические отношения с нортами за морем. Однако…

— Да, ваше величество?

— Мне нужны будут гарантии того, что это соглашение мирное.

— Какие гарантии вы хотите?

— Об этом поговорим позже. Теперь скажи мне, что ты знаешь о грозящей мне опасности.

— Только после того, как вы распорядитесь освободить моих спутников.

— Хорошо, — королева улыбнулась и подозвала одного из охранников. — Ты слышал наш разговор? — спросила она. Тот кивнул. — Тогда передай моему министру, что я приказываю освободить чужеземцев из-под стражи и пригласить их в мой замок в качестве почётных гостей. И верните им их вещи.

— Благодарю вас, ваше величество, — поклонился Юджин.

— Теперь говори! — потребовала королева.

— Вам угрожает серьёзная опасность от того человека, который ночью принёс в жертву невинную девушку, — сказал Феникс.

— И что мне делать?

— Вы могли бы попросить меня и моих спутников помочь вам найти его. Вы сами сказали, что я тот, кто должен охранять вас.

— Я принимаю твоё предложение, Феникс.

 

После очередных истошных воплей Родни у решётки появился тюремщик.

— Что ты так орёшь? — возмутился он. — Поспать не даёшь спокойно.

— Но у нас тут труп, — сказал подошедший Айдо.

— Какой труп?

— Обыкновенный. Человеческий. Поверьте, я как медик могу отличить труп от не трупа.

— Сажали живых. Откуда труп?

— Один был ранен вообще-то. Оказалось, что ранение было в печень. Знаете такой жизненно важный орган?

— Что ты несёшь?

— Я всего лишь говорю, что у нас тут труп, а вот он, — Айдо показал на Родни, — не выносит вида покойника. Так что он будет и дальше орать.

— Да чтоб вас! — выругался тюремщик и удалился. Вскоре он вернулся с двумя стражниками. У одного в руках была аркебуза, у второго секира. Тюремщик открыл дверь.

— Показывайте ваш труп, — проговорил он. Айдо повёл его к лежавшему на полу Гаяшу. В тот момент, когда тюремщик склонился над телом, Латимор схватился за аркебузу одного из стражников, направляя её дуло в потолок. После этого резко вскочивший Гаяш бросился на другого стражника, ранив его ножом, который амарго давно припрятал в сапоге. Айдо повис на секире этого стражника и умудрился выхватить её из рук раненого. Между тем Латимор выиграл борьбу с другим стражником и оглушил его ударом приклада по голове. Опешивший тюремщик отбивался от ударов навалившихся на него Родни и Жюля. Подоспевший Гаяш вырубил тюремщика и забрал его ключи. Вся компания покинула камеру. Гаяш вооружился секирой, отдав свой нож Айдо. У Латимора в руках была аркебуза. Родни держался за разбитую губу. Жюль взял у Гаяша ключи и запер дверь камеры. На выходе оказалось ещё двое стражников с секирами. Оба получили по удару по затылку от Гаяша и Латимора. Родни поднял секиру одного из них, жалуясь, что она тяжёлая. Вторую взял Жюль. Все пятеро вышли из здания тюрьмы.

— Надо идти к ратуше, — сказал Гаяш. — Этот наместник наверняка знает, куда увели писателя.

Латимор кивнул.

 

Королева попросила Юджина рассказать ещё что-нибудь о тех землях, с которых он прибыл, и он продолжил свой рассказ.

— Ваше величество! — проговорил вошедший министр. — Чужеземцы, которых вы приказали освободить, бежали из тюрьмы и захватили ратушу.

— Быстро же они, — прошептал Юджин, а громче добавил, — Ваше величество, теперь вы видите, что они именно те люди, кто может помочь вам. Они сильнее вашей охраны.

— В твоих словах есть смысл, Феникс. Чего они требуют, Лоррен?

— Освободить Юджина Арде.

Феникс был крайне удивлён, услышав такое, но не показал этого.

— Они знают меня под таким именем, — сказал он. — Думаю, мне нужно переговорить с ними и всё объяснить.

— Хорошо, — кивнула королева. — Вы пойдёте туда с моим министром. Я буду ждать вас здесь.

— Но вы должны знать, ваше величество, — проговорил Лоррен, — что они сбежали в компании колдуна, казнь которого должна состояться на днях.

— Колдун должен быть возвращён в тюрьму и казнён, — холодно сказала Анабель.

— Разумеется, ваше величество, — кивнул Юджин. — Думаю, он просто воспользовался ситуацией и примкнул к моим спутникам. Они с радостью выдадут вам его.

— Идите, — сказала королева. — Жду вашего возвращения.

В сопровождении Лоррена и десяти вооружённых стражников Юджин покинул замок. Там их ждал паланкин. Министр и Феникс сели в него, и их понесли в город. У ратуши паланкин был поставлен на мостовую. Лоррен вышел первым и громко крикнул:

— С вами говорит первый министр Нэжвилля Антуан Лоррен. Ваш спутник Юджин Арде со мной. Он будет говорить с одним из вас. Пусть этот человек выйдет сюда.

— Я действительно здесь! — крикнул Феникс, выходя из паланкина. Через минуту из ратуши вышел капитан Латимор, вооружённый аркебузой. — Позвольте нам поговорить, — попросил Юджин.

— Говорите, — кивнул министр. Феникс отвёл капитана в сторону.

— Вас как раз должны были освободить, — сказал Юджин. — Я договорился с королевой.

— Каким образом вы могли с ней договориться, если вы объявили себя колдуном? — спросил Латимор.

— Дело в том, что у них есть поверье, будто бы некий Феникс охраняет этот город и королеву. У меня с детства есть кулон с изображением феникса. Что-то вроде оберега. И теперь королева думает, что я и есть тот самый Феникс. Я рассказал ей, кто вы и откуда. Она поверила. Но я наплёл, что ей будто бы угрожает опасность, иначе она не стала бы меня слушать. Мне в голову не пришло ничего лучше, как сказать, что опасность исходит от того, кто ночью убил невинную девушку. Теперь мы должны помочь королеве найти его. Тогда нас отпустят с миром.

— Что ж, — задумчиво проговорил капитан, — неплохо.

— Только есть ещё кое-что, — сказал Юджин. — С вами бежал какой-то колдун?

— Да.

— Королева настаивает, что его нужно вернуть в тюрьму.

— Чтобы его сожгли?

— Видимо, да. Что это за колдун?

— Молодой парень, знахарь. Он уж точно не заслуживает быть сожжённым.

— Но если вы будете защищать его, вас тоже обвинят в колдовстве. Снова. И всё пойдёт насмарку.

— И что вы предлагаете?

— Отдать его. Затем помочь королеве найти этого преступника. Она согласна отдать нам наши вещи и встретить в замке как почётных гостей. У королевы явно какое-то личное предубеждение против колдунов. Значит, и казнь будет публичная, я уверен. Она сама захочет посмотреть. И тогда мы освободим этого парня. Но мы сможем это сделать, лишь заработав доверие королевы. Сделать это можно, лишь отдав его сейчас.

— Откуда у простого книготорговца такие рассуждения? — спросил Латимор. — Да, я знаю, что вы работали обычным книготорговцем.

— Я читал много приключенческих и исторических книг, — улыбнулся Юджин.

— Хорошо. Я согласен с вашим планом.

— Всё, я договорился, — сказал Феникс министру. — Сейчас они выйдут и выдадут охране колдуна.

Латимор удалился в ратушу. Он вернулся минут через пять вместе со всеми участниками экспедиции, а также наместником Таром и Жюлем. Молодой знахарь выглядел опечаленными и потерянным. Стражники схватили его за руки и поволокли в сторону тюрьмы.

— Рад, что с вами всё в порядке, — с улыбкой проговорил Юджин.

— Как вы могли позволить снова арестовать его? — возмутился Родни.

— Заткнись, — грубо сказал ему Гаяш.

Всем путешественникам вернули отобранные вещи, а затем они направились в замок королевы.

III

Hiver

Королева Анабель Белоснежная с улыбкой поприветствовала всех гостей своего замка и удалилась в свои покои, оставив путешественников общаться с первым министром Антуаном Лорреном. Он предложил всем сесть за большой стол и распорядился об обеде.

— Её величество дала мне понять, что вы можете помочь нам в поимке этого ужасного колдуна, — проговорил он, сев во главе стола.

— Да, мы обязательно поможем вам, — ответил Латимор, сидевший по правую руку от министра. — Но у нас будет к вам небольшая просьба.

— Какая же?

— Мы хотели бы одеться, как подобает жителям вашего славного города. Мы понимаем, что наша одежда выдаёт в нас чужаков.

— Думаю, это можно устроить, — кивнул министр.

— А того парня действительно сожгут? — спросил Родни, который сидел рядом с капитаном.

— Если вы говорите о колдуне, который по какой-то нелепой случайности оказался с вами в ратуше, то да, — ответил Лоррен.

— Но почему у вас такие жестокие законы? — возмутился было Родни, но получил сильный пинок под столом от сидевшего рядом Айдо.

— Простите нашего друга, — вмешался в разговор Юджин, сидевший напротив капитана. — Он сильно устал с дороги и не очень понимает, что происходит. Мы же все прекрасно понимаем, что за колдовство нужно казнить.

— Может, перейдём к делу? — заговорил Гаяш, сидевший рядом с ним.

— Да, — кивнул Латимор, — расскажите нам, что произошло ночью.

— Погибла девушка, дочь уважаемого человека, графа Кордо, — начал Лоррен. — Её имя было Маэва. Она собиралась замуж. Минувшим вечером она не вернулась от модистки. Конечно, её стали разыскивать, но безуспешно. Ранним утром её тело нашли охотники на опушке леса на севере. Несчастной перерезали горло, а её кровью на снегу нарисовали какие-то колдовские знаки.

— Они сохранились? — поинтересовался Юджин.

— Да. Кто их будет трогать? А снег сегодня не шёл.

— Нам нужно будет взглянуть на эти знаки, — сказал Латимор. — А также поговорить с отцом Маэвы и её женихом. Это возможно?

— Да, — кивнул Лоррен.

После обеда путешественников проводили к портному, у которого был также магазин с уже пошитой одеждой. Лоррен распорядился, чтобы гостям её величества была предоставлена подходящая одежда. В итоге все, кроме Гаяша, оказались в обтягивающих штанах, заправленных в сапоги, жакетах и коротких плащах. Гаяш наотрез отказался надевать эту «бабскую одежду» и с большим трудом, но нашёл себе штаны, которые больше были похожи на те, что носили в Айланорте. Жакет он выбрал самый простой, а также тёмный плащ.

Затем им показали, как идти к лесу, куда путники и хотели направиться, но министр отозвал в сторону Юджина.

— Её величество желает видеть вас в замке, — сказал он.

— Но я должен пойти с моими спутниками, — попытался возразить Феникс.

— Её величество ждёт. Или вы хотите ослушаться королеву?

— Конечно же, не хочу, — улыбнулся Юджин.

— В чём дело? — спросил подошедший Гаяш.

— Вы пойдёте без меня, — ответил Феникс.

— То есть как?

— Меня ждёт королева.

— Зачем?

— Не знаю.

— Так не пойдёт, — возмутился Гаяш.

— Успокойся, волк, — Юджин похлопал его по плечу. — У вас есть дело. Идите.

— Мне это не нравится. Нельзя оставлять тебя одного.

— Прошлый раз со мной же ничего не случилось. Вот уж не думал, что ты так будешь переживать за меня, — рассмеялся Феникс.

— Придурок. Это моя работа.

— Защищать меня?

— Всех вас.

— Но королева ждёт меня одного.

— Потому что ты наплёл ей всякой чуши!

— Не кричи. Идите и разберитесь с этим ритуальным убийством. Уверен, вы справитесь.

И Юджин ушёл вслед за министром. Лоррен привёл его вовсе не в тронный зал замка, а в королевские покои, вернее, в будуар — небольшую уютную комнату, ведущую в спальню её величества. Анабель сидела в кресле, одетая в платье, которое Юджин скорее назвал бы пеньюаром. С улыбкой королева предложила гостю сесть в соседнее кресло.

— Вижу, вы переоделись, — сказала она. — Вам идёт.

— Благодарю, — ответил Юджин. — Вы хотели меня видеть.

— Да. Настало время поговорить о гарантиях.

— Каких гарантиях?

— Того, что земля, откуда прибыли твои друзья, станет для меня дружественной.

— И что же это за гарантии?

— Я увидела, как твои друзья тебя ценят. И это понятно. Ты Феникс. Поэтому я приняла решение. Ты останешься со мной. Это и будет гарантией.

— Позвольте ещё вопрос?

— Да.

— А что будет, если я не останусь?

— Тогда ты сам выберешь того, кого из твоих друзей казнят вместе с колдуном. А потом вы можете возвращаться на свою родину.

— Ваше величество, а вы не думаете, что мы можем просто сбежать?

— Вы, конечно, сильнее моей охраны. Но не всей охраны. И не всего Нэжвилля. Если я объявлю, что вы преступники, то вы и шагу сделать не сможете.

— Я понимаю, — ответил Феникс. — Но в качестве кого я останусь здесь? Вашего пленника?

— Отчего же? — снова заулыбалась королева. — Моего жениха.

— Жениха? — такого поворота Юджин точно не ожидал.

— Конечно. Разве не ты Феникс? Разве не ты должен защищать корону? Стань моим мужем и это будет лучшая защита. Стань моим королём.

— И это нормально с политической точки зрения?

— А что ненормального?

— Я не королевской крови.

— Ты Феникс. Этого достаточно.

— Да, я Феникс, — вздохнул Юджин. — И что я теперь должен делать?

— Ты уже всё сделал. Ты предупредил меня об опасность. Ты привёл людей, которые устранят опасность. Теперь просто живи в моём замке и наслаждайся жизнью. Но, конечно, не забывай об ответственности.

— Я буду жить здесь?

— Конечно. Мои покои теперь твои. Ты почти что мой муж.

— Почти.

— Я уже отдала распоряжение объявить о нашем скором бракосочетании.

— Скором?

— Конечно, всё нужно успеть приготовить. Поэтому свадьба состоится через месяц, — проговорила королева.

Юджин облегчённо вздохнул.

 

Тем временем Гаяш, Латимор, Айдо и Родни пришли на опушку леса, в то самое место, где было совершено убийство Маэвы Кордо. Как им и описывали место преступления, на снегу действительно были нарисованы какие-то знаки. Кровью.

— Кому-нибудь это хоть о чём-нибудь говорит? — спросил Гаяш, подходя ближе.

— Признаться, нет, — ответил капитан.

— Похоже на какой-то мифический язык, — предположил Айдо.

— Учёный, ты же учёный, — сказал Гаяш, повернувшись к Родни.

— Если вы думаете, что я должен знать всё и читать любые знаки, то вы… — Томлин замолчал, внимательно глядя на рисунки на снегу, — правы, — закончил он.

— Вы знаете, что это? — спросил Латимор.

— Да, — довольно ответил Родни.

— И? — Гаяша он снова начал раздражать.

— Это язык, которым пользовались норты ещё до изобретения той буквенной системы, которой мы с вами пользуемся. Это руны.

— Руны? — переспросил Айдо. — Мы что-то проходили…

— Проходить мало, господин Брума, — деловито проговорил Родни. — Их надо понимать.

— Так ты их понимаешь или нет? — почти заорал Гаяш.

— Спокойно, — сказал Латимор. — Господин Томлин, будьте так любезны, переведите нам, что здесь написано.

— Здесь написано следующее: трон пошатнулся, — проговорил Родни. — Да, именно так. Пошатнулся. Более точного слова я не подберу.

— Выходит, что это при… писатель угадал? — удивился Гаяш.

— С угрозой королеве? — ответил Латимор. — Получается, что да.

— Ну и вляпались же мы, — вздохнул Айдо.

— Что ж, думаю, здесь всего два варианта, — проигнорировав последнее замечание Брумы, проговорил капитан. — Либо кто-то хотел убить именно эту девушку и обставил это ритуальным убийством для прикрытия. Либо это действительно угроза королеве. И я склонен предположить, что скорее это второе.

— Почему? — спросил Родни.

— Потому что если бы человек просто хотел что-то изобразить, он не подходил бы к этому так серьёзно. И уж вряд ли бы делал надпись рунами со смыслом.

— Согласен, — кивнул Гаяш. — Значит, надо копать ближе к замку.

Четвёрка вернулась в город как раз в тот момент, когда на центральной площади стал собираться народ.

— Что-то случилось, — обеспокоенно заметил Айдо.

Смешавшись с толпой, путники тоже направились к площади. Оказалось, что в центре её стоял глашатай и ждал, пока толпа станет побольше, чтобы сделать важное объявление. Когда размеры толпы его удовлетворили, он прокашлялся и громко заговорил, вернее, закричал.

— Слушайте! Слушайте! Слушайте! Важное событие! Наша королева, её величество Анабель Белоснежная объявила о своём предстоящем браке! Ровно через месяц состоится её свадьба с Фениксом, который явился в Нэжвилль, чтобы охранять её и всех нас!

Гаяшу показалось, что он ослышался, и будто специально для него глашатай прокричал эту новость ещё дважды.

— Это у него такой план? — робко предположил Айдо.